Израиль в начале нового еврейского года

Наступление очередного еврейского года, которое по традиции знаменует начало осенних праздников иудейского календаря, в Израиле является поводом для подведения итогов за пришедший год и прогнозов на будущее. Не стал исключением и канун нового 5779 еврейского года, начало которого на этот раз пришлось на вечер 9 сентября 2018 года.

К этой дате ряд израильских газет, а также электронных и профессиональных изданий выпустили развернутые репортажи и аналитические материалы, касающиеся проблем и достижений страны за предыдущий еврейский год в сфере демографии, экономики, политики и дипломатии еврейского государства, а также оценки состояния общественных настроений в стране.

Достижения и вызовы

Прошедший год демонстрировал продолжение характерной для последних лет позитивной демографической динамики в стране: по состоянию на начало сентября с. г. население Израиля достигло 8.9 млн человек, из которых 6.625 млн (74%) принадлежали к «титульной нации» еврейского государства. Еще 1.864 млн насчитывают арабы-мусульмане и другие арабоязычные этносы, и 418 тыс. – других групп, основную массу из которых составляют члены семей евреев-репатриантов нееврейского и смешанного происхождения, не зарегистрированных МВД в качестве евреев, но в социологическом смысле, то есть ментально и идеологически, как правило, считающих себя частью еврейского коллектива страны. В итоге, в Израиле сегодня проживает почти 45% от насчитывающихся в мире 14.7 млн евреев, составляя тем самым, крупнейшую еврейскую общину Земного шара.

Продолжающийся рост еврейского и общего населения Израиля – в 11 раз с момента провозглашения независимости, вдвое за последние тридцать лет и на 1.9%, или на 162 тыс. человек в прошлом еврейском году – проистекает из двух моментов. Первым является беспрецедентно высокая, для группы 20 наиболее развитых стран мира, к которой относится и Израиль, рождаемость, вчетверо превысившая за последний год смертность (причем, в ушедшем еврейском году динамика рождаемости в еврейском секторе впервые превысила аналогичные тенденции среди арабов-израильтян, где в силу роста образования и уровня и качества жизни, наблюдается постепенное падение рождаемости).

Вторым фактором, как и прежде, стала еврейская репатриация: за прошедши еврейский год в Израиль переселились более 26 тыс. евреев диаспоры и членов их семей  (более 60% – из стран бывшего СССР), что обеспечило львиную долю позитивного гражданского миграционного баланса еврейского государства, составившего за прошедшие 11.5 месяцев 29 тыс. человек (без учета соискателей статуса беженцев и трудовых мигрантов). Иными словами, 5778 еврейский год (с сентября 2017 по конец августа 2018 года, по гражданскому летоисчислению) был периодом продолжающейся, после резкого спада в первом десятилетии нынешнего века, достигшего нижнего пика в 2008 году, роста позитивной миграционной динамики в Израиль. Этот потенциал далеко не исчерпан.

Согласно исследованиям ведущего израильского демографа проф. Серджио Делла Пергола из Еврейского университета в Иерусалиме, в диаспоре сегодня проживает порядка 8.1 млн лиц, которые определяют себя евреями и не исповедуют неиудейские культы. Крупнейшие, после Израиля, еврейские общины имеются в четырех странах – США, Франции, Канаде и Великобритании, где проживают, соответственно, 5.7 млн, 453 тыс., 391 тыс. и 290 тыс. человек. Заметным еврейским (в соответствии с этими критериями) населением обладают также Аргентина (180 тыс.), Россия (172 тыс.), Германия (116 тыс.); Австралия (113 тыс.) и Бразилия (93 тыс.). А также ЮАР, Украина и Венгрия, численность этнического «ядра» еврейской общины составляет, соответственно, 69; 50 и 47 тыс. человек. Помимо них, по тем же оценкам, правом на алию (репатриацию в Израиль), теоретически, в мире могут воспользоваться еще порядка 15.5 млн человек. (С учетом критериев израильского Закона о возвращении, дающему такое право, кроме евреев, еще и второму и третьему поколению потомков смешанных браков, и нееврейским супругам всех этих лиц).

