Политико-стратегические аспекты израильской военной операции в секторе Газа

С момента начала Израилем масштабной военной операции в Газе прошло уже две недели. К уже освоенным политологами и журналистами, пишущими о Ближнем Востоке, поэтическим названиям «Гроздья гнева», «Дни воздаяния», «Защитная стена», «Радуга в облаках» и другим (так назывались операции ЦАХАЛа в Южном Ливане и на контролируемых территориях в прошлые годы), добавилось новое: «Летние дожди». Вот уж, действительно, невозможно не вспомнить строки К. Симонова: «Жди, когда наводят грусть // Желтые дожди»… Операция израильской армии в Газе не может не наводить грусть.

Выведя из сектора в августе 2005 года поселенцев (их было около семи с половиной тысяч) и войска (численность которых была вдвое больше), Израиль вновь вынужден был вернуться в Газу. Подчеркнем, речь не идет о том, что ограниченный воинский контингент введен на короткий, заранее оговоренный срок в какой-либо из районов сектора – наоборот, сегодня силы ЦАХАЛа контролируют и южную, и северную части Газы, причем в операции принимают участие и сухопутные войска (прежде всего, артиллерия), и военно-воздушные силы, и военно-морской флот. Выведя шесть лет назад (в мае 2000 года) войска из так называемой «зоны безопасности» в Южном Ливане, Израиль в целом закончил войну на северных границах, однако выход из Газы не продержался и года: силы ЦАХАЛа, среди прочего, вновь заняли территории, на которых до августа 2005 г. находились еврейские поселения Дугит и Алей-Синай.

Однако повторно (а если точнее, в третий раз – не забудем о первом периоде израильского контроля над сектором с ноября 1956 по март 1957 гг.) ввести войска в Газу едва ли не легче, чем их будет потом оттуда вывести. Премьер-министр Э. Ольмерт неоднократно заявил о том, что операция в Газе будет проводиться столько, сколько потребуется для достижения указанных целей: освобождения плененного ефрейтора Гилада Шалита и прекращения обстрелов города Сдерот и других израильских населенных пунктов ракетами «Кассам». Словно отвечая Э. Ольмерту, 4 июля ракета «Кассам», пролетев 12 километров, впервые разорвалась в жилом районе города Ашкелон, недалеко от школы «Ронсон» (зданию школы был нанесен серьезный ущерб, по счастливому стечению обстоятельств обошлось без человеческих жертв). Всего же за первые десять дней июля на территории Израиля упали 38 палестинских ракет; Гилад Шалит остается в плену, и никаких реальных данных о его судьбе нет. Понятно, что в этой ситуации израильское руководство не может объявить о том, что цели операции достигнуты, и армия может быть выведена из Газы. Израиль вновь оказывается в «ловушке Газы»…

Подобно американским оккупационным войскам в Ираке и силам ЦАХАЛа в Ливане, едва ли не важнейшей задачей израильской армии в Газе становится забота о безопасности собственных солдат и офицеров. Каждый погибший или раненый военнослужащий станет причиной для того, чтобы разобраться с виновниками его гибели или ранения – а это значит, что о выводе войск речь идти не будет. В Ливане израильские силы пробыли три года (1982–1985); за время войны погибли 659 солдат и офицеров, а место секулярных революционеров ФАТХа и других палестинских организаций заняла исповедующая радикальный ислам «Хизбалла». Американцы находятся в Ираке уже три года, и за это время они потеряли более двух тысяч солдат и офицеров; опять таки, параллельно с этим в стране усилились позиции радикальных исламистов, а теракты с десятками погибших каждые несколько дней сотрясают Багдад. Учитывая этот крайне негативный опыт, Израилю крайне важно не наступить на те же грабли: продолжительная оккупация Газы может привезти лишь к тому, что ливанско–иракский сценарий повторится в третий раз.

Э. Ольмерт, кажется, вполне понимает это, о чем свидетельствуют его слова: «У нас нет намерения повторно оккупировать Газу». Проблема в том, что у главы правительства Израиля нет разумной программы, которой бы он следовал, и в рамках которой может стать понятно, зачем израильские силы вошли в Газу, и как и когда им оттуда уходить. Можно лишь изумиться абсурдному высказыванию Э. Ольмерта, сказанному 10 июля: «Я мечтаю о том же, о чем и президент Буш – два государства, живущие рядом друг с другом без террора и насилия». Учитывая полную нереалистичность подобного сценария в настоящее время, эти мечты никак не назовешь безобидными фантазиями. Правительству Э. Ольмерта нужно выработать план успешного ведения силовой операции в Газе и сроков ее окончания, исходя из понимания того, что острота палестино-израильского конфликта при этом не уменьшиться. Политическая линия президента Дж. Буша, лейтмотивом которой является пребывание в Ираке американских оккупационных войск до тех пор, пока в этой стране не прекратятся террор и насилие, привела ситуацию в тупик: террор и насилие не прекращаются, американцы, соответственно, не могут вывести свои войска, которые давно уже забыли о «великой миссии» демократизации отсталого Востока, а заняты почти исключительно самообороной, и конца этому не видно. Если Э. Ольмерт попытается взять на вооружению подобную парадигму применительно к Газе, это станет трагедией для еврейского демократического государства.

