О позиции Турции и ее западных союзников по ситуации в Сирии

Турция сохранит присутствие в Сирии до тех пор, пока в этой стране не будут проведены выборы. Об этом заявил в четверг турецкий президент Тайип Эрдоган. «Когда сирийский народ проведет выборы, мы оставим Сирию тем, кому она принадлежит. Но только после того, как они проведут выборы», — цитирует агентство Рейтер слова Эрдогана. О том, что Сирия требует от США, Франции и Турции вывести войска со своей территории, заявил вице-премьер и министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем, выступая 29 сентября с трибуны 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. В марте 2017 года турецкие войска завершили на территории Сирии продолжавшуюся с августа 2016 года военную операцию «Щит Евфрата», итогом которой стало появление подконтрольной Турции «зоны безопасности» в треугольнике между сирийскими городами Аазаз — Джараблус — Эль-Баб. В марте нынешнего года турецкие войска и формирования так называемой Сирийской свободной армии вошли в сирийский город Африн (65 км от Алеппо) после военной операции против курдских отрядов «Сил народной самообороны», которая продолжалась с 20 января. При этом отметим, что такое заявление президента Турции необходимо трактовать прежде всего как констатацию факта того, что турецкие военные останутся в Сирии на неопределенно долгое время. Ровно по той причине, что проведение каких-либо выборов именно в той редакции, как это предлагают в той же Анкаре, в Сирии в долгосрочной перспективе не предвидится. Опять же даже не в силу проблем в рамках формирования конституционного комитета или отсутствия всяческого прогресса на каких-то внятных переговоров между Дамаском и оппозицией. Просто те выборы, которые Дамаск при явном давлении в этой связи со стороны Москвы может быть и проведет на контролируемой им территории, не будут иметь никакой международно-легитимной силы. На сегодня участвовать в таких выборах не желают ни курды, ни сунниты в Заевфратье. Это уже не говоря даже о 3 до 6 млн (по разным оценкам) сирийских беженцев за границей, без участия которых говорить о нормальном выборном процессе просто невозможно. А процесс их возвращения на родину на сегодня очевидно забуксовал. И в том числе по причине того, что, согласно сочинским соглашениям, сохранен с небольшой коррекцией основной оплот суннитского сопротивления в Идлибе. И стремление Анкары его сохранить вызван в том числе и прежде всего именно этим обстоятельством: само наличие такого оплота вооруженной оппозиции самым серьезным образом блокирует налаживание внутринационального и межконфессионального с целью достижения компромисса. К тому же есть четкий и важный факт — проведение каких-то выборов только на части Сирии, которую контролируют в той или иной мере правительственные силы, будет означать исключительно официальное фиксирование фактического раздела страны, против чего резко вступают и в Дамаске, и в Москве. Таким образом, даже при каком-то осмысленном желании Москвы и Дамаска провести общесирийские выборы на основе новой редакции конституции это просто невозможно или же будет просто юридически ничтожным фактом. К тому же Москва, как и предполагалось нами ранее, угодила в собственную же ловушку с точки зрения несвоевременного инициирования и педалирования процесса принятия новой конституции Сирии. Сирия считает недопустимым внешнее вмешательство в работу конституционного комитета, который должен собраться в Женеве под эгидой спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры. Об этом сообщил в субботу вице-премьер и министр иностранных дел Сирийской Арабской Республики (САР) Валид Муаллем, выступая с трибуны 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. По его словам, «нельзя заведомо навязывать решения этому комитету, задачи которого ограничены выработкой рекомендаций». «Это дело только самих сирийцев, которым принадлежит законное право определить будущее своей страны», — подчеркнул он. Заявление Муаллема стало реакцией на прозвучавшее там же требование США, Великобритании, Франции, Германии, Египта, Саудовской Аравии и Иордании к спецпосланнику де Мистуре созвать конституционный комитет для составления проекта конституции Сирии и отчитаться о прогрессе перед Советом Безопасности ООН не позднее 31 октября. Глава МИД РФ Сергей Лавров, в свой очередь, на пресс-конференции по итогам участия в неделе высокого уровня 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН заявил, что Россия не согласна с попыткой некоторых стран установить искусственные сроки создания сирийского конституционного комитета. Этот орган, в состав которого войдут делегаты от правительства, оппозиции и гражданских обществ, должен быть сформирован в соответствии с решением состоявшегося 30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. По информации телеканала «Аль-Хадас», де Мистура планирует провести его первое заседание 21 октября. Члены комитета разработают рекомендации по изменению конституции республики, после этого в Сирии будут проведены всеобщие выборы под эгидой ООН. Это очень интересный момент, поскольку в данном случае мы наблюдаем совершенно четкую спланированную и реализованную Западом и его арабскими союзниками новую тактику в рамках созыва конституционного комитета. До этого явно разделяющий их точку зрения на ситуацию в Сирии специальный представитель ООН по Сирии де Мистура наоборот четко тормозил реальное воплощение этой российской инициативы, что вызывало неоднократные напоминания ему со стороны Москвы. В данном конкретном случае сыграл принцип дзю-до, который так хорошо и неоднократно использовал в различных эпизодах внешней российской политики президент РФ В.