О массовом выступлении суфиев в Иране

19 февраля с.г. в северном пригороде иранской столицы Тегеране произошло массовое выступление представителей секты суфиев, которые остались фактически незамеченными основными средствами массовой информации. Хотя традиционно на них отреагировали американцы. Собственно последний по времени антииранский демарш постоянного представителя США в ООН Н.Хейли во многом был связан и с этими событиями. Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли в воскресенье 25 февраля с.г. возмутилась предстоящим выступлением иранского министра на сессии Совета по правам человека (СПЧ) в Женеве.  Министр юстиции Исламской Республики Али Реза Авайя выступит перед СПЧ на следующей неделе. Прозападные правозащитники обвиняют его в причастности к расправам над политическими заключенными в конце 1980-х годов. В 2011 году в отношении него были введены санкции Евросоюза, которые запрещают ему въезд в страны регионального сообщества. Швейцария не является членом ЕС, поэтому рестрикции не помешают приезду Авайи в Женеву. «Совету по правам человека должно быть стыдно за то, что он позволяет г-ну Авайе выступать перед своими членами. Совет в очередной раз дискредитировал себя, позволив серийным нарушителям прав человека отобрать у него работу и насмехаться над возложенной на него задачей по поощрению всеобщих прав человека. Это лишь подтверждает призыв Соединенных Штатов к проведению столь необходимых реформ в Совете, чтобы он стоил нашего времени и наших денег», — говорится в письменном заявлении американского постпреда. Суть основных претензий к СПЧ со стороны Вашингтона — это конечно четко антиизраильский настрой этой структуры, но в данном случае американцы пытаются конечно везде, где только возможно, поднять тему нарушения Ираном прав человека. Тем самым создается нужный фон для ревизии сделки по иранской ядерной программе (ИЯП). Трехмесячный срок принятия окончательного решения истекает, и в администрации Белого дома лихорадочно ищут выход из патовой ситуации, в которую она сама себе загнала. По истечении этого срока президенту США Д.Трампу предстоит сделать сложный выбор: либо выйти из сделки и тем самым попасть в международную изоляцию (никто из европейских союзников его в этой политике не поддерживает); либо остаться, и тем самым потерять лицо в очередной раз.
Но вернемся к иранским протестам суфиев. Столкновения с силами правопорядка были ожесточенными. В результате погибло пять офицеров правопорядка. Трое в результате наезда автобуса, один был задавлен автомобилем, и еще один банально зарезан. Полиция применила слезоточивый газ и открыла огонь на поражение. Количество убитых демонстрантов до сих пор неизвестно. Некоторые эксперты говорят о нескольких десятках человек. Точно известно, что более трехсот участников беспорядков были задержаны. Поводом для беспорядков стал арест полицией молодого человека, который является родственником одного из руководителей секты. Официально — за осуществление мошеннических действий, чем собственно выходцы из этой секты традиционно грешат. При этом различные НПО (в основном американские) в унисон заговорили про преследование «многих миллионов суфиев» в Иране по религиозному признаку. При этом официальных данных о численности суфиев в Иране нет. Представители этого течения проживают в провинциях Белуджистан, Курдистан, Систан, Луристан и Туркменсахра. Столицей иранских суфиев традиционно считается город Гонадаб (одноименное название ордена суфизма «Гонабад»). По некоторым данным, в Иране проживает до четырех миллионов приверженцев этой секты. Со времен Исламской революции, суфии претерпевали насильственную политику властей в отношении себя как конфессионального меньшинства: суфийские адепты подвергались гонениям, святыни – разрушались, места жительства суфиев были атакованы. Так в 2006 году были арестованы более 1460 дервишей, два года спустя был уничтожен суфийский центр в городе Боруджерд, а в 2009 году – центр в городе Гонабад. 4 сентября 2011 года был расстрелян в процессе еженедельных суфийских церемоний дервиш Вахид Банани. С тех пор каких-то серьезных столкновений или репрессий в отношении суфиев не отмечалось, что косвенно свидетельствовало о том, что власти и руководство секты нашли некий компромисс совместного проживания. Нынешние волнения, по оценкам экспертов, были спонтанными и не имели централизованного характера. На это указывает тот факт, что они носили очень локальный характер и не были поддержаны в других центрах проживания суфиев. Волнения прошли незамеченными социальными сетями. Эксперты также отмечают, что скорее всего они не были связаны каким-то образом с прошедшими недавно массовыми протестами в многих иранских городах. Американские разведисточники при этом вообще во многом этот выплеск недовольства проигнорировали. По крайней мере, они не смогли дать ни реальных причин этих событий, ни числа их участников, ни их связи с какими-то зарубежными центрами влияния. Единственное, в чем они практически солидарны, так это в том, что эти волнения не имеют никаких тенденций к продолжению или расширению. Это собственно логично, поскольку недавние волнения в Иране носили надконфессиональный и чисто экономический характер. В данном случае мы видим скорее всего исключительно бытовые и локальные причины. В первом случае — волнения пытались оседлать сторонники ультраконсервативного лагеря для того, чтобы пошатнуть позиции президента Х.Роухани в рамках проводимой им политики по дистанцированию КСИР от экономических рычагов влияния. Во втором — узкоконфессиональный выплеск недовольства, скорее всего по бытовым мотивам. Но тем не менее, мы бы не стали преуменьшать значение таких эпизодов, поскольку курс США и КСА на иранском направлении в принципе очевиден: использование любых межконфессиональных противоречий внутри Ирана, будь то арабы-ахвазы, белуджи или суфии для стимулирования внутренней дестабилизации.

43.88MB | MySQL:92 | 0,940sec