Отчёт Бундестага о действиях Турции в Сирии

В среду стало известно о выпущенном Бундестагом по запросу немецких левых 9-страничного отчета о военном присутствии Турции на сирийской территории. В документе, работой над которым занималась научно-исследовательская служба парламента ФРГ, утверждается, что действия Анкары в соответствии с нормами международного права должны быть расценены как военная оккупация. По данным немецкого издания Zeit, опубликовавшего выдержки из отчета, его составители взяли за основу Гаагскую конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. В ней говорится, что территория считается оккупированной в том случае, если находится во власти армии неприятеля и фактически управляется им. Именно это, судя из отчета, сейчас и происходит. Как отмечается в докладе: «в свете турецкого военного присутствия в северной части сирийского региона Африн и в районе вокруг Аазаза, Эль-Баба и Джараблуса на севере Сирии выполняются все критерии военной оккупации по международному праву». При этом не скрывается, что факты были взяты из открытых источников, а именно сообщений СМИ, на основании которых и было составлено представление о выполнении условий, позволяющих отнести турецкие действия к оккупации. На официальные запросы правительство Турции, как пишут немецкие журналисты, не ответило. Отдельно эксперты научно-исследовательской службы Бундестага проанализировали основания, которые Турция использует для оправдания своих действий. В этой связи в тексте отмечается: «аргумент о праве на самооборону все больше утрачивает свою правовую жизнеспособность из-за территориального ослабления ИГ(«Исламское государство», запрещено в России – авт.) в Сирии и растущего временного разрыва с и без того противоречивой ситуацией о праве на самооборону, с которой Турция обратилась в январе 2018 г.».

Значение документа определяется несколькими факторами. Прежде всего, это уже не первый случай, когда научно-исследовательская служба Бундестага выступает с критикой Анкары. В марте этого года ею был подготовлен аналогичный отчет, основным выводом которого стало то, что у Турции в действительности не было веских причин для проведения операции «Оливковая ветвь». Несмотря на то, что президент Р.Т.Эрдоган и его окружение настаивали, что их действия полностью соответствуют нормам международного права, а также не способствуют нарушению территориальной целостности САР, в документе немецкого парламента утверждалось, что должной доказательной базы относительно опасности, возникшей в этом регионе, представлено не было. Сейчас, как видно из последнего по времени опубликованного отчета, была предпринята попытка показать преемственность между неправильной оценкой турецкой активности в начале 2018 г. и нынешними событиями.

Ранее турецкие действия в районе Африна спровоцировали дебаты в политико-дипломатических кругах ФРГ. К примеру, канцлер А.Меркель, несмотря на признание законности турецких интересов в сфере обеспечения безопасности, все же сочла ситуацию, сложившуюся там неприемлемой. Глава внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Маас посчитал, что «оккупация создает новую реальность» в которой Анкара должна нести ответственность за положение мирного населения и соблюдение международного права. Кроме того, в ответ на операцию «Оливковая ветвь» федеральное правительство приняло решение заморозить вопрос об экспорте Турции немецких танков «Леопард».

Очевидно, что сейчас парламентарии добиваются, как минимум, аналогичного эффекта, а желательно и более жесткого ответа турецким властям. Основанием для этого служит еще мартовское заявление того же Х.Мааса, по мнению которого, постоянное военное присутствие Турции в САР далее не должно считаться соответствующим международному праву. Однако пока от санкций в отношении Анкары Берлин предпочитает воздерживаться. Недавние комментарии МИД ФРГ выглядят довольно сдержанными. Так около недели назад представители внешнеполитического ведомства сообщили лишь, что ситуация на севере Сирии является «напряженной», избегая каких-либо правовых оценок. Помимо этого, на брифинге для СМИ 21 декабря было сделано предположение, что приоритетом для Турции является «действовать максимально ответственно» и избегать военной эскалации в том, что касается динамики событий в САР.

