О проблемах борьбы с терроризмом и обеспечением безопасности в странах зоны Сахеля

Не менее 10 миротворцев Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Мали (МИНУСМА) погибли, 25 получили ранения в воскресенье 20 января на севере этой страны в результате нападения вооруженных боевиков. Об этом говорится в заявлении ООН, размещенном на сайте организации. Ранее агентство Франс Пресс информировало о том, что жертвами атаки стали от четырех до шести человек. Согласно заявлению ООН, нападение на миротворцев из Чада произошло в районе населенного пункта Агельхок. Несколько нападавших были ликвидированы. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш выразил соболезнования семьям погибших и призвал власти Мали приложить все усилия для установления виновных в атаке и привлечения их к ответственности. Вооруженный конфликт в Мали между правительственными войсками и боевиками различных группировок разгорелся в начале 2012 года. Во многом он был спровоцирован обострением обстановки в Ливии после свержения Муаммара Каддафи. В октябре 2018 года правительство Мали продлило на год режим чрезвычайного положения, принимая во внимание сохраняющуюся террористическую угрозу. Отметим, что это нападение было производно через десять дней после масштабной операции французских и малийских военных в рамках ликвидации ряда оплотов джихадистов на севере Мали. Французские армейские формирования совместно с Вооруженными силами Мали провели в январе операции, в ходе которых были уничтожены 20 боевиков-исламистов. Об этом сообщил в четверг 10 января Главный штаб Вооруженных сил Франции. Операции проводились «в ночь на 4 и 5 января к северу и югу от леса Серма, находящегося между [малийскими] городами Гао и Мопти». В ходе операций был «высажен десант с вертолетов, действия которого были поддержаны ударами авиации». «В ходе одной из этих операций были уничтожены террористы», — отмечается в заявлении французского Главного штаба. В нем уточняется, что зона, в которой проводилась операция, давно известна тем, что в ней скрываются исламистские боевики. Против них в этом районе уже был направлен ряд ударов в рамках антитеррористической операции «Бархан». В частности, одна из них была проведена в июне 2017 года. Главный штаб уточнил, что 8 и 9 января войсками были проведены новые операции против террористической группировки исламистов в этой зоне. «Тщательное прочесывание района позволило обнаружить тренировочный лагерь и крупную тыловую базу террористов, захватить автомашины, тяжелое и легкое вооружение, боеприпасы различных калибров, самодельные фугасы и средства для их изготовления», — сообщил Главный штаб французской армии. Как мы видим из дальнейшей динамики развития событий, эти меры никакого кардинального изменения в ситуацию не принесли. Более того, весь январь 2019 г. был отмечен периодическими вылазками боевиков практически по всей зоне ЭКОВАС, и прежде всего в Мали, Нигере, Буркина-Фасо и Чаде. На этом фоне отметим начало участия Катара в рамках материально-технического снабжения воинского контингента африканских стран G5. Для начала отметим два момента.

