Ситуация в Ливане: декабрь 2018 г.

Политическая ситуация в Ливане в декабре 2018 г. характеризовалась неопределенностью и неустойчивостью. Два фактора в декабре 2018 г. были причинами беспокойства и создавали потенциальную угрозу национальной безопасности Ливана. Во-первых, затянувшийся правительственный кризис, препятствующий решению насущных социально-политических проблем. Во-вторых, напряженность на границе с Израилем, связанная с израильской военной операцией против подземных туннелей «Хизбаллы».

Несмотря на уверения высших политических руководителей Ливана формирование нового кабинета министров страны в декабре так и не состоялось. Основным препятствием на пути формирования правительства в декабре было существование группы «независимых суннитов», депутатов ливанского парламента, находящихся в оппозиции к движению «Мустакбаль» Саада Харири и связанных с Коалицией 8 марта, в которой первую скрипку играет движение «Хизбалла». В данную фракцию входят шесть депутатов-суннитов просирийской направленности, не входящие в состав движения «Мустакбаль» Саада Харири: Фейсал Караме, Абдель Рахим Мрад, Валид Суккарие, Касем Хашем, Джихад ас-Самад и Аднан Траблуси. Все они в разное время были близки к движению «Хизбалла». В настоящее время эти депутаты требуют для своей фракции одно министерское место на основании того, что, согласно ливанской конституции, пять депутатов могут выдвинуть своего кандидата в министры.

6 декабря президент Ливана Мишель Аун заявил о том, что Саад Харири на посту премьер-министра может быть заменен другой политической фигурой, если он не согласится на формирование правительства в составе 32 человек для того, чтобы решить суннитскую дилемму. В ответ премьер, отбывший в поездки в Париж и в Лондон, необходимые, по его словам, для получения Ливаном зарубежных кредитов, согласился рассмотреть представительство независимых суннитов в будущем кабинете министров. 14 декабря появилась информация о том, что Саад Харири готов рассмотреть кандидатуры для предоставления министерства, выдвинутые «Консультативным совещанием» (группой независимых суннитских депутатов).  По сообщению газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», премьер-министру был вручен список из четырех кандидатов, которых он обещал рассмотреть. Функции посредника в урегулировании кризиса, взял на себя руководитель Службы общей безопасности Ливана генерал-лейтенант Аббас Ибрагим (шиит, близкий к движению «Амаль»). Генерал А.Ибрагим уже проявил себя как талантливый посредник в урегулировании ряд кризисов внутри и вне Ливана. В 2014 году он участвовал в освобождении группы сирийских православных монахинь, захваченных боевиками террористической организации «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России). Позже улаживал конфликты, возникающие в лагерях палестинских беженцев. Генерал А.Ибрагим с мая с.г. выполняет роль связующего звена между ливанским руководством и правительством Сирии  в деле возвращения сирийских беженцев. 18 декабря Аббас Ибрагим заявил о том, что его инициатива облегчить формирование правительства завершилась успехом. Он также поблагодарил президента Мишеля Ауна за то, что ему была доверена такая сложная миссия.

Однако данная инициатива в итоге потерпела фиаско. Премьер-министру был подан список кандидатов, из которого он выбрал Джавада Адру. Другими кандидатами в списке были близкий к Фейсалу Караме политик из Триполи Таха Наджи, выдвиженец того же Караме Осман Махзуб и сын Абдель Рахима Мрада Хасан Мрад. 22 декабря стало известно о том, что «независимые сунниты» не согласились на кандидатуру Адры на основании того, что он не выражает интересов их фракции. Сам Джавад Адра также сказал о том, что не является сторонником «Консультативного совещания» (группы независимых суннитов). Интересно, что Джавад Адра перешел не в лагерь Саада Хирири и движения «Мустакбаль», а в коалицию «За сильный Ливан», которую возглавляет лидер СПД и зять президента Джебран Басиль.

На фоне склок за места в будущем кабинете в Ливане развернулись массовые социальные протесты. 23 декабря в Бейруте прошла 20-тысячная демонстрация с протестами против ухудшающихся условий жизни и с требованием скорейшего создания нового правительства. Демонстранты, многие из которых по французскому образцу надели желтые жилеты, несли лозунги «Нет конфессионализму», «Мы хотим медицинские полисы», «Народ хочет свергнуть режим». Демонстрация началась на площади Шахидов, где расположены здания правительства и парламента Ливана, а затем направилась к площади Рияда ас-Сольха. На фешенебельной улице Хамра, по которой прошли протестующие, были зафиксированы случаи погрома банкоматов. Один из демонстрантов сказал в интервью газете «Ан-Нахар»: «Мы не копируем французов, но хотим, чтобы наше правительство по примеру французских коллег повысило зарплаты рабочим и служащим, а также снизило некоторые налоги, чтобы народ смог вздохнуть свободней». Он также добавил, что треть ливанцев в настоящее время живет за чертой бедности, а промедление с формированием кабинета министров ведет к отсрочке получения международных кредитов, одобренных на Парижской конференции CEDRE в апреле 2018 года.

