Израиль: выводы и рекомендации по «делу Алькасем»

Поправка к Закону о въезде в Израиль, принятая в марте 2017 года, запрещает выдачу въездной визы или вида на жительство в стране человеку, который не является гражданином Израиля или постоянным его жителем, если он, организация или орган, где он работает, сознательно выступал с публичным призывом бойкотировать Государство Израиль или взял на себя обязательство участвовать в бойкоте. Закон, вместе с тем, дает право главе МВД делать исключения, разрешая въезд в Израиль тем, кто связан с BDS. В каких случаях это возможно, не уточняется[i].

Изменение в законодательстве преследовало цель обеспечить государство эффективным инструментом для борьбы с движением BDS («бойкот, изоляция и санкции»). После его принятия Управление народонаселения и миграции Израиля разработало критерии его применения. До сих пор движению BDS не удавалось достичь большинства своих целей. Однако главное, что делает движение – бросает вызов  легитимности существования Израиля как национального государства еврейского народа и способствует негативному воздействию этого факта на международное положение Израиля.

Более чем через полтора года после введения поправки, «дело Лары Алькасем» заставило переоценить «выгоды и издержки» от измененного законодательства и предоставило возможность проанализировать политику в данном направлении в целом, а также обозначить конструктивные корректировки закона и порядка его применения. Этим занялись эксперты Института исследования национальной безопасности (INSS) при Тель-Авивском университете[ii].

В августе 2018 года гражданка США палестинского происхождения Лара Алькасем была зачислена на обучение в Еврейском университете в Иерусалиме. Девушке была оформлена въездная виза в Израиль и выдано разрешение на пребывание в стране сроком на один год. Однако по прибытии в аэропорт им. Бен-Гуриона в октябре с.г. Министерство внутренних дел на основе рекомендации Министерства по стратегическим вопросам отказало во въезде Л.Алькасем на том основании, что она занимала руководящие должности в организации «Студенты за справедливость в Палестине» (SJP), в которой она участвовала в продвижении бойкота Израиля.

Две недели спустя, после того, как апелляция Л.Алькасем на решение об отказе во въезде была дважды отклонена, Верховный суд Израиля (БАГАЦ) вынес решение в пользу девушки, обусловив решение тем, что отказ в разрешении на въезд не служит цели закона и не соответствует критериям, установленным законом. Суд объяснил, что, несмотря на важность борьбы с BDS, нет никаких доказательств того, что Алькасем занималась пропагандой бойкота Израиля с тех пор, как она вышла из SJP в апреле 2017 года. Также было признано важным фактом то, что она больше не занимается пропагандой идей BDS и пообещала воздерживаться от этого во время своего пребывания в стране. Ее зачисление в Еврейский университет укрепило эту правовую позицию.

Судебные разбирательства вызвали общественные дебаты в Израиле о том, была ли Алькасем невинной студенткой или активисткой BDS, которой удалось манипулировать израильской правовой системой. Также обсуждался вопрос «национальной чести», и как это решение соотносится с суверенным правом государства отказывать во въезде определенной категории лиц. Дело Алькасем затронуло трения между политической и правовой системой в Израиле. Это дело также приобрело широкую огласку за пределами Израиля с акцентом на ошибочное поведение Израиля в отношении сторонников BDS. Джерри Сильверман, президент Еврейских федераций Северной Америки, утверждал, что Израиль подливает масло в огонь своей делегитимизации, а адвокат Алан Дершовиц, который, известный защитник Израиля на различных международных площадках, сказал, что «Израиль никогда не должен был задерживать» Алькасем.

Поправка и критерии применения закона, которые определяют полномочия Израиля по предотвращению въезда или проживания активистов BDS, призваны противостоять судебным искам. Поскольку со времени принятия поправки только нескольким активистам было отказано во въезде в страну, прямое влияние закона на отказ во въезде в страну участникам антиизраильской кампании оказалось минимальным. Поправка может и оказывает сдерживающее воздействие на активистов, и, вполне вероятно, некоторые из них предпочтут в будущем или уже отказались от идеи приехать в Израиль. Тем не менее, трудно оценить в целом роль закона в борьбе с теми, кто стремится бойкотировать Израиль, поскольку действия антиизраильских организаций во всем мире, хотя и подпитываются событиями, происходящими в Израиле, не зависят от физического присутствия активистов в стране или на палестинских территориях. Можно также утверждать, что законодательная поправка не позволяет иностранным активистам участвовать в насильственных демонстрациях и беспорядках в Израиле или на палестинских территориях, хотя такие действия не уникальны для активистов BDS, и существуют другие инструменты для борьбы с ними.

В глобальной кампании против легитимности, имиджа и международного положения Государства Израиль антиизраильские активисты стремятся повлиять на сознание и восприятие большой аудитории, особенно на либеральные группы на Западе. В этой кампании, по мнению израильских экспертов, самым значительным активом Израиля является тот факт, что это «демократическое государство, которое защищает индивидуальные права и свободу выражения». Однако поправка к Закону о въезде в Израиль является одной из целой серии недавних законодательных мер и решений правительства, которая воспринимается прогрессивным западным миром как антидемократическая и антилиберальная и, в свою очередь, усиливает отрицательное отношение к Израилю. В такой битве за сердца и умы полярно противоположные публичные дебаты внутри Израиля по поводу закона, как это произошло в случае с Ларой Алькасем, привели к тому, что были подхвачены примеры крайней риторики, озвученной в израильском обществе, но никто и не подумал отметить силу и устойчивость демократии в Израиле.