  1. Материально-техническое снабжение контингента является самой серьезной проблемой для Франции на направлении придания этой структуре внятного боевого потенциала. Функционирование антитеррористического контингента «Группы пяти» (G5) зоны африканского Сахеля, в которую входят Буркина-Фасо, Мавритания, Мали, Нигер и Чад, затруднено в связи с отсутствием обещанных денег со стороны зарубежных доноров. Об этом говорилось неоднократно. В частности, еще в сентябре прошлого года на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН об этом заявил  президент Мали Ибрагим Бубакар Кейта. «Совместные силы «Группы пяти» испытывают трудности, не функционируют полноценно ввиду отсутствия соответствующего мандата и прежде всего надлежащего финансирования, — отметил президент с трибуны ООН. — Мы призываем наших партнеров, пообещавших в феврале 2018 года во время конференции в Брюсселе сделать финансовые взносы, быть верными своим обязательствам в отношении военного контингента стран G5».  По его мнению, военные «Группы пяти» должны «действовать под мандатом ООН и быть обеспечены постоянным финансированием». «Мы полагаем, что борьба с терроризмом в зоне Сахеля — это важный вклад во всемирную безопасность», — добавил малийский лидер. При этом надо отметить, что международные доноры на его призывы откликаться не спешат. И прежде всего, в лице КСА и ОАЭ, с которыми Париж связывал свои основные надежды на финансирование.  В частности, обещание Эр-Рияда вложить в обеспечение контингентов группы G5 пакет в 150 млн евро в рамках оплаты контрактов на поставку  военной техники остается пока только словами. На этом фоне патовой ситуации в саудовско-французском диалоге закономерно возник Катар. В этой связи обратим еще раз внимание российской дипломатии на один из главных   алгоритмов выстраивания отношений с аравийскими монархиями. Это безусловно игра н них традиционной ревности, которая характеризуется прежде всего тем, что если КСА вкладывается инвестициями или в иной форме в ту или иную страну, то тут же сразу возникает Катар, который делает все то же самое, и даже еще больше. И наоборот. Это важная черта ментальности аравийцев, и если вы хотите улучшить отношения с тем же Катаром, то надо наоборот активнее заигрывать с КСА. В случае с Сахелем мы наблюдаем именно эту картину.
  2. До сих пор не желая участвовать в военной сфере в Африке, Катар, тем не менее, 23 декабря 2018 г. пожертвовал малийской армии 24 единицы бронетехники, которые были доставлены в столицу Мали Бамако на борту 3 катарских военно-транспортных самолетов С-17. Разработанные на базе шасси Toyota Land Cruiser, они были собраны катарской компанией Stark Motors, основанной в 2017 году. Малийская делегация встретилась с руководителями компании Stark Motors на оружейной выставке в Дохе 29-31 октября прошлого года. Эта поставка происходит в то время, когда поставки бронированных машин, обещанные Саудовской Аравией G5 Sahel в начале 2018 года, до сих пор не были реализованы. Совершенно очевидно, что Доха стремится воспользоваться трудностями, с которыми сталкивается Эр-Рияд в связи с войной в Йемене и делом Джамаля Хашогги, для того, чтобы вернуться в Сахельский регион. И делается это естественно в рамках даже не сколько каких-то глубинных экономических интересов Катара именно в этой зоне Африки, сколько в рамках перетягивания на свою сторону Парижа в достаточной степени через завязывание контактов в области ВТС с их ключевыми союзниками в зоне Сахеля. По ряду данных, между Дохой и Нджаменой ведутся переговоры о поставках аналогичной бронетехники в Чад. В конце декабря прошлого года временный поверенный в делах посольства Катара в Чаде Хамад бен Масуд аль-Атби встретился с министром иностранных дел чада Шерифом Махаматом Зене для обсуждения вопросов двустороннего сотрудничества в области ВТС между двумя странами. Для противодействия Дохе Эр-Рияд также надеется поставить военное оборудование на сумму в несколько миллионов евро в Чад, а также в Камерун, Гвинею и Центральноафриканскую Республику. Все это происходит на фоне замораживания переговоров на эту тему между Парижем и Эр-Риядом. Некий оптимизм, напомним, появился у французов в сентябре прошлого года, когда после Рамадана и летних каникулярных месяцев французские оборонные компании и Саудовская Аравия  вернулись за стол переговоров. При этом эксперты, знакомые с ходом этих консультаций, утверждают, что они, как это и было в случае попыток модернизировать ливанскую армию французским оружием за саудовские деньги, фактически ходили «по кругу». Заключительный  итог, сформулированный неофициально французскими участниками по результатам, — саудовцы не торопятся переходить к конкретному рассмотрению этого досье с французским Генеральным директоратом по вооружению (Delegation Generale de L’Armement). Глава Департамента закупок и соглашений (САД) генерал Адель бен Мусаид  аль-Салих  все еще «изучает предложения» на эту тему  от ряда французских оружейных фирм. В частности, от компании Sofema, которая готова поставлять броневики «Бастион». Среди потенциальных субподрядчиков также рассматриваются  компании Centigon и Nexter. При этом еще один оружейный французский гигант в лице Defense Conseil International (DCI) решил остаться в стороне от предполагаемой сделки, поскольку уже имеет массу сложностей в рамках уже заключенных с Саудовской Аравией контрактов в области ВТС. Франко-саудовские переговоры должны были окончательно согласовать списки необходимой военной техники, которые ранее были составлены ВАТ Франции в странах Сахеля  в рамках контактов со своими местными военными коллегами. По имеющимся данным, среди указанной техники основное место занимают системы связи и  быстроходные легкие бронированные машины. Теперь катарцы решили очень оперативно вторгнуться в эту нишу при явном поощрении французов, которые таким образом планируют не сколько  хоть как-то заполнить бреши в материально-техническом снабжении G5, но и главным образом простимулировать КСА на какие-то внятные шаги на этом направлении.

