Ближний Восток: место и роль в будущей войне за рынки СПГ

Речь, разумеется пойдет о войне экономической. По мнению ряда экспертов, мировой рынок СПГ, рынок его потребления, в ближайшие несколько лет ожидают драматические изменения. Собственно говоря, все, что сейчас творится вокруг Украины, и, по мнению, опять же некоторых экспертов, в Сирии и вокруг нее, есть ни что иное, как подготовка к этим самым событиям. Заключаться они будут в осуществлении попыток передела рынка, и, с этой точки зрения, мы попытаемся дать ответ на вопрос: каким образом грядущая война, а это будет именно война, жесткая и бескомпромиссная, политическая, экономическая, экологическая, медийная и любая иная (надеемся, дело не дойдет до боевых действий) скажется на Ближнем Востоке. Для этого нам надо определиться с двумя факторами, а именно, что для рынка СПГ есть Ближний Восток, и что есть СПГ для Ближнего Востока.

Для рынка СПГ Ближний Восток малоинтересен в ближайшей (5-10 лет) и среднесрочной (15-20 лет) перспективах по всей совокупности географических, экономических и демографических показателей.  Во-первых, там нет крупных потребителей энергии, а самой ее более, чем достаточно. Во-вторых, нефтехимические производства, следующие крупные потребители СПГ после промышленных кластеров тяжелого и среднего машиностроения, ТЭЦ и крупных городов, в регионе конечны, то есть, примерно понятно, до какого уровня их разовьют те же Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар и Египет в течение предстоящих 10 лет. В-третьих, особенности логистики и переработки СПГ определяют его выгодность при доставке морем, основным способом его транспортировки к заказчику, если речь идет о расстояниях свыше 500 морских миль. Таких в регионе нет. Поэтому, рынком для СПГ Ближний Восток, как потребитель не является и не будет, речь может идти лишь о локальных потребностях, или о ориентированности таких стран как Саудовская Аравия и Египет, двух самых крупных стран-газопотребителей, на свой собственный рынок, да и то, до степени его самообеспечения, на которую они смогут выйти достаточно быстро и без внешних закупок.

Рассмотрим второй фактор, как может повлиять Ближний Восток на грядущие потрясения на глобальном рынке СПГ? А там, примерно с 2021-2023 года ожидаются весьма интересные события, не сулящие ничего хорошего для тех, кто привык ориентироваться на экстенсивную модель сырьевого экспорта. «Возмутителем спокойствия» выступят США,  переживающие в настоящее время серьезную экономическую перестройку и значительное укрепление своего экономического базиса, проводимые, к слову, без излишней помпы. Уже сейчас США добывают почти 900 млрд куб. м газа, это значительно больше России (690 млрд), на третьем месте следует Иран (240 млрд) и Катар (180 млрд). Да, США также импортируют около 85 млрд куб. м газа в год, но это почти в 2 раза меньше, чем 10-12 лет назад. Таким образом, чистый импорт стал отрицательным, т.е. в США уже стали чистым экспортером газа! Пускай, пока на уровне символических 15 млрд куб. м, но это впервые с 1957 года и останавливаться на этом они явно не намерены, и нацелены на крупнейшие рынки СПГ: Европу, Японию и Китай. Причем, европейский рынок для США, скорее всего, и будет являться приоритетным.

Аналитики ожидают, что рекордный объем производства СПГ получит зеленый свет в 2019 году, учитывая высокий мировой спрос, особенно со стороны Китая и увеличения спроса в Европе.

«Окончательное инвестиционное решение может быть принято в отношении производства более чем 60 миллионов тонн СПГ», — считает Джайлс Фреер, директор по глобальным исследованиям газа и сжиженного природного газа в Wood Mackenzie. Это больше предыдущего рекорда в 45 млн тонн в 2005 году, и в три раза больше, чем в прошлом году (21 млн тонн).

Новые производственные мощности позволят увеличить объем газа, который будет введен в производство в ближайшие годы, добавив к концу 2018 году более 320 млн тонн сжиженного природного газа (СПГ) в мировом масштабе, согласно данным о глобальных грузоперевозках, публикуемых Refinitiv.

«Если вы посмотрите на потенциальный спрос на сжиженный природный газ и посмотрите на стоимость, в которой он сейчас находится, то это побуждает компании продвигать проекты вперед и мотивирует покупателей поддерживать некоторые из этих проектов», — продолжает Д.Фреер.

Wood Mackenzie заявил в своем отчете своим клиентам, что среди лидеров этого года российско-российский проект СПГ Novatec 2 стоимостью 27 млрд долларов, по крайней мере один в Мозамбике, и три (!) в Соединенных Штатах.

Тремя потенциальными американскими проектами являются проект «Золотой окунь», предприятие Fincher Global по сжиженному природному газу (СПГ), комплекс Calcchio и завод Spin Pass 6, принадлежащий Chennai Energy.

Wood Mackenzie также подтвердили, что канадский проект по сжиженному природному газу Wood Fiber, который разрабатывается сингапурской компанией Pacific Oil & Gas, тоже может получить разрешение на продвижение в 2019 году.

На разработку новых проектов обычно уходит несколько лет, при этом ряд рассматриваемых проектов, вероятно, смогут начать поставлять газ в начале 2020-х годов, если они будут одобрены.

В этом месяце ожидается окончательное инвестиционное решение по Golden Pass, а в первом квартале ожидается решение по Spin Pass 6. Решение ожидается в первом полугодии нового года.