Вторым важным элементом влияния отчета на федеральное правительство, которое левые депутаты пытаются оказать, является давление по линии ЕС и НАТО. Как полагает немецкий левый политик турецкого происхождения С.Дагделен, тот факт, что оккупационной силой стала страна-участница НАТО, должен стать дополнительной движущей силой, побуждающей канцлера и все федеральное правительство к осуждению. Надо сказать, что такая позиция во многом близка к израильской. Иерусалим в ответ на турецкую критику традиционно называет Р.Т.Эрдогана оккупантом Северного Кипра, а также обвиняет в агрессии в адрес курдов. В последние дни можно было наблюдать, как между странами разгорелась очередная словесная перепалка, поводом к которой стала борьба за энергоресурсы Средиземноморья, обострившаяся на фоне масштабного газового проекта Греции, Израиля и Кипра.

Американо-турецкий диалог, активизировавшийся в связи с решением об уходе американцев из САР, может придать проблеме дополнительное звучание. Так, анонсировав решение, Д.Трамп сообщил, что проконсультировался о плане действий с Р.Т.Эрдоганом во время продолжительного телефонного разговора. Турецкий лидер, в свою очередь, обозначил, что в связи с инициативой Вашингтона будет скорректирован план операции против сирийских курдов к востоку от Евфрата. Израиль проявляет озабоченность судьбой разделенного народа. Так, министр юстиции А.Шакед, комментируя вывод американских сил из Сирии, сообщила, что на ее взгляд этот шаг укрепит положение Р.Т.Эрдогана, что позволит ему продолжить борьбу с курдами. Они же, с точки зрения министра, представляют собой «героев» и «союзников», которые, по ее убеждению, должны выиграть битву против турок. В таком контексте отчет Бундестага приобретает дополнительный смысл. Если в его основу положено определение оккупации, взятое из упомянутой Гаагской конвенции 1907 г., то можно адаптировать к современным реалиям и другие ее положения. К примеру, та же Конвенция при соблюдении ряда условий признает правомерность партизанской войны, что служит лучшим основанием для поддержки, нежели простые уверения в том, что курды должны рассматриваться как дружественные Западу силы.

Таким образом, основной смысл документа, подготовленного научно-исследовательской службой Бундестага, сводится к тому, чтобы побудить федеральное правительство отказаться от сдержанности в том, что касается определения международно-правового статуса турецких операций в САР. Для этого используется не только актуальная информация, параллельно предпринимается попытка продемонстрировать, что ФРГ уже совершила ошибку, не отреагировав должным образом на операцию «Оливковая ветвь». В значительной степени положения документа, а прежде всего его «дух», отвечают израильским стратегическим целям, позволяя найти дополнительные точки соприкосновения с европейцами, которые не верят в полную победу над группировкой «Исламское государство».

Европейские силы коалиции способны превратиться для Израиля в необходимый ему противовес, который будет позволять и дальше проводить политику балансирования между интересами внерегиональных игроков в Сирии. Иерусалим, равно как Берлин, Лондон и Париж не считают правильным уход США, полагая, что он приведет к образованию вакуума силы, который заполнят Иран, Турция и Россия. Помимо этого сирийские курды предупреждают, что военная операция, планируемая Р.Т.Эрдоганом против курдов, опасна для европейцев. Так, прибывшая в Париж на прошлой неделе сопредседатель партии «Демократический союз» И.Ахмед подчеркнула, что в случае турецкого наступления курды не смогут удерживать, находящихся у них боевиков ИГ, равно как не будут в состоянии продолжать борьбу с группировкой. Это приведет к застою в регионе, выгодному джихадистам, а также повысит террористическую угрозу для Европы. Вместе с тем пока основным каналом связи с европейцами сирийские курды видят все же Францию. В ФРГ открыто обозначается пока лишь намерение действовать в рамках мандата, утвержденного Бундестагом, в то время как более радикальные идеи высказываются преимущественно оппозицией.

52.5MB | MySQL:104 | 0,260sec