Еще одна надежда Парижа в данном случае связана с интенсификацией американского участия в рамках операции «Бархан». По ряду данных, активное присутствие Китая и России на континенте побудило президента США переосмыслить участие своей страны. 21 декабря помощник госсекретаря США по делам Африки Тибор Надь принял участие в пресс-конференции, посвященной «новой африканской стратегии администрации Трампа», и организованной Африканского регионального медиа-хаба — агентства, ответственного за продвижение американских инициатив в Африке. Главная идея этого собрания заключалась в формулировании и обоснования тезиса о том, что Соединенные Штаты намерены оставаться ключевым игроком в этом регионе мира в условиях активного участия России и Китая, которые были описаны как «хищники на континенте», и явной активности джихадистов в этом регионе. В рамках этой конференции Тибор Надь собрал весь свой африканский дипломатический персонал в Вашингтоне для того, чтобы обозначить перед ними  основные цели Соединенных Штатов, которые включают поддержание высокого уровня дипломатических отношений. 13 декабря 2018 г. советник по национальной безопасности президента США Дональда Трампа Джон Болтон также изложил руководящие принципы новой африканской политики своей страны в речи, произнесенной в Heritage Foundation, консервативном аналитическом центре государственной политики. Приоритеты включают сокращение финансовой поддержки США для операций по поддержанию мира  и перенос основной тяжести  в сферу двустороннего военного партнерства. В знак этого возобновившегося американского интереса (несмотря на кажущийся ограниченным интерес Дональда Трампа к африканским проблемам) Вашингтон в последние месяцы активно добивается урегулирования конфликта между франко- и англоговорящими общинами в Камеруне. При этом он действует на этой площадке совместно с Германией и Францией. Хотя в течение некоторого времени Белый дом планировал сократить численность своих войск в Сахеле, Вашингтон сейчас,  по ряду данных, отказался от этой идеи. В конце декабря прошлого года Africom направила двух своих представителей в Генеральный штаб Объединенных сил G5. Открыто враждебный миротворческим операциям Организации Объединенных Наций, которые он считает неэффективными, Вашингтон будет и впредь поддерживать двустороннее сотрудничество в области безопасности, как он это делает в Сахеле, где два самолета Cessna 208B были были использованы  для проведения разведывательных операций. В ближайшие недели в Чад, а также в Буркина-Фасо и Нигер прибудет другая военная техника. Однако, недавнее заявление Трампа о выводе американских войск из Сирии означает, что Франция будет по-прежнему опасаться непредсказуемости своего американского партнера, который рассматривается в Париже как «импульсивный». Действительно, в октябре прошлого года министр вооруженных сил Франции Флоренс Парли запросила брифинг с изложением различных возможных сценариев в случае ухода США из Сахеле-Сахарского региона, что четко отражает эту озабоченность.

52.79MB | MySQL:104 | 0,325sec