В.Путин. Мы имеем ввиду использование движения противника с целью лишения его равновесия. Запад сделал это четко, и к тому же российская дипломатия этого не ожидала. Теперь каким-то образом купировать это стремление создать конституционный комитет по лекалам и с преобладанием чисто западных креатур можно только путем откровенного затягивания этого процесса уже со стороны Москвы и Дамаска, и одним из главных возражений с их стороны может быть все тот же тезис о невозможности проведения выборов до тех пор, пока на сирийской территории перебывают иностранные силы, которые находятся там без соответствующего приглашения сирийского правительства. Но такая тактика будет означать по факту только лишь неофициальное признание того факта, что  идея с новой конституцией и с выборами провалилась. В противном случае надо идти по алгоритму Запада с созданием такого состава комитета и правил проведения всеобщих выборов (с участием в них всех сирийских суннитов вне зависимости от мест их пребывания), которые однозначно сделают нахождение Асада и его окружения у власти невозможным. Просто в силу демографии и конфессиональной принадлежности большинства избирателей. Но главное в силу создания и артикулирования Западом тезиса о четкой альтернативе режиму Асада путем его смещения чисто «демократическим путем». При этом негативный российский ответ Западу прогнозировался заранее и соответственно подготовлен вариант действий и на этот случай. Отказ правительства Сирии от работы над проектом новой конституции страны приведет к жестким международным санкциям, которые США готовы ввести даже в обход Совета Безопасности ООН. Об этом заявил в пятницу агентству Рейтер спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри. «Если режим поведет себя подобным образом, мы думаем, что мы можем поступить с ним так же, как мы поступали с Ираном до 2015 года — мы введем действительно жесткие международные санкции», — сказал он. «Даже если Совет Безопасности ООН не пропустит их [санкции], мы просто сделаем это через Европейский союз, через наших союзников в Азии, и мы позаботимся о том, чтобы жизнь для этого режима, и так находящегося на издыхании, была настолько невыносимой, насколько это возможно, и пусть Россия и Иран, которые устроили весь этот бардак, сами с ним разбираются», — добавил Джеффри. Так что в декабре надо собственно ожидать повторение иранской истории. В этой связи запуск иранских ракет по пустыне в трех милях от места  дислокации американских военных был очень своевременным. Именно по той причине, что опасения и риски для американских военных в Сирии будет основным сдерживающим моментом для Вашингтона в рамках принятия таких шагов прессинга. По крайней мере, на умеренности в действиях будет настаивать Пентагон в противовес Помпео и Болтону. Иран мог бы использовать российско-американские каналы предотвращения конфликтов в Сирии, чтобы избежать опасных ситуаций, подобных ракетному удару Тегерана по боевикам 1 октября. Об этом заявил в четверг на брифинге для журналистов глава Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ) генерал Джозеф Вотел. «Я думаю, что существует механизм, который уже доступен. Иран может говорить с Россией. У нас же есть устоявшиеся профессиональные каналы коммуникации с Россией, которые прекрасно работают, и они до сих пор обеспечивали безопасность сил обеих сторон, хотя мы работаем в очень сложной обстановке в воздушном пространстве», — сказал он, отвечая на вопрос о необходимости создания отдельного механизма предотвращения конфликтов в Сирии между США и Ираном после ракетного удара Тегерана по боевикам. В понедельник Корпус стражей исламской революции (КСИР, элитные части Вооруженных сил Ирана) выпустил несколько баллистических ракет по территории Сирии к востоку от реки Евфрат, где, как утверждается, находились организаторы теракта в иранском Ахвазе. Как заявил секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, в ходе удара были поражены цели, находившиеся в нескольких километрах от позиций сил США. Пентагон, в свою очередь, назвал этот удар «безрассудным, небезопасным и обостряющим ситуацию». Как заявил корр. ТАСС официальный представитель американского Министерства обороны Шон Робертсон, подобные действия Тегерана потенциально могут поставить под угрозу силы, которые ведут борьбу с ИГ (запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство»). По его словам, Иран не предпринял мер для координации своих действий с силами коалиции, как это делают США и Россия. Вот ровно на таких вещах и надо сосредоточить свое внимание в дальнейшем. Все остальные предложения по совместным действиям с Западом на сирийском направлении надо признать ущербными априори.
