О развитии политической ситуации в Судане

Силы безопасности Судана распорядились отпустить на свободу всех задержанных в ходе продолжающихся уже более месяца массовых протестов. Об этом сообщил во вторник телеканал «Аль-Хадас». Как отмечается, соответствующий указ был подписан органами безопасности страны в отношении нескольких сотен человек. Массовые волнения начались в Судане в середине декабря и за несколько дней охватили около 30 городов, включая столицу Хартум. Поводом для них послужило недовольство жителей страны значительным повышением цен на топливо, хлеб и муку, а также острым дефицитом основных продуктов питания. В охваченных волнениями городах люди поджигали офисы партии «Национальный конгресс», требовали отставки президента и правительства. По данным следственного комитета, образованного суданским правительством, с начала выступлений по настоящее время в результате столкновений манифестантов с полицией погибли уже около 30 человек. Суданская оппозиция заявляет о значительно большем числе жертв. За этот же период было арестовано свыше тысячи суданцев, участвовавших в акциях, в том числе представители творческой интеллигенции, врачи, журналисты. Чем обусловлен этот акт властей, не уточняется. Постараемся это сделать и рискнем предположить, что эта амнистия является результатом некоторых итогов секретных консультаций между лицами из администрации президента Омара аль-Башира и рядом ключевых фигур в структурированной политической оппозиции. А такие маневры сейчас, по ряду данных, идут, и в их рамках обсуждаются вопросы будущего переизбрания президента Судана на новый срок и перспективы обозначения его преемника. В том числе и в рамках делегирования ряда оппозиционных деятелей в структуры исполнительной власти. Еще одним индикатором таких консультаций (а сам по себе этот алгоритм является неотъемлемой частью суданской политической культуры) является недавнее кратковременное задержание дочери главного суданского оппозиционера Садыка аль-Махди Мариям, являющаяся вторым лицом в основанной им партии «Аль-Умма». Она была выпущена из-под стражи через несколько часов после задержания. Об этом в среду 30 января сообщил телеканал «Скай ньюс – Арабия». Отметим, что это задержание (а его целью был своеобразный вызов Мариам на беседу с кем-то из главных правительственных чиновников; в том числе не исключено, что это был сам О.аль-Башир) произошло через три дня после громогласного заявления самого С.аль-Махди. Лидер ведущей оппозиционной партии Судана «Аль-Умма» С.аль-Махди заявил в пятницу 26 января о поддержке протестующих и их требований отставки президента страны Омара аль-Башира, призвав к формированию переходного правительства. Об этом передал телеканал «Аль-Хадас». «Я заявляю о своей поддержке народных протестов в Судане, категорически отвергая убийство демонстрантов, — сказал он после пятничной молитвы в одной из мечетей города-спутника суданской столицы Омдурмана. — Мы призываем режим уйти, а также к формированию переходного правительства». По словам оппозиционера, 20 политических и гражданских групп намерены в ближайшее время подписать «Декларацию свободы и перемен», выдвинутую ранее общественными и профсоюзными деятелями страны и предусматривающую немедленную отставку О.аль-Башира «без предварительных условий» и продолжение протестного движения до достижения поставленной цели. Он также утверждал, что за время манифестаций уже погибли более 50 человек.
Как считают американские эксперты, в любом случае очевидно, что тридцать лет спустя после захвата власти в результате военного переворота президент Судана Омар аль-Башир столкнулся с самым серьезным вызовом для своего лидерства. Публичные демонстрации длятся уже второй месяц, а само отсутствие конструктивного диалога между лидерами протеста и правительством О.аль-Башира указывает на то, что беспорядки не закончатся быстро или мирно. Поправим американцев: такие переговоры идут, просто не в публичной сфере. Можно спорить о степени их конструктивности, но они идут. В этой связи американские аналитики указывают на то, что нынешнее положение дел стало результатом того, что Судан провел большую часть последних трех десятилетий в качестве государства-изгоя под давлением американских санкций, и даже резкий разворот Хартума от Ирана к КСА и ОАЭ не помогли решить экономические проблемы страны и тем самым предотвратить взрыв общественного недовольства. В данном случае необходимо отметить один момент: американские аналитики проводят очень линейные связи между санкциями и нарастанием общественного недовольства не просто так. Таким образом обосновывается нынешняя политика США в отношении Ирана или той же Венесуэлы, в которой основной упор делается именно на экономические факторы давления в рамках смены того или иного режима. И перенос упора в своей подрывной деятельности с чисто военных методов на экономические является основной «фишкой» администрации президента США Дональда Трампа. Вот собственно именно с учетом этой концепции американские аналитики делают главный вывод. Статус страны как международного изгоя, подверженность экономическим санкциям и репутация государства-спонсора терроризма (Судан принимал у себя Усаму бен Ладена в 1990-х годах) в совокупности привели к тому, что страна осталась без средств и друзей. При этом Южный Судан провозгласил независимость (отметим, что не без ярой поддержки со стороны Вашингтона) в июле 2011 года, забрав с собой три четверти добычи нефти в стране. С тех пор протесты стали еще более частыми, достигнув пика в 2012 и 2013 годах. При этом попытка О.