Об исламистском факторе и угрозе национальной безопасности Иордании

Американское издание National Interest утверждает, что следующей страной, где террористическая организация «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ, запрещена в РФ) может укрепить свои позиции, станет Иордания. По мнению авторов статьи, несмотря на то, что Иордания закрепила за собой славу ключевого союзника США в регионе в борьбе с ИГ, Хашимитское королевство находится в серьезной опасности, сообщает РИА Новости. Издание отмечает, что иорданцы находятся на третьем месте по численности среди иностранных боевиков ИГ. Их общая численность в рядах террористов оценивается в три тысячи человек. Помимо этого, авторы отмечают, что угроза дестабилизации обстановки в стране усугубляется проблемами безработицы, нищеты, слабого управления и религиозного экстремизма. В связи с поражениями ИГ в Сирии и Ираке авторы ожидают скорого возвращения боевиков на родину. Набравшиеся опыта реальных боевых действий и идеологически подкованные террористы будут представлять серьезную угрозу безопасности внутри страны, считает издание. National Interest подчеркивает, что угрозу также будут представлять беженцы из Сирии, численность которых в Иордании оценивается примерно в 658 тысяч человек от общего населения страны в 9,5 млн жителей. Из-за плохих условий пребывания они представляют благодатную почву для семян радикализма, и поэтому могут присоединиться к террористам. Авторы отмечают, что проблема экстремизма в стране приобретает все более острый характер с 2015 года. В августе 2018 года в результате теракте в городе Эс-Салт погибли четыре иорданских офицера службы безопасности, еще 16 местных жителей пострадали. Впоследствии были арестованы пятеро экстремистов. Неподалеку от места теракта были обнаружены многочисленные устройства, которые злоумышленники планировали применить для новых атак. В этой связи отметим, что  официальной версией того инцидента стало версия о том, что  иорданские разведывательные службы с учетом того, что, по их оценке, страна была буквально пронизана «спящими»  террористическими ячейками, тогда приступили к осуществлению плана с целью их ликвидации, что соответственно и вызвало такую реакцию исламистов. Насчет «спящих ячеек» ИГ и вообще очень большой популярности идеологии ИГ на юге Иордании спорить сложно. Но отметим однако, что такая готовность местной бедуинской верхушки поддаться  влиянию «Исламского государства» во много связана не с идеологией, а с крайней их антипатией к действующему иорданскому монарху. Также напомним, что перед указанным выше нападением случилось еще одно, а именно нападение на отделение Управления общей разведки (УОР) ИХК  в лагере палестинских беженцев Бакаа, расположенном к северу от столицы Аммана, в результате которого было застрелено пять человек, в том числе и 2 офицера иорданской армии. Эти эпизоды привели к активизации оперативной деятельности иорданских спецслужб тогда, и центром их активности стали облавы и обыски  в лагерях палестинских беженцев Бакаа и Вахдат, городах Маан, Эс-Салт и Зарка, где родился лидер «Аль-Каиды» (запрещена в России) в Ираке Абу Мусаб аз-Заркауи, убитый американскими силами в 2006 году. К этому же отметим, что именно Зарка является традиционной вотчиной местных чеченцев, к которым после двух кампаний в Чечне  приехало значительное количество чеченских боевиков с семьями в качестве беженцев. Обыски также проводились в Ирбиде, где в марте с.г. произошло вооруженное столкновение между исламистами и силами спецназа. Ирбид в принципе сейчас является одним из центров радикализма, поскольку оттуда родом нынешний глава иорданских салафитов  и «правая рука» А.М.аз-Заркави  Нассер Далгамуни. Мы вспомнили эти события ровно для того, чтобы обозначить основные центры радикальной исламистской активности в Иордании, которые таковыми были и таковыми остаются и сейчас. При этом отметим, что тот же Н.Далгамуни далек от ИГ, а больше тяготеет к «Аль-Каиде». А в тех же перечисленных выше городах сильны позиции местных «Братьев-мусульман». Мы это говорим к тому, что необходимо зафиксировать один основной момент с точки зрения рисков усиления радикализма в Иордании — эта исламистская опасность неоднородна по своей идеологии, а, значит, и своим зарубежным спонсорам. И едины они пока только в своем неприятии личности иорданского монарха Абдаллы II и его экономических реформ. Если еще грубее, то в иорданской элите обострилась борьба внутренних элит, которые активно используют исламистский фактор.

Второй момент: эпизоды с нападением на силовиков в палестинском лагере были связаны во многом не с тем, что там окопались сторонники ИГ,  а с тем простым фактом, что в рамках незаконной торговли американским оружием, которое поставлялось для снабжения «умеренной оппозиции» и которое тайком продавали через палестинских посредников-контрабандистов радикалам в той же Сирии офицеры УОР ИХК, возникло ряд недоразумений. И в частности, прежде всего то, что американцы подняли скандал по этому вопросу и потребовали расследования. Поэтому оперативники УОР ИХК и их руководство решили купировать скандал сразу по всем направлениям: то есть, под эгидой борьбы со «спящими ячейками» ИГ зачистить в физическом смысле всю сеть палестинцев-контрабандистов и тем самым сэкономить на их доли в этом бизнесе и заодно избавиться от нежелательных свидетелей. Но всех разом ликвидировать не удалось, и один из контрабандистов умереть решил не зря и расстрелял своих кураторов из УОР. Этот скандал иорданскому монарху удалось минимизировать только путем проведения серьезной кадровой чистки в рядах спецслужб и армии в апреле-марте с.г., что привело к отставке всех бывших руководителей силового блока королевства, включая армию и МВД. Новым начальником УОР ИКХ стал  генерал Аднан Иссам аль-Джунди (ярый антипод бывшего начальника УОР Фейсала аль-Шубаки, который его и уволил в свое время), а начальником Генштаба Вооруженных сил Иордании генерал Махмуд Фрейхат (именно он командовал до скандала приграничным с Сирией военным округом, и именно он дал утечку американцам по фактам контрабанды их оружия). Отметим также, что  все эти назначения были согласованы с американскими и британскими советниками. Также примечательно, что иорданские власти решили засекретить все данные расследования по вопросу убийства  силовиков весной с.г. В том числе и по факту нападения в ноябре прошлого года на Иорданский международный учебный центр полиции, когда было убито 6 человек, включая агентов частной компании по вопросам международной безопасности Dyncorp. Есть все основания полагать, что их расстрелял свой же сослуживец из числа иорданских военных.