Но в общем такой итог этой поспешной инициативы Москвы по политическому обустройству Сирии был предопределен. Ровно по той причине, что нельзя ставить телегу впереди лошади. Мы имеем ввиду, что каким-то осознанным выборам или принятию новой конституции (а кто ее собственно будет утверждать?) должен предшествовать долгий период внутринационального диалога в рамках локальных перемирий и реанимации горизонтальных и вертикальных отношений в рамках налаживания повседневной жизни. А это подразумевает в том числе возвращение львиной доли беженцев и их инкорпорации в повседневную жизнь страны. Прежде всего, в рамках экономики и гуманитарных обменов. А этот момент упирается прежде всего в тот факт, что с сохранением Идлиба, как оплота вооруженной оппозиции, ни о каком массовом возвращении беженцев речи не идет в принципе. Повторим, что наличие неконтролируемых правительственными силами остальных частей Сирии также делает этот процесс создания новой политической архитектуры страны проблематичным.
В этой связи отметим, что турки пока никак (кроме газетных публикаций) практически к теме создания даже демилитаризованной зоны вокруг Идлиб не приступили. Российские наблюдатели зафиксировали 11 случаев нарушения режима перемирия в Сирии за сутки 4 октября, сообщается в четверг в бюллетене Минобороны РФ. «Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, зафиксировано 11 случаев стрельбы в провинциях Латакия, Алеппо, Хама», — говорится в документе. Данных о нарушениях перемирия от турецкой стороны не предоставлено. В Минобороны отметили, что количество нарушений со стороны незаконных вооруженных формирований, действующих в Идлибской зоне деэскалации, не уменьшается. Эта тенденция идет красной нитью практически по всем бюллетеням российского МО за весь период, который прошел после достижения договоренностей в Сочи. Члены базирующихся в Идлибе бандформирований должны сдать все имеющееся у них оружие к декабрю этого года. Об этом сообщил во вторник 2 октября в интервью телеканалу «Аль-Маядин» вице-премьер и министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем. По его словам, это станет «первым шагом на пути освобождения этой северо-западной провинции». «Те боевики, которые проживают в Идлибе, могут остаться там после разоружения и урегулировать свой статус в правоохранительных органах, заключив с сирийским властями соглашение о примирении», — сказал министр. — Все без исключения наемники должны быть депортированы через Турцию в те государства, из которых они прибыли в Сирию». Как подчеркнул глава сирийского МИД, сейчас очень многое зависит от того, выполнит ли Турция свои обязательства в соответствии с достигнутым с Россией 17 сентября в Сочи соглашением о создании демилитаризованной зоны в Идлибе. По мнению сирийского министра, Анкара «в состоянии справится с этой задачей, потому что турецкая разведка знает поименно каждого террориста, находящегося в Сирии»». Если отбросить все дипломатические условности, то в сухом остатке мы видим четкую позицию Дамаска по сочинским соглашениям. Рискнем предположить, что она является раздраженно-выжидательной: Москва полагает, что сочинские соглашения должны решить кризис в Идлибе, посмотрим как это получится. Пока не получается в достаточной степени.
К тому же отметим, что западные страны (а их позиция по этому вопросу является солидарной, это надо просто констатировать и не заниматься мечтаниями о расколе в их лагере) также не собираются сворачивать свои усилия по поддержке вооруженного сегмента сирийской оппозиции. При этом они пытаются таким образом максимально заместить его исламистский сегмент лояльным себе. В этой связи собственно американцы и перебрасывают арабские по своему состав формирования в Заевфратье, где они должны занять позиции вместо курдов в чисто суннитских районах на севере Сирии. Ровно по этой причине Запад сохраняет базы подготовки оппозиции в той же Иордании. В течение последнего месяца Министерство вооруженных сил Франции изучало предложение Пентагона о создании совместной целевой группы в Иордании и одобрило его. Силы, в состав которых войдет французское командование специальных операций (Commandement des Operations Speciales) и Командование специальных операций США (USSOCOM), будут служить центром подготовки местных сил и сирийской оппозиции «в рамках борьбы с терроризмом». Совместные силы, которые будут расположены недалеко от границы с Сирией, также смогут быстро реагировать «на возникающие локальные риски». Проект осуществляется при поддержке короля Иордании Абдаллы II. Иордания уже имеет несколько ключевых баз для проведения операций в Сирии, включая авиабазу «Азрак», которая используется коалиционными беспилотниками для мониторинга сирийской территории. США также оказали помощь в открытии нового учебного центра в Савке в начале года, а также в расширении военной базы в Зарке. Новая инициатива укрепит усилия коалиции в рамках операции «Галантный Феникс» с участием США и около 20 с лишним других стран, включая Францию, Израиль и Германию. В том числе и в рамках обмена разведданными, который координируется с американской базы в Иордании отделом сил спецопераций США, и который подразумевает получение и анализ данных от подразделений американских 5-й группы специальных сил и 75-го полка рейнджеров, которые развернуты на севере Сирии.

42.15MB | MySQL:92 | 1,008sec