Об инспекционной поездке премьер-министра Ирака Аделя Абдель Махди на объекты газовой инфраструктуры на юге страны

Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди решил на время отдохнуть от бесконечных кадровых войн с парламентским большинством и отправился на свою родину, в провинцию Басра. В понедельник 21 января он осмотрел объекты ряда газовых проектов, ведущихся на месторождении «Зубейр» и строящейся Северной газосепарационной станции. Там он провел встречи с работниками и смог лично оценить, как объем уже выполненных работ, так и проблемы, с которыми сталкиваются сотрудники Нефтяной компании Басры. Актуальность поездке придает то обстоятельство, что на месторождении «Зубейр» реализуются пилотные проекты, призванные обеспечить в перспективе газовую независимость Ирака от Ирана. К тому же, временные рамки, установленные США для Ирака в которых Багдаду (с рядом оговорок, наподобие запрета расчета в долларах США) позволено пока что покупать газ и электроэнергию у Тегерана, медленно сжимаются.

Человек не чуждый нефтегазовой отрасли, Адель Абдель Махди прекрасно осведомлен о роли и месте кадров при реализации новых проектов, поэтому самое долгое время он провел в центре подготовки местных специалистов, где подробно ознакомился с ходом обучения молодых иракцев, которым предстоит воплощать в жизнь амбициозные планы Министерства нефти по полному отказу от сжигания попутного газа и пр.

В ходе своего недавнего визита в Багдад, государственный секретарь США, М.Помпео не один раз обратил внимание иракское руководство на важность энергетической независимости Ирака и выход на самообеспечение всеми видами потребляемой энергии. При этом, само собой разумеется, он имел ввиду независимость от Ирана в виде прекращения Ираком энергетического импорта из своего восточного соседа. До конца срока, к которому Ирак должен полностью согласиться с санкциями США против Ирана и привести свое внешнеэкономическое сотрудничество в Тегераном в соответствие с их требованиями, осталось около двух месяцев. В Багдаде не все с этим согласны, и, разумеется, никто не сможет полностью закрыть пограничные переходы, задвижки трубопроводов и рубильники на электростанциях, но ограничения последуют и совершенно ясно, коснутся они, прежде всего объемов закупок газа и электроэнергии. Впрочем, справедливости ради, отметим, что Ираку особо нечем рассчитываться за энергоресурсы, и поставки прерывались, главным образом, не из-за позиции Вашингтона, а по причине более банальной – хронической задолженности. Она имеет свойство периодически погашаться, но, почти молниеносно вновь образовываться. Поэтому санкции санкциями, но, в интересах Багдада, пора уже начинать уменьшать зависимость от импорта, в особенности, когда у страны такая неважная платежеспособность.

Возвращаясь к визиту М.Помпео, то отметим, что премьер-министр Адель Абдель Махди обсудил с ним обязательство США поддерживать Ирак и приверженность его территориальной целостности и получил заверения в дальнейшей поддержке США независимости Ирака в энергетической сфере. В ряде американских СМИ цитировали политический источник, близкий к администрации президента США Д.Трампа, который заявил, что «иракские лидеры вновь попросили М.Помпео исключить Ирак из санкций против Ирана, в то время как в ней выразили опасения по поводу усиления влияния Ирана в регионе», призывая «оказать давление на Багдад с тем, чтобы он продолжил предпринимать шаги для достижения независимости страны в области энергетики».

В повседневной же экономической реальности Ирак продолжает полагаться на Иран в импорте газа. Министерство нефти в недавних заявлениях вновь подтвердила, «что в настоящее время нельзя обойтись без импортам газа из Ирана в Ирак, поскольку в настоящее время этому просто нет альтернативы». Хотя бы потому, что Иран является ближайшей точкой для поставок Ираку газа по трубопроводам, перекачивая около 600 млн стандартных куб. футов в день, и это количество не может быть компенсировано никакими соседними странами. При этом периодически декларируется, что Ирак планирует отказаться от иранского газа в течение ближайших двух или трех лет. По нашей оценке, это очень оптимистичный взгляд на ситуацию.

Согласно официальным данным, в 2018 году экспорт газа из Ирана в Ирак составил 154 млн куб. футов, что позволило Багдаду вырабатывать не менее 1000 МВт электроэнергии и разрабатывать планы увеличения ее производства до 4000 МВт.