Автор считает совершенно верным решение израильского руководства бросить все силы на освобождение захваченного в плен 19-летнего военнослужащего. Невозможно даже сравнивать активность израильских руководителей, с ограниченными возможностями российских властей в ситуации захвата четверых сотрудников посольства Российской Федерации в Ираке. При этом следует отметить, что Россия не ведет войну в Ираке, а потому ответственность за похищение россиян лежала не только на боевиках, но и на коалиционных войсках во главе с США, и Россия имела полное право требовать от США сделать все возможное для поиска захваченных боевиками дипломатов и сотрудников посольства. Однако фигуры первого ряда мировой политики не уделяли похищению четверых россиян практически никакого внимания, в сводках новостей оно не занимало ни первого, ни второго места, при том что в это время никаких других чрезвычайных событий не происходило. Ситуация Гилада Шалита гораздо хуже, он – не дипломат, а военный, причем армия, в которой он служит, на протяжении многих лет ведет вооруженные действия против палестинских арабов. Вызывает восхищение позиция руководства Израиля, которое не разводило руками со словами «жаль, конечно, но что можно сделать?!», а приняло самые жесткие ответные меры, включая арест восьми министров палестинского правительства и семнадцати депутатов Законодательного совета ПНА от движения ХАМАС. Исламисты бросили Израилю перчатку – и эта перчатка была поднята, причем едва ли не самым адекватным образом.

Можно долго говорить о том, что похищение Г. Шалита – только повод, что Израиль в любом случае рано или поздно начал бы военную операцию против правительства ХАМАСа. Слова Э. Ольмерта отчетливо и недвусмысленно выражают отношение израильского руководство к новому палестинскому кабинету: «Впервые в истории было создано правительство, сплошь состоящее из террористов. Это не правительство, поддерживающее террор, это правительство, управляющее террором, это правительство террора, и поэтому мы арестовали их министров. Они были арестованы, поскольку у нас были доказательства их причастности к террористической деятельности. Мы арестовали тех, кто использовал демократию для руководства террором на Ближнем Востоке». Да, похищение Г. Шалита только повод – и что с того? Посещение группой депутатов Кнессета от блока «Ликуд» во главе с Ариэлем Шароном Храмовой горы 28 сентября 2000 г. тоже было только поводом для палестинцев возобновить интифаду, и справедливы слова Д. Росса о том, что израильским государственным деятелям трудно было совершить столь неподходящий поступок в столь неподходящее время в столь неподходящем месте. Эти же слова можно повторить и в отношении палестинцев: ничего не воспринимается в Израиле хуже, чем похищение людей, в особенности военнослужащих; ничего не провоцировало бы Израиль больше, чем теракт, совершенный на границе Израиле с Газой и Египтом, учитывая, что меньше года назад Израиль добровольно отказался и от контроля над Газой, и от контроля над границей сектора с Арабской Республикой Египет (так называемый «Филадельфийский коридор»). В сентябре 2000 г. руководство ПНА искало повод перейти от Кемп-Дэвидских переговоров к новому витку конфронтации – и Ариэль Шарон, поднявшись на Храмовую гору (что он, с израильской точки зрения, имел законное право сделать), такой повод палестинцам преподнес. Сейчас израильское правительство искало легитимный повод лишить движение ХАМАС властных рычагов на Западном берегу и в Газе – теракт в Керем-Шалом и похищение Гилада Шалита как раз и стали таким поводом. Исламские радикалы посеяли бурю, и едва ли они сами удивляются тому, что теперь они пожинают ее плоды.

Сказанное выше не должно отвлекать от главного: уже сегодня Израилю необходимо четко осознавать, каковы реально достижимые цели воинского контингента в Газе, когда они могут быть достигнуты, и как и на каких условиях Израиль может вывести войска, чтобы это не выглядело бегством, подобно уходу американцев из Вьетнама, а сил ЦАХАЛа – из Южного Ливана. Только если Израиль будет знать, как и когда он закончит операцию в Газе, сама эта операция может быть успешной.

50.44MB | MySQL:92 | 1,193sec