Турецкая экономика и прямые иностранные инвестиции

Турецкая экономика в значительной мере зависит от притока иностранного капитала и прямых иностранных инвестиций. В эпоху глобализации это утверждение, принятое на вооружение турецким руководством уже довольно давно, смотрится более чем логичным.

При этом, практически любая страна (или регион страны) при привлечении иностранных инвесторов действует в наши дни строго по установленному шаблону. Создается агентство по привлечению прямых иностранных инвестиций, а это агентство, в свою очередь, нанимает дизайнеров, которые рисуют красивую презентацию. Ну, а презентации в наши дни – практически у всех одинаковые, сделанные по одним и тем же лекалам.

Надо показать, сколько населения в стране, насколько оно молодое, образованное и в трудовом смысле дисциплинированное, и также — какими темпами подрастает. Кроме того, каждая страна проводит циркулем на карте вокруг себя несколько кругов малого, среднего и большого диаметра с тем, чтобы показать, к каким ещё рынкам сбыта своей продукции и услуг может добраться иностранный инвестор за час, два и три полетного времени. Далее агентства по привлечению инвестиций с этими гастролями колесят по всему миру, обещая, что они помогут каждому иностранному инвестору всеми силами на каждом этапе жизни его проекта, стоит только проинвестировать деньги.

Турция эту схему довольно давно освоила, привнеся в нее некоторые, присущие стране нюансы в виде тезисов про «мост между Востоком и Западом», «перекресток цивилизаций» и прочее. Это работало приблизительно до 2011 года, когда страна находилась на подъеме в экономическом и политическом смысле и представлялась инвесторам тихой гаванью в бурлящем Ближнем Востоке. При этом по своей бизнес-культуре, и это справедливо, являясь страной, пусть и не совсем с европейской трудовой этикой, но заметным образом стремящейся к ней. На этой волне, плюс через приватизацию доселе государственных активов, туркам удавалось привлекать иностранный капитал в страну.

Но каждая история имеет свое начало, середину и конец. В отношении Турции можно сказать, что отчетливо приближается третья фаза. Приватизировать в стране по большому счету больше нечего (разве что сахарные заводы, вокруг которых сейчас столько скандалов – В.К.). Что же до проектов с нуля, то политические риски Турции сейчас весьма высоки, а налоговая система ощиплет каждого предпринимателя задолго до того, как он заработает в стране свою первую турецкую лиру. Плюс к высоким налогам, Турция стала страной с не самой дешевой рабочей силой и с высокими накладными расходами, включая стоимость топлива и электроэнергии.

Разумеется, немалые надежды возлагаются страной на крупные инфраструктурные проекты, включая, в частности, канал «Стамбул» или скоростные железные дороги. Мы не раз говорили о том, что канал «Стамбул» имеет хорошие шансы на свою реализацию, хотя вопрос зарабатывания на нем в итоге денег лежит в несколько иной плоскости. Что же до скоростных железных дорог – это огромный вопрос. Все понятно, кроме того, зачем это? В Турции — хорошо с аэропортами и авиакомпаниями, включая лоукостеров. А просторы у страны не российские и не китайские, где железные дороги – архиважны.

И потом инвестиции инвестициям рознь. Строительство канала «Стамбул» или очередной ветки, пусть даже и скоростной, железной дороги не окажет прямого влияния на турецкую экономику. Равно как и передача какого-нибудь очередного сахарного завода иностранному инвестору. Основные предприятия в стране уже построены, а турецкий рынок раскален от конкуренции буквально добела.

Сейчас в стране идет немало разговоров про налаживание производства полностью национального легкового автомобиля, для чего страна пытается подтягивать к себе иностранных инвесторов для создания предприятий по выпуску ключевых узлов, в частности, двигателей и аккумуляторов. То есть, речь идет о создании компонентной базы. И здесь возникает вполне законный вопрос, а зачем иностранным инвесторам создавать в Турции автомобильную промышленность при наличии в ней же отличной и высококонкурентной автосборки? Чтобы конкурировать с немцами, французами, американцами, корейцами, японцами и даже немного с Россией (в определенной рыночной нише)? А равно как с подбирающимся ко всем этим странам Китаем? План по тому, чтобы пересадить свое население на отечественный автопром для Турции нереален ни в краткосрочной, ни в среднесрочной перспективе.

То же, в общих чертах, и происходит с созданием национального самолета в рамках проекта, у которого будущее пока ну никак не просматривается.

Если же не говорить про традиционные отрасли, вроде авиа- и автомобилестроения, то может быть у Турции есть будущее в современных IT-технологиях?

И снова нет: Турция не создала к настоящему времени ни одной торговой марки, значимой в мировом масштабе. Скажем, у России, с её отнюдь не радужной экономической ситуацией, всё же есть Лаборатория Касперского, Яндекс и пока ещё Телеграмм. Ничем подобным Турция похвастаться не может, хотя и говорит достаточно уверенно о том, что неплохо бы ей вскочить на подножку поездка «промышленность 4.0» и «искусственный интеллект».

Подводя черту скажем, Турция заняла определенную нишу в мировом распределении труда и это ниша — товаров со средней добавленной стоимостью. И в этом смысле на иностранные инвестиции она рассчитывать может, равно как и в традиционное для себя строительство инфраструктуры. Однако, инвестиций, которые бы обеспечивали стране качественный рост, туркам в нынешней ситуации будет добиться очень сложно. А, следовательно, период следующего правления, по-видимому все же президента Р.Т.Эрдогана, пройдет в стране не самым простым образом.

43.92MB | MySQL:92 | 0,973sec