По данным British Petroleum, Ирак покупает иранский газ по цене 11,23 долл. США за тысячу куб. футов по сравнению с 5,42 долларами США, выплачиваемыми Германией за покупку газа из России, или 6,49 долларами США, которые за сжиженный природный газ платит Кувейт, или 7,82 долларами США по которым СПГ обходится Японии. Это нельзя назвать дешевой ценой, особенно на  фоне фьючерсов на поставку СПГ в Европу в марте, которые торгуются по цене 7–7,5 долларов за MBTU.

Согласно опубликованному на прошлой неделе, отчету Вашингтонского института ближневосточной политики, Ирак в настоящее время тратит почти 2,5 млрд долларов из-за сжигания попутного газа в объеме 1,55 млрд куб. футов в день. Это в десять раз больше, чем импортируется из Ирана. Согласно отчету, иракское правительство до сих пор не работало над решением проблемы использование  попутного газа, связанного с добычей нефти,  сжигание которого истощает на огромные суммы бюджет страны. Это не совсем так, за последние три года в этом направлении были предприняты первые и весьма конкретные шаги, однако, сама проблема еще очень и очень далека от ее решения даже на половину.

В свою очередь, нефтяной эксперт Хамза аль-Джавахири заявил, что «газ в Ираке сжигается из-за присутствия в нем примесей, таких как сера и углекислый газ», объяснив: «Поэтому правительство не может его утилизировать», добавив, что «правительству нужны механизмы и оборудование для переработки газа, тем более что используемое в настоящее время оборудование почти каждый месяц выходит из строя из-за присутствия в газе химических веществ».  В данном контексте мы могли бы порекомендовать Министерству нефти Ирака обратить внимание на опыт разработки газовых месторождений в Астраханской области, где в газе содержится значительное количество серы. В РФ есть компании, производящие такое технологическое оборудование, та же воронежская группа «Космос-Нефть-Газ» разрабатывает и производит его, поставляя «Газпрому». Так что, было бы желание.

Х.аль-Джавахири добавил, что «Ирак нуждается в новом магистральном трубопроводе и крупных инвестициях для импорта газа из остальных соседних стран». Он отметил, что «Иран географически ближе всего к Ираку, поэтому существующие трубопроводы достигают примерно 60 км и проложены до провинций Дияла и Аль- Васт, что недостаточно».

Источники в энергетическом секторе Ирака считают, что стране необходимо, как минимум, два года, чтобы нарастить местную добычу газа, используемого для иракских электростанций, чтобы остановить его импорт из Ирана.

«Ожидается, что к концу 2020 года добыча газа в Ираке достигнет 1,3 млрд куб. футов в сутки, что на 400 млн куб. футов в день больше нынешних показателей», — заявил иракским СМИ Хайян Абдул Гани, глава государственной Южной газовой компании. «Текущая добыча газа в Ираке недостаточна для удовлетворения потребностей электростанций», — сказал он, — мы все еще импортируем газ из Ирана. Ираку нужно как минимум 24 месяца для запуска новых газовых проектов и начала добычи на них». «Ирак нуждается в планировании на высоком уровне для производства достаточного количества газа в ближайшие годы», — заключает чиновник.

Возвращаясь к поездке Аделя Абдель Махди в Басру приведем его цитаты из выступления в центре подготовки специалистов: «Мы (правительство Ирака – авт.) должны сегодня работать над укреплением потенциала страны по добыче газа…если правительству удастся реализовать план, который был включен в учебную программу Министерства нефти, это, безусловно, положительно скажется на добыче газа внутри Ирака». Не забыл упомянуть он и то, что «на юге Ирака есть компании, работающие в сфере добычи газа, в том числе Shell».

«Пока же, мы запросили приоритет покупки газа у Ирана, чтобы обеспечить его совместимость с международными ценами. Мы предпримем все необходимые меры для поддержания закупок, если Иран продаст нам газ без привязки к ценам на международном рынке», — продолжил премьер-министр.

Напомним, что Иран смог ввести 14 участков газового месторождения «Южный Парс» в производственный цикл, и теперь, Исламская Республика вышла на добычу 610 млн куб. м газа в сутки, превзойдя в этом смысле Катар.

Что же касается иранского газового экспорта в Ирак, то повлиять на его сокращение в ближайшей перспективе может только одно: приход мощного инвестора, компании не меньшей чем Shell или British Petroleum, четко ориентируемой на газ и нефтехимическое производство и имеющей несколько миллиардов долларов свободных средств. Таковых мы пока не наблюдаем.

44.12MB | MySQL:87 | 0,746sec