Хотя вряд ли следует ожидать массовой репатриации большинства этих лиц в ближайшее время – хотя в нынешнем динамичном мире что-либо предугадать со 100%-ной уверенностью нелегко – тем не менее, есть основания предполагать, что алия в Израиль будет расти и в новом еврейском году. Помимо «выталкивающих» факторов (антисемитизм и неблагоприятная политическая и экономическая ситуация в странах исхода), а также таких притягивающих факторов, как национальные, культурные и семейные мотивы, репатриантов и возвращающихся граждан привлекают растущие социальные и экономические возможности еврейского государства. К появлению которых, со своей стороны, причастны и сами репатрианты.

Действительно, Израиль является единственным развитым государством в мире, в котором более десяти лет подряд наблюдается примерно 4-хпроцентный экономический рост. В прошлом году общий объем ВВП составил, по данным ЦСБ Израиля, в текущих ценах, около 353 млрд долларов США, и рекордные 41.5 тыс. долларов на душу населения. Как отметили авторы многих предпраздничных публикаций, Израиль оказался единственным, кроме США, западным государством с уровнем безработицы ниже 4% (рекорд последних 40 лет), а также единственным государством с населением менее 10 млн человек, в котором есть компании, чьи акции котируются на бирже NASDAQ. По абсолютному числу венчурных и высокотехнологичных компаний Израиль занимает второе место после США, и первое место – по числу таких компаний на душу населения.

К этому, замечает в своей статье, посвященной итогам еврейского года обозреватель Jerusalem Post Херб Кейнон, нужно добавить рекордный приток туристов, самый высокий за всю историю страны ее кредитный рейтинг, и  продолжавшийся в прошлом году прорыв в энергетических, транспортных, водных (включая обеспечение 80% потребностей страны в воде за счет ее опреснения и многократного использования) и иных инфраструктурных проектах. То есть в сфере, традиционно являющейся, вместе с хайтеком и наукоемкими оборонными, машиностроительными, химическими и сельскохозяйственными производствами (где соответственно, в ушедшем году было занято 26 и более 17%, то есть, чуть менее половины трудоустроенных израильтян), локомотивом израильской экономики. В основном, именно этим сферам Израиль уже седьмой год подряд обязан положительным сальдо торгового баланса, которое прошлом году составило 5.9 млрд долларов США.

Как эти макроэкономические показатели сказались на уровне и качестве жизни населения? Ежегодный отчет, опубликованный ЦСБ Израиля 4 сентября, за несколько дней до наступления по иудейскому календарю нового года, показал, что общий средний месячный доход израильских домохозяйств в истекшем году был сравнительно высоким – 19118 новых израильских шекелей (NIS), что эквивалентно примерно 5.4 тыс. долларам США, а доход нетто – NIS 15 751 (4.4 тыс. долларов). Что лишь немногим меньше, чем средний доход наиболее обеспеченных 20% населения ОЭСР (в английской аббревиатуре, OECD) – клуба социально и экономически развитых стран мира; это также почти в два раза выше, чем средний чистый доход домохозяйств этих стран, и почти вчетверо больше, чем  средний чистый доход 20% наименее обеспеченных семей. Однако, разрыв в доходах между различными слоями населения в Израиле является одним из самых высоких среди государств-членов OECD – даже при учете отмеченного, в качестве достижения прошлого еврейского года, в СМИ, постепенного сокращения «индекса неравенства».

Привлекающей повышенное общественное внимание проблемой в ушедшем году также оставался рост цен на жилье и особенно дефицит доступного жилья для молодых пар. При этом более двух третьих израильских семей владели собственными домами или квартирами, причем 62% из них были свободны от ипотечных выплат.  И, как и в прошлые годы, в адрес правительства страны раздавалось немало критических замечаний за издержки бурного экономического роста в стране последних десятилетий, что во многом было достигнуто за счет сокращения государственного вмешательства и либерализации экономики – постепенное сворачивание политики «социального государства» (a welfare state) и другие издержки сокращения. Так, выплаты на социальное обеспечение различным группам населения составили около 140.5 млрд NIS, или 28% расходной части действующего двухгодичного бюджета страны, что было существенно меньше, чем в среднем по OECD.