Еще одним возмутителем спокойствия во внутриполитической жизни Ливана в декабре стал лидер Партии арабского единства, друзский политик Виам Ваххаб.  Этот бывший министр одного из ливанских правительств является политическим деятелем, традиционно близким к «Хизбалле». Его партия представляет миноритарную часть друзской общины и не может конкурировать с группировками Валида Джумблата и Таляля Арслана. 1 декабря Виам Ваххаб назвал премьер-министра Саада Харири и его сторонников «предателями и двуличными людьми», имевшими в свое время тесные отношения с Дамаском, когда это сулило им выгоды и поддержавшими оголтелых джихадистов, когда Сирия ослабла. «Я могу назвать имена многих политиков из «Мустакбаль», которые как лакеи унижались на поклоне в Дамаске», — сказал Виам Ваххаб. Он также добавил, что «Саад Харири кончит в тюрьме». По инициативе премьер-министра против В.Ваххаба было заведено уголовное дело, вслед за тем в родную деревню политика Джахлие был направлен отряд спецназа, чтобы задержать его. В результате столкновения спецназовцев с вооруженными сторонниками Виама Ваххаба погиб его охранник Мухаммед Абу Диаб. Инцидент удалось погасить, а спецназ Службы внутренней безопасности не стал арестовывать Ваххаба. 3 декабря лидер Партии арабского единства поблагодарил движение «Хизбалла», которое, по его словам, вмешавшись в ситуацию, «спасло Ливан от резни».

Инцидент в Джахлие и обвинения Ваххаба вызвали бурную реакцию в общественных и политических кругах Ливана. Патриарх маронитской церкви Бутрос Бешара аль-Раи назвал неприемлемым возвращение Ливана к временам «вооруженного хаоса» гражданской войны. Он также посетовал на то, что многие политики Ливана (намек не только на Виама Ваххаба, но и на Саада Харири, Самира Джаджаа и ряд других) сохранили ментальность полевых командиров милиций, что может привести к расколу Ливана на религиозном и клановом уровне.

4 сентября министр внутренних дел Ливана Нухад Машнук, один из тех политиков круга Саада Харири, которых Виам Ваххаб обвинил в тесных в прошлом связях с Дамаском, рассказал о своих отношениях с сирийской политической элитой в описываемый период. По его словам, в 1990-е годы он были репрессирован и изгнан сирийцами из Ливана. В 2005 году он вернулся на родину. В 2005-2008 годах как ведущий политический обозреватель газеты «Ас-Сафир» он несколько раз посещал Дамаск, где брал интервью у генерал-лейтенанта Мухаммеда Насифа Хейрбека, советника президента Б.Асада по национальной безопасности. Отметим, что М.Хейрбек был главным куратором ливанского досье. По словам Машнука, в ходе этих встреч он собирал материалы для книги по сирийско-иранским отношениям. Также он встречался с генерал-майором Гази Канааном (сирийский «проконсул» в Ливане в 1990-е годы, министр внутренних дел САР в 2004-2005 годах).  Отметим, что Гази Канаан умер при подозрительных обстоятельствах в октябре 2005 года. Существует версия, что он наряду с вице-президентом Абдель Халимом Хаддамом и премьер-министром Ливана Рафиком Харири был замешан в заговоре против Башара Асада, за что и поплатился.  Нухад Машнук также встречался с руководителем сирийской военной разведки Ростомом Газале. По словам Машнука, в то время он еще не входил в руководство движения «Мустакбаль». Позже, в 2009 году, после сближения с Саадом Харири, по признанию Машнука, он посещал Дамаск, где вел переговоры с сирийскими руководителями, включая руководителя Департамента политической безопасности Али Мамлюка и советницу президенту Бусейну Шаабан.

В сфере внешней политики главным событием в декабре 2018 года стало обострение ливано-израильских отношений. 3 декабря правительство Израиля объявило о проведении военной операции «Северный щит», направленной на «нейтрализацию туннелей, прорытых «Хизбаллой» в сторону Израиля».  Было также заявлено, что эти подземные коммуникации являются угрозой для северных районов Государства Израиль. При этом пресс-секретарь Министерства обороны Израиля заявил, что данная операция готовилась в течение долгого времени, а израильская военная разведка готовила планы уничтожения туннелей еще с 2013 года. Пресс-секретарь Адрай Авишай отметил также, что существование данных туннелей является «грубым нарушением израильского суверенитета», добавив, что они были сооружены «на иранские деньги». В ответ на данную акцию генеральный секретарь движения «Хизбалла» Хасан Насралла в своем выступлении на телеканале «Аль-Манар» заявил: «Я хочу обратиться к сионистам: если осмелитесь, пожалеете». При этом Х.Насралла имел в виду возможное начало широкомасштабной израильской военной кампании против Ливана. Одновременно он пригрозил, что в случае начала бомбардировок Ливана «Хизбалла» с помощью своих ракет уничтожит ядерный реактор в Димоне и завод по производству аммиака в Хайфе.

52.76MB | MySQL:104 | 0,434sec