К вопросу о публикации на сайте Института ANKA, посвященной крымским татарам. Часть 1

27 ноября с.г. на сайте анкарского Института ANKA (http://ankaenstitusu.com) – относительно молодого мозгового центра, созданного в турецкой столице в конце 2015 года инициативной группой, которая включает бывших турецких военнослужащих и бюрократов, была опубликована статья под заголовком «Если Путин не признает решения Европейского суда по правам человека, то кто защитит права крымских турок» (название в оригинале: «Putin de AIHM’nin Kararlarini Yok Sayarsa Kirim Türklerinin Haklarini Kim Koruyacak?»).

Как сама статья, так и подход в ней продемонстрированный, — отнюдь не уникальны, а, скорее, наоборот – типичны для современной Турции. Поэтому на примере этого материала российским читателям удобно демонстрировать отношение турецкого «мейнстрима» к вопросу Крыма и крымско-татарского населения острова. Тот случай, когда полезность публикации заключается в отсутствии у неё оригинальности.

Название этой статьи, автором которой стал проф. д.н. Анкарского университета, бывший бюрократ Рыдван Карлук, характерно само по себе.

Во-первых, потому что оно содержит типичное для риторики турецкого руководства словосочетание «защита прав».

Во-вторых, потому что речь идет о правах не «крымско-татарского», а «крымско-турецкого» населения полуострова.

Напомним читателям, что в турецком языке, в отличие от русского, отсутствуют «турки» и «тюрки» — есть только «турки», которые, одновременно, и народ, населяющий Турецкую Республику, и собирательное наименование для множества народов, расселившихся по обширным территориям, которых мы, по-русски, привыкли именовать «тюрками». Аналогичным образом, в турецком языке отсутствуют «русские» и «россияне», а есть только «русские».

Нынешняя Турецкая Республика позиционирует себя в качестве защитницы прав мусульман и тюркских народов по всему миру. Это – фундаментный камень её современной внешней политики.

При этом, говоря о мусульманах, Турция не может говорить о своем первенстве в исламском мире, зато делает акцент на имперском, османском прошлом страны. И говорит о прогрессивности много из того, что было в Османской Империи, даже невзирая на её распад.

Что же до тюркских народов, то здесь свободы маневра – несколько больше: Турецкая Республика – правопреемница Османской Империи и, в нынешних условиях, вполне может претендовать на то, чтобы считаться бывшей метрополией тюркских народов (а если ещё вспомнить столь же известное, сколь и любимое в Турции высказывание про «поскреби русского – найдешь татарина», то картина, и вовсе, может получится «планетарного» охвата: русский = татарин = тюрок = турок – В.К.). Что, собственно, и утверждает название статьи, заменяя отдельно взятых «крымских татар» на обобщенных «крымских тюрок» или «крымских турок». Обе трактовки — возможны.

Здесь просматривается ещё вот какая история: дело в том, что и татары, сами по себе, достаточно активно и громко заявляют в мире о своей идентичности, причем, в первую очередь, именно татарской и лишь во вторую — тюркской.

На этом фундаменте построено огромное количество различных организаций и объединений, включая, к примеру, Всемирный конгресс татар. И, в этом смысле, татары являются конкурентами турок за доминирование в тюркском мире. Поэтому неудивительно, что в рассматриваемой нами статье турки, невзирая на наличие в составе Российской Федерации Республики Татарстан, имеющей серьезный политический вес и пристально присматривающей за делами Крыма, пытаются «перетянуть одеяло на себя» и выступить защитниками крымских татар. Которых они сами же записывают в «крымских тюрок».

Подчеркнем, что это — не казуистика. Это — принципиальный посыл турецкой стороны, от которого строится и все дальнейшее – от рассматриваемой нами статьи, до турецкой внешней политики в этом вопросе. Помимо того, что дела «родственных народов» непременным образом входят в повестку дня первых лиц турецкого государства и МИДа, есть и соответствующая административная единица, которая этим занимается по долгу службы — Управление по делам турок, проживающих за рубежом, и родственных народов (в оригинале, Yurtdışı Türkler ve Akraba Topluluklar Başkanlığı).

Вообще, деятельность этой структуры должна рассматриваться в качестве примера соответствующими ведомствами многонациональной Российской Федерации и использоваться, к примеру, в организации деятельности татар, проживающих в нашей стране, которые, повторимся, являются альтернативным анатолийским туркам центром притяжения и силы в тюркском мире.

Но, как бы то ни было, турецкая сторона, раз за разом, а) поднимает вопрос перед руководством Российской Федерации относительно положения крымских татар, б) пытается строить отношения между Турецкой Республикой и Республиками Татарстан и Башкортостан в системе координат «метрополия» — «тюркские земли». В какой мере и то и другое удается – это отдельный вопрос. Потому что попытки Турции ставить вопрос о положении народов, населяющих Российскую Федерацию, не могут не рассматриваться в качестве вмешательства в её внутренние дела и не вызывать раздражения. И, кроме того, как минимум – не факт, что асимметрия в отношениях, которую Турция пытает установить, провозглашая себя главным центром тюркского мира, в том числе и самым прогрессивным в экономическом, культурном и проч. смыслах, благосклонно воспринимается во всех уголках этого самого тюркского мира.

42.32MB | MySQL:92 | 1,128sec