Внутренняя нестабильность на фоне необходимости проведения непопулярных экономических реформ, наличие по соседству неспокойной Сирии, а также присутствие  внутри королевства значительного числа своих оппонентов и радикализированных в своей массе сирийских  беженцев вынуждает короля Абдаллу II  просить сейчас западных союзников о размещении на территории королевства дополнительных сил, которые могут стать  военным противовесом в случае начала открытого восстания бедуинов и исламистов. В начале сентября новое соглашение было подписано между УОР ИКХ, ЦРУ и другими разведывательными и охранными агентствами США. Это произошло сразу же после теракта 10 августа, в результате которого погибли 4 сотрудника УОР в 30 км от Аммана. Новое соглашение будет включать в себя  увеличение числа иорданских стажеров из УОР, обучаемых в США, а также переподготовку бойцов элитного подразделения этой структуры «Фурсан аль-Хакк» (бригада «Рыцарей правосудия»), которая была создана   для охоты на джихадистов, но показала крайне неутешительные результаты с февраля прошлого года. Но главная роль в этом наращивании международных усилий с точки зрения поддержания иорданского режима сейчас отводится Парижу.  Франция планомерно наращивает свою поддержку Иордании. В частности,  в прошлом месяце в страну было поставлено 20 военных автомобилей Masstech offroad. Эта поставка была осуществлена после встречи в Аммане  контр-адмирала Дидье Малетера, который отвечает за оперативную поддержку операции «Шаммаль» (это как раз и есть операция по поддержанию иорданского режима и усилий французов в Сирии) с высокопоставленными иорданскими военными чиновниками. В настоящее время французы раздумывают об удовлетворении просьбы американцев с точки зрения участия французских военных в составе объединенной базы спецназа США в Иордании.  На сегодня в ИХК уже расположена авиабаза ВВС Франции, на которой базируется  четыре самолета «Рафаль» и почти 400 человек персонала, включая специалистов радиоэлектронной разведки. Официально это база является частью усилий коалиции по борьбе с ИГ, но  Амман очень хотел бы, чтобы это французское военное присутствие в стране стало постоянными. Он стремится «закрепить» Францию в качестве второго по значимости военного союзника после США. Иордания стремится в этой связи перенять опыт французских сил в рамках борьбы с терроризмом и проведении поисково-спасательных операций.

В течение последнего месяца Министерство вооруженных сил Франции изучало предложение Пентагона о создании совместной целевой группы в Иордании, пока решение не принято. Силы, в состав которых войдет французское командование специальных операций или COS (Commandement des Operations Speciales) и Командование специальных операций США (USSOCOM), должны будут в идеале служить центром подготовки местных сил по борьбе с терроризмом. Что среди «плюсов» такого сценария?

  1. Силы, которые будут расположены недалеко от иордано-сирийской границы, также смогут более оперативно действовать против различных целей в регионе, и не только в Сирии.
  2. Создание базы в Иордании может заинтересовать подразделения французского командования специальных операций или COS, поскольку они смогут отрабатывать на ней различные тактические схемы своих действий вне законодательных ограничений, которые наложены на такую деятельность в самой Франции, и с недавнего времени — на базу французов в Джибути. Это схемы включают в себя более активное использование сомнительных с точках зрения демократии методов, включая внесудебные расправы и допросы с пристрастием.

Среди «минусов» — финансовые издержки и риск быть втянутым во внутриорданский конфликт с перспективой партизанской войны.

Если брать по сути и более глобально, то проект усиления устойчивости иорданского режима за счет наращивания присутствия иностранных сил был запущен лично королем Абдаллой II весной с.г., который, похоже все меньше доверяет своей армии. Иордания уже размещает несколько ключевых объектов для операций в Сирии, включая авиабазу «Азрак», которая используется коалиционными беспилотниками. США также оказали помощь в открытии нового учебного центра в Савке в начале года, а также в расширении военной базы в Зарке, где базируется иорданский спецназ. Новая инициатива только укрепит эти усилия, уже предпринимаемые коалицией в рамках операцией «Галантный Феникс» с участием США и около 20 с лишним других стран, включая Францию, Израиль и Германию. При этом есть серьезные сомнения, что Запад готов подставлять своих военных в случае реального осложнения ситуации в ИХК в рамках межэлитных разборок, подкрепленных к тому же исламистским фактором.  Это понимают в и королевском дворце, отсюда и активизация контактов по линии спецслужб с тем же Дамаском и Москвой, которых король полагает еще одними столпами устойчивости своего режима.

52.53MB | MySQL:104 | 0,359sec