Размышления о роли и влиянии американо-пакистанских отношений на ситуацию в Афганистане. Часть 3

В Части 1 и Части 2 был проведен анализ некоторых аспектов влияния американо-пакистанских отношений на ситуацию в Афганистане. Продолжим этот анализ. Второй этап американского присутствия в Афганистане ознаменовался критическим ухудшением ситуации в стране, росту терроризма и активизации радикальной оппозиции и экстремистов. С 2006 г. в стране наметились глубокие процессы постепенной дестабилизации. На то был целый комплекс причин. Во-первых, террористическое подполье активизировало свою деятельность. Во-вторых, радикальные организации стали получать поддержку из-за рубежа. Активную стадию военных действий в Афганистане талибы переждали в Пакистане, использовав это время для перегруппировки сил и формирования новой тактики, подразумевавшей присутствие иностранных войск. «Талибан» и другие радикальные группировки сумели пополниться новыми кадрами, наладить механизмы финансирования и поставок вооружения. Социальная структура, сложная география и особая роль религиозных деятелей и племенных вождей позволяла радикалам использовать приграничные пакистанские провинции в качестве убежища и места для перевооружения. Постепенно менялась государственная риторика между Афганистаном и Пакистаном, которая с периода установления постталибского руководства в Кабуле была нетрадиционно дружественной. Афганское правительство имеет историческую склонность обвинять во всех бедах своей страны соседний Пакистан. Однако сложно не признать, что одним из главных факторов успешной активизации подрывной деятельности талибов в Афганистане стала возможность иметь базы на территории Пакистана. На протяжении всего периода существования «Талибана» Пакистан являлся его основным спонсором. Многие рядовые члены и лидеры движения родились, выросли и обучались в Пакистане. По мнению американского афганиста Барнетта Рубина, после начала операции «Несокрушимая свобода» продолжали поступать сведения от официальных лиц ООН и журналистов, работающих в Афганистане, что Пакистан продолжает спонсировать «Талибан». Отдельные элементы внутри пакистанской Межведомственной разведки предоставляли убежище лидеру «Талибов» мулле Омару и его ближайшим сподвижникам, вербовали новые кадры в ряды исламистов, оказывали логистическую и информационную поддержку движению. Основные базы «Аль-Каиды» (запрещена в России) после свержения режима талибов переместились в западные провинции Пакистана. Данный факт вносил серьезнейшие коррективы в деятельность ВС США. Пакистан имел с талибами долгие и тесные связи, поэтому стратегически не мог «уйти» из Афганистана, имея серьезные возможности влияния на политику этой страны. Вдобавок, это, по мнению руководства Пакистана, противоречило стратегическим интересам внешней политики Исламской Республики. Подводя итог эволюции американо-пакистанских отношений, можно говорить о том, что усилия, предпринятые на первом этапе войны в Афганистане, были нивелированы дальнейшей политикой Пакистана. Боевики по-прежнему без сопротивления пересекали афгано-пакистанскую границу и совершали атаки на ВС США. В Пакистане же усиливались антиамериканские настроения, а популярность П.Мушаррафа достигла критически низкого уровня. В американской администрации усиливалась дискуссия относительно роли, которую играет Пакистан в контртеррористической политике США в Афганистане. Некоторые высокопоставленные представители администрации по-прежнему были уверены, что Пакистан является главным партнером по борьбе с радикальным исламизмом в регионе. Заместитель госсекретаря Ричард Армитэйдж отметил, что у США была информация о том, что в 2002-2004 гг. правительство Пакистана оказывало помощь «Талибану». Другим высокопоставленным американцем, отмечающим отрицательную роль Пакистана, был посол США в Афганистане З.Халилзад, позже – представитель ООН по Афганистану. Дипломат был одним из тех, кто был разочарован политикой США по отношению к Пакистану. Во время своей работы в качестве посла США в Афганистане З.Халилзад неоднократно говорил о негативной роли Пакистана относительно активности радикальных исламистских структур. Анализируя политику Пакистана в отношении движения «Талибан», необходимо учитывать мотивы и геополитическое положение этой страны. Политика Исламабада по поддержке отдельных радикальных исламистских группировок на своей территории и в соседнем Афганистане имеет долгую историю. Находясь в перманентном военном конфликте с неравной силой ― Индией ― Пакистан пытался создать на своих западных границах ситуацию «стратегической глубины». Главное условие реализации данной стратегии — иметь в Кабуле пропакистанское правительство. Подытоживая американо-пакистанские отношения в контексте афганского конфликта, необходимо сделать несколько выводов. Итак, все усилия, которые были предприняты пакистанским правительством П.Мушаррафа в борьбе с терроризмом и поддержке контртеррористических действий США на первом этапе войны в Афганистане, имели ограниченный, однако успешный результат. В силу целого комплекса исторических, религиозных, политических, а также социальных причин пакистанские власти не сумели направить все усилия на борьбу с радикальными исламистскими организациями на последующем этапе афганской войны. Начиная с 2006 г. Исламабад перестал поддерживать контртеррористические усилия США в Афганистане.

52.49MB | MySQL:104 | 0,303sec