«Странная война» между Израилем и сектором Газа

Вечером 11 ноября боевикам ХАМАСа удалось обнаружить неподалеку от города Хан-Юнис, в 3 км от границы Израиля с сектором Газа маленькую группу бойцов одного из спецподразделений ЦАХАЛа, ехавшую на гражданском автомобиле, очевидно не с израильскими номерными знаками. Завязался в бой, в ходе которого был убит подполковник ЦАХАЛа М. (его полное имя запрещено к публикации израильской военной цензурой). Еще один израильский офицер был тяжело ранен. Было убито также семеро боевиков ХАМАСа, в том числе один из высокопоставленных командиров военного крыла этой организации. При поддержке боевых вертолетов израильским спецназовцам удалось эвакуироваться на израильскую территорию вместе с телом погибшего товарища.

Уже в ходе этого боя, в ночь с 11 на 12 ноября ХАМАС и «Исламский джихад» подвергли ракетному обстрелу суверенную территорию Израиля. В ответ израильские ВВС нанесли удары по ряду военных объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Затем последовало короткое затишье, продолжавшееся весь день 12 ноября, однако вечером ракетные и минометные обстрелы израильской территории возобновились. Они были чрезвычайно интенсивны — ничего подобного не было со времен операции «Несокрушимая скала», которую ЦАХАЛ проводил против боевиков ХАМАСа в секторе Газа летом 2014 года. Интенсивному обстрелу подверглись израильские города Ашкелон, Сдерот, Нетивот и целый ряд сельских населенных пунктов в районах, прилегающих к сектору Газа. Падение отдельных ракет было зафиксировано даже в Иудее (на юге Западного берега, пользуясь арабской терминологией) в окрестностях Хеврона.

В течение нескольких часов по израильской территории было выпущено порядка 400 ракет. Значительная часть из них упала на незастроенной местности, не причинив вреда. Часть была сбита израильской противоракетной системой «Железный купол». Однако имели место и прямые попадания в жилые дома и автомобили. В результате этого более 10 израильтян получили ранения различной степени тяжести, а один человек (нелегально находившийся на израильской территории палестинский араб) был убит. Несколько особняком стоит инцидент, в ходе которого боевики ХАМАСа выстрелили прямой наводкой противотанковую ракету по автобусу, перевозившему солдат ЦАХАЛа в непосредственной близости от пограничного забора. В результате один израильский военнослужащий был тяжело ранен.

В связи со сложившейся на юге страны ситуации премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху прервал свой визит во Францию и срочно вернулся в Израиль. Сам по себе этот факт говорит о том, что израильское руководство рассматривает возможность новой широкомасштабной военной операции в секторе Газа как вполне реальную. Израильтяне отвергли предложения Египта выступить в качестве посредника для достижения прекращения огня. Израильская авиация нанесла удары по многих десяткам объектов в секторе Газа. В частности было уничтожено многоэтажное здание связанного с ХАМАСом телеканала «Аль-Кудс». Все лидеры военного и политического крыла ХАМАСа укрылись в подземных убежищах из-за вполне обоснованного опасения за свои жизни.

Вместе с тем израильский премьер-министр открыто заявил, что речь не идет о свержении власти ХАМАСа и что после завершения боевых действий, когда по ХАМАСу будет нанесет сокрушительный удар, Израиль намерен вернуться к договоренностям, достигнутым по окончанию операции «Несокрушимая скала». Более того, израильские военные специалисты, в частности бывший глава штаба по национальной безопасности генерал-майор запаса Яаков Амидрор выступили в СМИ с интервью, в которых прямо заявляли, что с одной стороны никакое соглашение между еврейским государством и стремящимся уничтожить его ХАМАСом невозможно и вспышки широкомасштабного насилия в отношениях между Израилем и сектором Газа неизбежны, и они будут происходить каждые несколько лет, а с другой стороны – что масштабной наземной операции в секторе Газа на этом этапе проводить не следует, а власть ХАМАСа в Секторе вообще не надо свергать в обозримом будущем.

Это создало ситуацию, при которой ХАМАСу – как организации (в отличие от отдельных членов этой организации, включая ее высшее руководство) опасаться, по сути, нечего. Создается впечатление, что бы ни сделал ХАМАС, в конечном счете это сойдет ему с рук.