С другой стороны, общие расходы правительства на образование и здравоохранение составили, 8.1 и 7.5%, а на культуру, досуг и спорт – 4.6% ВВП. Что было совсем не так мало, и среди прочих факторов,  во многом объясняет причину, что по такому показателю качества жизни как «индекс человеческого развития», Израиль продолжал устойчиво занимать 19 место в мире, по «индексу счастья» — был на 11 месте из 150 стан мира, и в целом на 9-м (8 у мужчин и 12 у женщин) в мире по ожидаемой продолжительности жизни. А по другим базовым социальным и экономическим параметрам также занимал вполне почетные места в первой и второй десятке наиболее развитых стран мира.

Внешнеполитический трек

Ушедший еврейский год принес Израилю немало достижений и в сфере дипломатии и обеспечении национально безопасности, включая, в дополнение к традиционным стратегическим союзам в блоке западных стран, углубление партнерских отношений с Индией, Китаем, Японией, новым-старыми демократиями Восточной Европы и постсоветскими государствами. А также рядом региональных центров силы, Африке, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии, многие из которых, из-за дипломатического капкана арабо-израильского противостояния, прежде сторонились Израиля. А также укрепление пока неофициальных отношений, на фоне общих интересов, вызовов и угроз, с умеренными суннитскими режимами Ближнего Востока. Причем реальные последствия многих из этих достижений будут ощутимыми уже в наступившем 5779 году.

Понятно, что готовность великих и ключевых региональных держав воспринимать Израиль всерьез, проистекает из его статуса глобального центра передовых технологи, и, не в меньшей степени, развития оборонных возможностей еврейского государства, входящего в десятку стран с наиболее мощным военным потенциалом. (Что, по версии авторитетного американского журнала US News and World Report, позволило Израилю занять 8 место, после США, России, Китая, Германии, Великобритании, Франции и Японии – в рейтинге 25 самых влиятельных стран мира).

Но свою роль сыграло и успешное дипломатическое маневрирование израильского руководства на фоне объективного изменения мирового и регионального политического климата. Как заметил обозреватель газеты «Маарив» Йорам Шефтель, «премьер-министр Биньямин Нетаньяху – единственный из значительных современных лидеров, кто одновременно поддерживает тесные и плодотворные отношения как с президентом США Дональдом Трампом, так и с российским президентом Владимиром Путиным. И речь не просто о дипломатии, речь об отношениях, которые приносят пользу Израилю в вопросах безопасности».

Что касается России, то достигнутыми между Иерусалимом и Москвой пониманиями, обеспечившими Израилю относительную свободу действий в Сирии против иранских объектов, дело, похоже, не ограничивается. Как заметил в своей колонке опубликованной 6 сентября газетой Israel Hayom, бывший председатель управляющего совета Всемирного еврейского конгресса Изи Лебель, «Израиль был первой страной, которую посетил [Владимир] Путин вначале своей второй президентской каденции… А во время своей последней по времени встречи Путин и [Дональд] Трамп выступили с совместным заявлением в защиту израильских интересов в сфере безопасности. Проведя значительную часть своей общественной жизни в переговорах о судьбе русских евреев с советскими лидерами, изрыгавшими самый дикий антисемитизм, трудно не назвать происходящее [сегодня] ошеломляющим и поистине чудесным».

Но наиболее впечатляющими, по мнению комментаторов, все же были подвижки на треке Иерусалим – Вашингтон, во многом связанные с тем, что нынешний президент США Д.Трамп, в отличие от предшественников, выполняет свои предвыборные и послевыборные обещания в отношении Израиля. Выступая в своей Герцелийской резиденции на официальном мероприятии в честь нового еврейского года, посол США в Израиле Дэвид Фридман – человек из ближнего круга советников и доверенное лицо Дональда Трампа, подчеркнул, что отношения двух стран сегодня крепки, как никогда – и это заявление, по впечатлениям собравшихся (включая автора этих строк) явно не было обычной дипломатической «фигурой речи».

