О социально-политической ситуации в Тунисе

Генеральный секретарь «Всеобщего союза тунисских трудящихся» (главный профсоюз страны UGTT) Нуреддин Табуби заявил во вторник, что в Тунисе на 10 и 12 июля запланировано проведение акций протеста с требованием об улучшении социальной ситуации в стране. Об этом сообщила радиостанция «Мозаик ФМ». «Государство принимает решения, не заботясь о положении населения, которое стало нестабильным, — указал он. — Тунис никогда не находился в такой сложной ситуации, связанной с дороговизной жизни, с момента обретения независимости (20 марта 1956 года)». Как отмечает радиостанция, Табуби спрогнозировал «взрыв и социальную революцию в связи с политикой обнищания, которую проводит правительство». Кроме того, глава профсоюза поставил под сомнение распространяемые Национальным институтов статистики данные. Финансовый кризис в Тунисе разразился после событий 2011 года. Стабилизировать обстановку в стране не позволяют сложная внутриполитическая ситуация, сопровождаемая конфликтами в правящих кругах, проблемами в области экономики, вызванными ростом инфляции и уровня безработицы, коррупцией и ухудшением ситуации в социальной сфере. Произошедшая в 2015 году серия резонансных террористических актов ударила по одной из ключевых отраслей тунисской экономики — туризму, спровоцировала резкий уход с тунисского рынка крупных иностранных инвесторов и еще больше усугубила положение дел в республике. Все это конечно так, но вопрос с забастовкой в данном случае надо рассматривать гораздо шире, нежели чем просто недовольство населения экономическими реформами или безработицей. Дело в жестком противостоянии со стороны премьера Ю.Шахеда, которого поддерживают старые промышленные кланы, бывшие влиятельные фигуры из ближайшего окружения свергнутого президента Бен Али, и партия главного диссидента из рядов правящей коалиции «Призыв Туниса» Марзуки, и с другой стороны — «Призыв  Туниса» и «Ан-Нахды» по вопросу наследования власти. Ю.Шахед видит в должности будущего президента себя, а  действующий президент Беджи Каид Эссебси — своего сына.  И на этом фоне одна из главных составляющих правящей коалиции «Призыв  Туниса» UGTT раскачивает лодку, стараясь добиться  ухода премьера в отставку. На этом фоне заметно ухудшаются отношения  между МВФ (Международным валютным фондом) и Тунисом. Согласно данным ряда источников, МВФ только что отложил визит в Тунис своего директора по Ближнему Востоку и Центральной Азии Джихада Азура, назначенного на 30 июня, и даже угрожает заморозить  очередной транш финансовой помощи.  МВФ уведомил Ю.Шахеда о задержке транша около десяти дней назад, и сейчас его  правительство буквально заваливает штаб-квартиру фонда письмами с просьбой пересмотреть это решение. И это собственно понятно: этот транш дает возможность Шахеду купировать социальное недовольство путем отсрочки проведения непопулярных реформ на период после проведения выборов в 2019 году. Позиция МВФ в этой ситуации более прозаична: он ждет исхода этой конкурентной выборной гонки с тем, чтобы разваривать уже с устоявшимся правительством. На сегодня и действующий президент, и Ю.Шахед в силу репутационных и электоральных рисков стремятся эти реформы отложить.   А их суть, согласно рекомендациям МВФ, проста: сокращение государственных субсидий (топливо, предметы первой необходимости), сокращение субсидий за коммунальные услуги,  увеличение НДС и «конкурентная» девальвация динара. Эти условия для  предоставления нового транша. Их уже отклонили основные партии  «Призыв  Туниса» и «Ан-Нахда», а профсоюз UGTT, который в течение нескольких месяцев призывал к отставке Шахеда, расценил их как casus belli и причину для новых забастовок.

В этой связи  МВФ угрожает заморозить четвертый транш помощи из своей расширенной кредитной линии, или 250 млн долларов, которые, как ожидается,  должны быть были получены  в июле. До этого МВФ  уже задерживало второй транш в декабре 2016 года. Третий взнос был выплачен в марте прошлого года (тогда США наложили вето, но затем поменяли свою позицию и воздержались). В этой связи сейчас МВФ поставили свои условия для четвертого транша. Это гарантии тунисского правительства в рамках обеспечения этого кредита путем фактического внесения в залог «социальной и дорожной инфраструктуры, публичных компаний и государственных банков».  И собственно это момент (возможность правительства пойти на такой шаг ради сохранения премьера в активной политической обойме) сейчас и вызывает новые социальные протесты, которые умело управляются со стороны  Беджи Каида Эссебси и исламистов.

Помимо этого, на судьбу нового транша прямое влияние может оказать и результаты прошедшего 28 июня заседания ФАТФ с точки зрения принятия доклада Туниса о его мерах в рамках борьбы с отмыванием денег.  Этот доклад, который представил  Генеральный секретарь Тунисской комиссии по финансовому анализу (CTAF) Лотфи Хашиш готовился в страшной спешке. И его итоги двойственные. По нашим данным, признано, что Тунис добился определенного прогресса рамках контроля в этой сфере в связи банковским и юридическим секторами. Но вот законопроект о прозрачности национального реестра компаний и внесение поправок в Закон о борьбе с отмыванием денег в 2015 году, отправлены под сукно  Ассамблеей народных представителей. Напомним, что там решающее слово имеет как раз «Призыв  Туниса» и исламисты.  ФАТФ не обладает полномочиями по наложению санкций, но за ее рекомендациями обычно следуют государства-члены этой организации. Европейская комиссия уже внесла Тунис в список стран, которые «вероятно, в значительной степени подвержены отмыванию денег и финансированию терроризма» в феврале прошлого года  на основе выводов именно ФАТФ. И  этот момент вряд ли серьезно изменится по итогам нынешнего заседания этой структуры. А это означает фактический барьер для иностранных инвестиций в страну.

52.59MB | MySQL:103 | 0,466sec