«День защитника Отечества» и «русские израильтяне»

Прошлый 2017 год был богат на знаковые для израильтян круглые даты. От 50-летия Шестидневной войны 1967 года и 70-летия судьбоносного для страны голосования в ООН в ноябре 1947 года, открывшей путь провозглашению Государства Израиль – и до столетия двух революций в ноябре 1917 года. Октябрьской (положившей начало коммунистическому режиму) и сионистской (Декларация Бальфура и начало оформления еврейского «государства в пути» на территории Британского мандата в Западной Палестине). То есть двух событий, разделивших «российское» еврейство на тех, кто дал себя увлечь надеждами (в их «красном» или «белом» варианте) на политическую свободу и социальное равенство в постреволюционной России. И тех, кто стал ядром «поколения основателей» Израиля.

Не менее «урожайным» на знаковые события явно станет и этот, 2018 год. Понятно, что первыми в очереди будут такие даты как 70-летие образования Государства Израиль и 100-летие завершения Первой мировой войны, радикально изменившей геополитический расклад на Ближнем Востоке, во многих своих параметрах остававшийся почти неизменным на протяжении следующего века. Другим памятным датам «с двумя нулями» явно повезло или повезет намного меньше. Среди них – исполнившееся 23 февраля столетие официально установленной в СССР даты создания Красной/Советской Армии, отмечаемой в современной России как «День защитника отечества».

Основная масса израильтян практически не обратила внимания на это событие, но в русскоязычном сегменте израильского интернета обсуждение (которое в какой-то момент было поддержано и в других сегментах Рунета) этой темы было довольно оживленным. Спектр поднимаемых моментов простирался от загрузки армейских фотографий, личных историй и забавных армейских баек, и до эмоциональных обсуждений образа фактического создателя РККА Льва Давидовича Троцкого и в целом роли евреев в русской революции и Гражданской и Второй мировой (Великой Отечественной) войнах.

Но если отрешиться от виртуальных дискуссий, для основной массы репатриантов, не считая ветеранов «горячих точек» и небольшой группы иммигрантов самой последней волны, он потерял всякий существенный смысл. За исключением, разумеется, «гражданской», или неполитической составляющей этой даты, оставшейся не слишком важным, но все же пока не исчезнувшим элементом семейной традиции и культурного наследия страны исхода. Отношения к этому факту «русских» израильтян существенно различаются.

«При Брежневе этот день стал вторым [после 8 марта – авт.] однополым праздником СССР. Меня, мальчишку, это возмущало – не из-за исторических нестыковок (я ничего не знал об этом), а из-за того, что я четко знал – в их армии я служить не буду», — пишет бывший участник подпольного религиозного движения в СССР и редактор «Российской еврейской энциклопедии» Зеэв Вагнер. «Кончилась Советская власть, и 23 февраля превратился сначала в День вооруженных сил, а в 1993 – в День защитника Отечества… самое смешное и бредовое в том, что тысячи наших нынешних и бывших сограждан отмечают этот день в Израиле. И не задумываются о том, что в нашей стране, воюющей постоянно, в стране, где огромный процент людей служил и служит, нет такого праздника. Как нет и десятков других советских «профессиональных» праздников. И слава Б-гу!»[1] Противоположное суждение высказал бизнесмен и блоггер  Таль Шахар: «Для меня 23 февраля – не День СоветскойАрмии. Это праздник моей семьи, в которой мой дед, отец, родной старший брат, брат моей бабушки, мой зять, все они были настоящими офицерами, не запятнавшими чести и мундира. Поэтому вчера было очень и очень брезгливо получать уродливые картинки от тех, для кого 23 февраля — день получения в подарок очередных носков, бритв и одеколонов».  С ним оказался в целом солидарен журналист Семен Кацив: «В бывшем СССР и в СНГ [23 февраля] всегда считался мужским праздником. Дело не в празднике, а в памяти, которую бережёт каждый, как часть своей жизни».

Во многом эти наблюдения подтверждаются исследованием культурной идентификации выходцев из бывшего СССР в Израиле, проведенным несколько лет назад социологическим Институтом ПОРИ, по программе, предложенной автором этих строк. Данное исследование включало в себя и такой компонент, как отношение респондентов к праздникам и памятным датам – традиционным еврейским, «новым» израильским, и праздникам страны исхода. Согласно собранным исследователями данным, популярность этого праздника была обратно пропорциональна стажу респондентов в стране (наиболее высокой – более 30% — была доля тех, кто так или иначе отмечает 23 февраля, была среди репатриантов, приехавших после 2000 года, против чуть более пятой части тех, кто репатриировался в 1988-1994 гг.).

В целом, лишь 11% респондентов отметили, что они регулярно отмечают День Советской Армии/защитника Отечества, еще 14% признали, что делают это редко, и еще 50 процентов заявили, что не отмечают «День Советской Армии» никогда или почти никогда. Причем, что логично, доля мужчин, положительно отметивших первый вариант ответа, была вдвое выше, чем среди женщин. Закономерно, и то, что среди респондентов в возрасте 55-64 лет и 65 лет и старше, таких было, соответственно, втрое и вчетверо больше, чем, например, среди молодежи до 25 лет.

Интереснее другое: в категории «продвинутого молодого возраста» (26-40 лет) доля тех, кто отмечает 23 февраля «часто или почти всегда» также оказалось в два с половиной раза больше, а «редко» — вдвое больше, чем среди близких к ним по многим другим параметрам 18-25-летним.  А среди респондентов «раннего среднего возраста» (41-54 года) оказалось 30% респондентов, то есть, больше, чем в какой-либо другой возрастной категории, тех, кто выбрал вариант «как правило, я не отмечаю этот праздник, но тем не менее, он имеет для меня значение».

Вероятно, этот феномен можно объяснить тем фактом, что в сознании представителей «полуторного поколения» – тех, кто родились в бывшем СССР, но учились в средних и старших классах школы уже Израиле и служили в ЦАХАЛе, произошла некоторая социологическая инверсия (пост)советского опыта на новую реальность – эти молодые люди, нередко воспринимают его как День защитников СВОЕГО Отечества (то есть Израиля). И подобный подход представители данного поколения нередко считают уместным и для подачи «израильской повестки дня» в общинных образовательных проектах не только в Израиле, но и в диаспоре.

Сказанное заставляет предположить, что влияние этого элемента постсоветской традиции, все более «израилизируясь», исчезнет из повестки для «русскоязычной» общины Израиля еще очень нескоро.

 

[1] Зеэв Вагнер, «Красный рудимент», http://9tv.co.il/news/2018/02/23/254470.html

43.84MB | MySQL:89 | 0,803sec