О ситуации с сирийскими беженцами в Турции. Часть 1

4 октября завершился официальный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Германию, которому турецкие правящие круги придали чрезвычайно важное значение. В целом этот визит был оценен турецкими экспертами как успешный. В условиях экономического кризиса, переживаемого в настоящее время Турецкой Республикой, восстановление хороших отношений с Берлином и получение от него финансовой помощи является для правительства Р.Т.Эрдогана шансом существенно улучшить ситуацию. Факторами, скрепляющими германо-турецкие отношения, являются наличие в ФРГ трехмиллионной турецкой диаспоры, а также тесные экономические отношения между двумя странами. Германия является ведущим торговым партнером Турции, объем взаимной торговли составляет 44 млрд евро в год. Одновременно германские компании являются одними из основных инвесторов в турецкую экономику. Германские банки владеют серьезной долей акций в турецких финансовых институтах. Несмотря на значительные трения, имевшие место в двусторонних отношениях на протяжении последних пяти лет, правительство Германии не заинтересовано в крахе турецкой экономики, и постарается еще теснее привязать этого партнера к ЕС.

Отметим, что правящая Партия справедливости и развития (ПСР), начиная с прихода к власти в 2002 году ставили перед собой интеграцию Турции в ЕС. Однако решающие переговоры в Праге, проведенные в 2009 году, показали, что две ведущие державы ЕС (Германия и Франция) негативно относятся к приему Турции в Евросоюз в качестве полноправного члена. Турция является слишком большой страной со слишком серьезной экономикой, для того, чтобы в случае приема в ЕС начать диктовать свои условия остальным государствам. Блокирование приема Турции в ЕС привело к резкому оживлению ближневосточной политики этой страны. На начальном этапе «арабских революций» Анкара поддержала движение «Братьев-мусульман» в Египте, Ливии, Тунисе и Сирии, надеясь на приход к власти в этих странах своих союзников и создания «неоосманского пояса». При этом подразумевались и выгоды турецких компаний от экспансии на ближневосточный рынок. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. Почти везде «Братья-мусульмане» потерпели поражение и ушли с исторической сцены, а турецкие компании в Сирии, Египте и Ираке оказались без выгодных контрактов. Таким образом, европейское направление снова может выйти на первый план в турецкой геополитике и геоэкономике.

Одной из острых проблем в германо-турецких отношениях является проблема сирийских беженцев. В 2015-2016 годах эта проблема явилась катализатором кризиса в отношениях между ЕС и Турцией, когда сотни тысяч сирийских беженцев устремились в Европу. Не менее остро стоит проблема беженцев и для самой Турции. По официальным данным ООН, на территории этого государства в настоящее время находится 2,9 млн беженцев из Сирии. По турецким данным, количество беженцев превышает 3,5 млн.

Наплыв беженцев из САР в Турцию начался в 2012 году и достиг своего пика в 2013 году. Проживание иностранных граждан на территории Турции регулируется Законом о поселении 1934 года, в который в 2006 году турецким парламентом были внесены изменения.  Согласно этому правовому акту, беженцы и вынужденные переселенцы могут искать убежища на территории Турции, но постоянный вид на жительства, дающий право на получение турецкого гражданства, дается только лицам турецкого происхождения и принадлежащим к турецкой культуре. В 2013 году под давлением новых обстоятельств турецким парламентом был принят Закон об иностранцах и международной помощи, детально регламентировавший правовой статус беженцев. В соответствии с этим правовым актом сирийские беженцы на территории Турции были размещены в относительно комфортабельных условиях.  В каждом лагере беженцев предусмотрены медпункт, начальная и средняя общеобразовательные школы, общинный центр. Каждой семье выдается холодильник. Некоторые семьи получили кондиционеры и телевизоры. Взрослым беженцам предоставляется кредитная карта и назначается небольшое месячное содержание. При этом правительство Эрдогана широко использовало нарратив исламской (суннитской) солидарности. Сирийские беженцы расценивались как братья-мусульмане, пострадавшие от шиитского (алавитского) режима Асада. По аналогии с соратниками Пророка Мухаммеда, совершившими исход из Мекки в Медину, официальная пропаганда называет их мухаджирами, а турецких граждан, приютивших этих изгнанников – ансарами.

В марте 2016 года между Турцией и ЕС было заключено Соглашение, регламентировавшее сотрудничество Анкары и Брюсселя  в деле решения проблемы беженцев. Согласно этому правовому акту, беженцы, нелегально проникшие в Грецию из Турции по Эгейскому морю, должны были быть возвращены на турецкую территорию. Турция брала на себя обязательства по недопущению нелегальной миграции. В обмен на это определенное количество сирийцев должно было официально отправиться в Европу, Также предусматривалась финансовая помощь ЕС Турции для обустройства беженцев, рассчитанная на несколько лет в общем объеме 6 млрд евро. Евробюрократия также обещала Анкаре безвизовый режим въезда для граждан Турции и содействие приему Турции в ЕС. За период 2016 — первого полугодия 2018 года только 1564 сирийца вернулись из Греции в Турцию. Еще 600 граждан САР были депортированы в Турцию совсем недавно. Одновременно 12489 сирийцев были расселены из Турции в государствах ЕС (4313 в ФРГ, 2608 в Нидерландах, 1401 во Франции и 1002 в Финляндии). Такие страны как Польша, Венгрия, Чехия и Дания полностью отказались принимать сирийских беженцев. Исходя из этого, договоренности по обмену беженцами можно считать провальными. Требование Анкары о предоставлении безвизового въезда в ЕС своим гражданам также не было выполнено.

Что касается европейской финансовой помощи Турции, то здесь у Анкары к Брюсселю накопились значительные претензии. Официально, по данным ЕС, за 2016-2018 годы сирийским беженцам в Турцию поступило 3 млрд евро европейской помощи. Турецкое правительство утверждает, что до него из этой суммы дошло только 1,85 млрд. При этом европейские институты объясняют это тем, что 600 млн евро помощи на финансирование образования сирийцев напрямую выделялись родителям тех детей, которые проходят школьное обучение. Одновременно евросоюзовские структуры сетуют, что большую долю средств поглощают международные гуманитарные организации.

52.72MB | MySQL:104 | 0,351sec