Кроме того, законодательная поправка 2017 года привела к разногласиям среди евреев в Соединенных Штатах, которые находятся на переднем фланге борьбы с делегитимизацией еврейского государства и движением BDS, хотя многие из них выступают против политики Израиля на палестинских территориях. Среди противников поправки 2017 года еврейские организации первого эшелона – Антидиффамационная лига (ADL) и Американский еврейский комитет (AJC). Такие разногласия могут повлиять на отношения этих важных организаций с Израилем и их готовность защищать государство на разных площадках. С момента внесения поправки такие опасения усилились, когда произошли неприятные инциденты с отдельными лицами, которые пытались въехать в Израиль, даже если эти случаи не были связаны с поправкой. Одним из примеров, который активно обсуждался в СМИ, стал допрос в аэропорту им. Бен-Гуриона Питера Бейнарта, известного еврейского журналиста из США, ярого противника нынешней политики правительства Израиля. Помимо того, что сторонники Израиля, хотя они и выступают против нынешней политики правительства, беспокоятся по поводу того, что они не смогут въехать в Израиль, последний начинает восприниматься как государство, которое испытывает страх перед СМИ и гражданскими политическими организациями. В результате усиливается впечатление, что Израилю есть что скрывать, и тем самым льется вода на мельницу активистов BDS, которые давно пытаются в этом убедить международное сообщество.

Еще одно отрицательное воздействие поправки проявляется в том, что она вызвала беспокойство в академических кругах Израиля в связи с тем, что она может воспрепятствовать проведению научных конференций в Израиле на том основании, что не все потенциальные участники получат разрешение на въезд в страну. Руководствуясь этой логикой, Еврейский университет осудил решение Гилада Эрдана (главы Министерства по стратегическим вопросам) запретить въезд в Израиль Алькасем. Утверждалось, что этот инцидент серьезно навредит усилиям Израиля по налаживанию сотрудничества с академическим сообществом во всем мире. Аналогичную позицию заняла Международная ассоциация израильских исследований (AIS), члены которой противодействуют отрицательному имиджу Израиля в университетах по всему миру.

Наконец, первоначальный Закон о въезде в Израиль уже предоставил министру внутренних дел широкие полномочия для предотвращения въезда в Израиль, в том числе сторонников BDS. Поэтому критической необходимости в этой поправке не было. Хотя поправка может повысить способность государства противостоять судебным пересмотрам принятых решений, она ограничивает свободу действий в решении этого вопроса министра, и к тому же привлекает ненужное и вредное внимание общественности.

Польза от поправки к Закону о въезде в Израиль в значительной степени проявляется в ряде ограниченных тактических преимуществах, однако потенциальный ущерб является более существенным и масштабным. Поскольку поправка не способствует борьбе с делегитимизацией Израиля и, возможно, даже, поощряет этот процесс, необходимо принять меры для предотвращения дальнейшего ущерба, вызванного дополнительными законодательными мерами или неправильным использованием существующих инструментов.

Во-первых, законодательство призвано продемонстрировать израильскую демократию. Поэтому в законодательном процессе, в том числе по внутренним проблемам, крайне важно учитывать возможные последствия для статуса Израиля в мире и отношений Израиля с еврейской диаспорой в рамках борьбы с делегитимизацией государства.

Во-вторых, процесс принятия закона вплоть до его завершения должен сопровождаться мнениями в письменном виде соответствующих специалистов и последующим отслеживанием того, соответствует ли закон и его исполнение той цели, ради которой он был принят.

В-третьих, как следует из дела Алькасем, необходимо улучшить координацию между всеми вовлеченными сторонами: Министерством иностранных дел и консульствами, выдающими иностранцам разрешения на право пребывания в стране; академическим учреждением, принимающим иностранных студентов на обучение; Управлением народонаселения и миграции, которое отвечает за въезд в Израиль; Министерством стратегических дел, которое выдает рекомендации в отношении активистов бойкота; и различными органами безопасности.

И, наконец, в-четвертых, следует рассмотреть вопрос об изменении или отмене законодательной поправки от марта месяца 2017 года.

В любом случае Израилю было бы разумно ограничить применение этого закона и запрещать въезд и проживание в Израиле только в крайних случаях, которые полностью отвечают требованиям и критериям закона. Впредь такие меры следует принимать только после анализа возможных последствий для имиджа Израиля в мире и отношений, как с дружественными государствами, так и сторонниками по всему миру.

[i]                      Израиль закрыл въезд для своих врагов // Вести. Израиль. 07.03.2017. URL: https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-4931802,00.html

[ii]                     Дело Лары Алькасем: переосмысление закона Израиля // INSS. 13.11.2018. URL: http://www.inss.org.il/publication/lara-alqasem-affair-rethinking-entry-israel-law/?offset=0&posts=2084 (на англ. яз.)

52.17MB | MySQL:103 | 0,666sec