В чем причина такой странной ситуации, которую высшее военно-политическое руководство Израиля может, но не считает нужным изменить, несмотря на сильнейшую критику со стороны граждан, с которой политики не могут не считаться накануне выборов в Кнессет, которые должны состояться в 2019 году? Представляется, что речь идет о целом комплексе причин. Назовем наиболее важные из них:

  1. Основное внимание израильской армии направлено сейчас на север, на границу с Сирией и Ливаном. Угроза широкомасштабной войны с закрепившимся при поддержке России на сирийской территории Ираном и его союзниками, прежде всего, ливанской «Хизбаллой» представляется совершенно реальной и близкой. Об этом совершенно открыто говорят в израильских СМИ. Более того, в них периодически проскальзывают и упоминания о возможности военного столкновения с Россией. В этих условиях израильское военно-политическое руководство не хочет увязать в войне в секторе Газа. Расчет при этом, видимо, делается на то, что отношения суннитского ХАМАСа с шиитским Ираном и «Хизбаллой» отнюдь не безоблачные. Последние не могут положиться на ХАМАС в качестве союзника в случае начала войны с Израилем. Открыто проиранскую позицию в секторе Газа занимает «Исламский джихад», однако ХАМАС при желании в состоянии пресечь его антиизраильскую активность.
  2. Свержение власти ХАМАСа в секторе Газа потребует создания там какой-то альтернативной власти. Здесь в принципе имеются три варианта: а. Восстановление израильского управления в секторе Газа, существовавшего до подписания Норвежских соглашений севередины 90-х годов прошлого века. Израильские власти не заинтересованы в том, чтобы брать на себя ответственность за судьбу и благосостояние почти 2 млн арабов-мусульман, живущих в Секторе; б. Передача сектора Газа под контроль Египта, как это было до Шестидневной войны 1967 года. Однако Египет не заинтересован в получении этого контроля по тем же причинам; в. Передача сектора Газа под контроль возглавляемой лидером враждебного ХАМАСу движения ФАТХ Махмудом Аббасом Палестинской национальной администрации. ПНА контролировала Сектор до того, как ХАМАС захватил в нем власть в 2007 году.  Израильские власти не заинтересованы кровью израильских солдат (а значительные потери при сухопутной операции в застроенной местности неизбежны) отвоевывать сектор Газа для ПНА, которая упорно отказывается от переговоров с еврейским государством.
  3. Сохранение сектора Газа в качестве отдельного и фактически независимого арабского государственного образования, контролируемого ХАМАСом, сводит на нет возможность создания единого палестинского арабского государства в Иудее и Самарии и в секторе Газа, на что рассчитывал архитекторы Норвежских соглашений. В существующей ситуации, отказавшись от сектора Газа, Израиль имеет реальный шанс распространить свой суверенитет на всю Иудею и Самарию, где демографическая ситуация способствует этому (порядка четверти населения этих районов составляют евреи), или хотя бы на те части Иудеи и Самарии, где евреи численно преобладают.
  4. При практическом отсутствии противовоздушной обороны у боевиков ХАМАСа полный разгром сектора Газа силами израильских ВВС при поддержке артиллерии и танков не представляет большой сложности. Однако неизбежные в таком случае многочисленные потери среди гражданского населения и последующая гуманитарная катастрофа неизбежно вызовут сильнейшее внешнеполитическое давление на еврейское государство. Такое давление может, если не свести на нет, то серьезно уменьшить внешнеполитические достижения премьер-министра Биньямина Нетаньяху, являющегося одновременно министром иностранных дел. Поэтому такой вариант не принимается в расчет даже без учета сугубо гуманитарных и моральных соображений, играющих весьма заметную роль в израильском обществе.

Подводя итог, представляется возможным сделать вывод, что Израиль будет вести эту «странную войну» против исламистских боевиков, контролирующих сектор Газа, до тех пор, пока высшее военно-политическое руководство страны остается в рамках стратегической концепции, сформированной совокупностью изложенных выше факторов. И неважно, насколько мощные удары будет решено нанести по ХАМАСу и «Исламскому джихаду» на этот раз.

52.73MB | MySQL:104 | 0,262sec