«Сейчас подходящее время для инвестиций. Если вы посмотрите на затраты отрасли, она упала с пикового уровня два-три года назад, поэтому, если вы инвестируете сейчас, вы вкладываете деньги в самую низкую часть цикла затрат», — пояснил Д.Фреер.

Другие проекты, ожидающие принятия окончательных инвестиционных решений, включают новое предприятие по выпуску СПГ в Нигерии и расширение трех производств в Папуа-Новой Гвинее, хотя многие ожидают, что некоторые проекты будут перенесены на год- два.

Среди факторов, ведущих к росту оптимизма в этом секторе, — огромный рост спроса в Китае в рамках программы конверсии угля в газ, а также рост зависимости от импорта СПГ в Европе и тенденция к сокращению использования  угля.

Ожидается, что поставки сжиженного газа в текущем году вырастут на рекордные 40 млн тонн, или на 13%.

Это оказывает давление на цены на СПГ в Азии, которая в настоящее время составляет около 9 долларов за миллион британских тепловых единиц.

Большая часть нового производства в этом году будет поступать из Соединенных Штатов, с запуском новых производственных установок от Cameron LNG, Corpus Christi LNG, «Остров Эльба СПГ» и Freeport LNG.

С точки зрения спроса на СПГ, в Wood Mackenzie считают, что Пекин будет продолжать демонстрировать рост, в то время как в Европе также может наблюдаться рост после многих лет стагнации, который увеличится примерно на 20 млн тонн и будет играть важную роль в реализации новых поставок США.

Очевидно, что ближневосточный СПГ, который можно разделить на «восточный» (Катар),  и «западный» (Египет), не сможет играть какой-либо заметной роли в переделе рынка, особенно, если речь идет о Европе.  Его, во-первых, еще просто нет, во-вторых, — окончательное определение товарных экспортных объемов, как и способов их оптимальной транспортировки станет понятно лишь после реализации первой очереди шельфового месторождения «Зохр» и, разумеется, после того, как Египет обеспечит собственные потребности в газе.

Подтверждением этому является подписание между Иорданией и Египтом в воскресенье, 13 января, соглашения о поставках в королевство, примерно половины его потребностей в природном газе, необходимом для выработки электричества, на 2019 год.

Министр энергетики и минеральных ресурсов Иордании Хала Адель Заввати после подписания в обращении к прессе заявила, что соглашение, которое включает поправки к соглашениям о купле-продаже природного газа между двумя странами, определяет количество газа, экспортируемого Египтом в Иорданию в течение 2019 года. И количество это эквивалентно половине потребностей Иордании в энергии, требуемой ее ТЭЦ для выработки электричества.

Она добавила, что остальная часть потребностей электрической системы будет удовлетворена через Shell International, которая снабжает Иорданию сжиженным газом через порт Акаба и из местных источников энергии. Министр подчеркнула важность поставок природного газа из Египта для сокращения расходов бюджета королевства, указав на влияние фактора природного газа в снижении стоимости электроэнергии для граждан.

Что касается цен на газ, как это предусмотрено в соглашении, Х.Заввати сказала, что «они связаны с уравнением цен, основанным на индексе нефти Brent».

«К концу 2019 года видение наших партнеров в Египте станет ясным в отношении объемов производства и показателей имеющихся запасов, — добавила Х.Заввати — У Египта также есть свои потребности и другие газовые обязательства».

С 2004 года Египет поставлял Иордании 250 млн куб. футов газа в сутки, но, затем, эти поставки сократились с конца 2009 года и были приостановлены в 2011 году.

Потребность королевства в природном газе, который используется, главным образом, для выработки электроэнергии оценивается в 330 млн куб. футов  в сутки. Иордания прекратила импорт сжиженного природного газа (СПГ) через порт Шейх-Сабах в Акабе с середины 2015 года.

Иорданские электростанции снабжаются египетским природным газом по газопроводу, который идет от Эль-Ариша на севере Синая до территории Иордании.

Очевидно, и иорданско-египетское соглашение  доказывает, что основная часть газа, производимого на Ближнем Востоке, будет использована внутри региона, а те количества его, которые сжижаются и поставляются на экспорт Катаром, и, в перспективе, Египтом, Ираком и, возможно Саудовской Аравией, либо уже вписаны в общую структуру глобального потребления, либо вписываются в нее без заметного влияния на мега-игроков рынка, таких как США, Австралия, или Россия. Точно также, по нашей оценке, были беспочвенны страхи насчет гипотетической газовой трубы из Катара или Ирана на сирийский Банияс или Тартус. Ее надо было построить, затем чем-то наполнить (излишков газа нет), соорудить терминал (вернее, построить абсолютно новый порт) по сжижению (если собирались возить СПГ), построить газовозы, или перевести их с других маршрутов, а свободных газовозов у Qatar Gas нет, и у Ирана тоже. У страха, как говорится, глаза велики, впрочем, какие-то аргументы, нашлись и вышло, то, что имеем.

Какие–то свободные количества газа у Египта, возможно для Европы найдутся, лет через пять, но они, так же как все существующие ныне газопроводы, из тех же Алжира и Ливии, не окажут влияния на ситуацию с СПГ на глобальном рынке. Поэтому Ближний Восток, по нашей оценке, не примет сколь либо заметного участия в предстоящих коллизиях на европейском и азиатском газовых рынках, кроме того, будет снижаться его роль и в аналогичных процессах на глобальном рынке нефти.

52.76MB | MySQL:104 | 0,410sec