За прошедший год, по мнению посла Фридмана, случилось многое, но главными, с его точки зрения, были три события. Во-первых, выход США из «ядерной» сделки с Ираном, которая вопреки «продавившим» (несмотря на сопротивление Израиля) ее оптимистам из прежней администрации США, оказалась непродуктивной, ибо укрепила статус Тегерана как фактора нестабильности и угрозы безопасности региона и мира. И напротив, вводимые против Ирана нынешней администрацией экономические санкции, вопреки утверждениям пессимистов, приносят ощутимый эффект – и это только начало процесса.

Второй важнейший для отношений двух стран, по мнению Фридмана, процесс проходит на палестинском арабском векторе.  если противоположная сторона, несмотря на все ваши усилия, не желает по-настоящему решить проблему, она снимается с повестки дня. Символом является [агентство ООН пол делам палестинских беженцев] UNRWA, которая из инструмента решения застарелой проблемы «палестинских беженцев» сама стала сутью этой проблемы, препятствием для урегулирования арабо-израильского конфликта и в определенном смысле, участником антиизраильского фронта. По данным посла США, за время существования организации Вашингтон перечислил палестинским арабам порядка 10 млрд долларов, но более не намерен финансировать неэффективную бюрократию, террор и воспитание новых и новых поколений арабов в духе иррациональной ненависти. А обвинения в адрес США, что, лишая UNRWA и структуры ПНА/ООП финансирования, американцы отступают от принципов справедливости и милосердия, беспочвенны. Америка, по информации посла, одна обеспечивает более 40% бюджета агентства ООН, занимающегося решением проблем реальных беженцев.

И третье: случившийся в ушедшем еврейском году, накануне 70-го Дня независимости Израиля перенос посольства США в Иерусалим, которое по утверждениям критиков этого шага, якобы, противоречило «естественному порядку вещей». И превращая, волевым порядком, Иерусалим из «спорной территории», в признанную американцами столицу Израиля, якобы, запутывало и без того сложно разрешимый узел противоречий.  Отвечая на эту критику, Дэвид Фридман – явно в духе настроений в Белом доме и среди весьма и весьма немалой (по всем социологическим замерам) части американских граждан – счел нужным пояснить, что США не сделали Иерусалим столицей еврейского государства. Это, по его словам, сделал 3 тыс. лет тому назад библейский царь Давид. А Америка, по мнению посла, лишь участвует, к ее гордости и чести, в возрождении Иерусалима (в приземлённом и высоком смысле этого слова) разрушенного 2 тыс. лет назад римлянами.

На фоне этих процессов немало израильтян, вероятно, были готовы согласиться с, возможно, чуть экзальтированными выводами тех, кто подобно упомянутому Изи Лебелю и некоторым другие комментаторам назвал происходящее «чудом, не меньшим, чем библейский Эксодус (Исход из Египта) за которое евреям следует неустанно благодарить В-вышнего».

Естественно, что и лидеры правящей в стране коалиции постарались максимально извлечь из этой ситуации весь возможный политический кредит. Впрочем, накануне нового еврейского года в СМИ появлялось и немало публикаций и сюжетов, авторы которых в свойственном израильской журналистике акцентировано-критичном и ироничном стиле попробовали смазать эту благостную картину. Во всяком случае там охотно давали трибуну тем общественным фигурам, политикам и публицистам, которые не преминули задать все тот же сакраментальный вопрос, из серии – «если все так хорошо, то почему (мне лично или вообще) все так плохо?». Или наоборот, как это сделал премьер-министр Израиля в 1999-2001 годах Эхуд Барак, бывший командир нынешнего премьер-министра Б.Нетаньяху по спецназу Генерального штаба ЦАХАЛа «Сайерет Маткаль», а затем – его многолетний политический соперник и, нередко, непримиримый и жесткий критик, который в предпраздничном интервью Jerusalem Post, назвал свое личное положение «замечательным», а положение общества и страны в целом – «отвратительным».

И все же, данные опросов общественного мнения, например обзор ЦСБ, где утверждалось, что 89% израильтян в конце прошлого еврейского года были «довольны» или «очень довольны» своей жизнью, не поддерживают столь мрачную оценку развития событий. В любом случае очевидно, что общественная дискуссия на эти и другие темы в Израиле будет поставлять множество информационных поводов    в наступившем 5779-м и последующие годы.

43.01MB | MySQL:92 | 1,016sec