аль-Башира решить экономические проблемы путем поворота к странам ССАГПЗ принесли скромные результаты. Этот шаг привел к первоначальному успеху в виде финансовой помощи со стороны КСА и ОАЭ, но 1,2 млрд долл. США нынешних валютных резервов Судана едва хватает для покрытия семи недель импорта. Отдельные займы и инвестиционные обещания ряда партнеров из Персидского залива в конечном счете не дотягивают до уровня системной финансовой помощи, которую могли бы предоставить страны Запада и Международный валютный фонд (МВФ). В то время как сближение Судана с Западом привело к отмене санкций США, Вашингтон по-прежнему оставляет Хартум в списках стран-спонсоров терроризма, а сам О.аль-Башир остается под обвинением Международного уголовного суда (МУС). Учитывая отсутствие подлинной международной поддержки (в данном случае намек очевиден: без США ничего не получиться – авт.), и без того слабая экономика Судана в прошлом году вступила в полномасштабный кризис. Недостаточная ликвидность привела к нехватке топлива и хлеба, а усиление давления на суданский фунт привело к тому, что валюта подверглась трем девальвациям по отношению к доллару. Несмотря на правительственную программу жесткой экономии, инфляция в декабре выросла до тревожных уровней (с 25% в 2017 году до 73% в 2018 году), что вызвало остановку работы банкоматов. При наличии нескольких вариантов действий в этой ситуации Судан вновь обратился за поддержкой к ССАГПЗ, однако пока нет никаких доказательств того, что помощь уже оказывается. В этой связи отметим, что Судан не получил обещанных от ОАЭ финансовых траншей (КСА уже год такие транши не осуществляет), но ОАЭ и Турция в январе направили в Порт-Судан несколько кораблей с продовольствием. Говоря об общей оценке американцев, согласимся с анализом общей экономической ситуации, но не согласимся с тем, что КСА и ОАЭ не в состоянии стабилизировать ситуацию без помощи США. Они безусловно способны стабилизировать курс национальной валюты, но пока не торопятся это делать. Прежде всего, в силу того, что Хартум стал открыто заигрывать с их региональными противниками в лице Катара и Турции.
На фоне нынешнего экономического кризиса правящая партия «Национальный конгресс» формально четко обозначила свою поддержку новому выдвижению О.аль-Башира на очередных президентских выборах. Это собственно стало ключевой точкой недовольства значительной части суданской элиты, что и привело затем к массовым социальным протестам. О.аль-Башир пообещал в 2016 году, что его правление закончится в 2020 году, но затем свое решение пересмотрел. При этом были оперативно внесены поправки в конституцию страны, которая запрещает кандидату занимать пост президента более двух сроков. Искалеченная экономика и явное намерение О.аль-Башира фактически узурпировать власть катализировали то, что первоначально было чисто экономическими протестами. По мере роста движения оппозиционные группы, как старые, так и новые, прилагают значительные усилия для своей консолидации. Так оперативно была создана Суданская ассоциация специалистов (SPA), которая объединила врачей, учителей и лиц аналогичных высококвалифицированных профессий. Эта группа уже организовала множество местных акций протеста, включая резонансные марши протеста у Национального собрания в Омдурмане и у президентского дворца в Хартуме. Успех SPA и его деятельности привлек к союзу с ним несколько оппозиционных партий и ряд протестных организаций, многие из которых подписали с ней соглашение о сотрудничестве. Тогда же была принята общая декларация требований из восьми пунктов, включая отставку О.аль-Башира, которая получила название «Декларации свободы и перемен».
На сегодня О.аль-Башир пытается купировать массовые волнения за счет комбинации ряда инструментов. Прежде всего это силовой алгоритм. При этом надо понимать, что самой структуре национальной безопасности и армии сам О.аль-Башир в свое время бросил серьезный вызов в рамках своего долговременного конфликта с еще одним лидеров исламистов в лице уже покойного Хасана ат-Тураби, который был одним из организаторов военного переворота в 1989 году. Х.ат-Тураби был человеком, поддерживающим нынешний режим в течение большей части 1990-х годов, но в конце концов О.аль-Башир смог отстранить исламистского лидера от власти в 1999 году, в результате чего политический ландшафт Судана резко изменился в его пользу. Но наряду с этим отстранение Х.ат-Тураби стимулировало отход от О.аль-Башира значительной части военных и сотрудников национальной безопасности. По оценке ряда экспертов, это сократило поддержку действующего президента в силовых структурах практически вдвое. С 1999 года О.аль-Башир ужесточил свой контроль над всеми структурами безопасности, устранив при этом ряд высокопоставленных исламистских лидеров, которые могли бы бросить ему вызов. Эти шаги в том числе рассматривались О.аль-Баширом и как демонстрация Западу и странам Персидского залива своего стремление дистанцироваться от видных деятелей режима с радикальными наклонностями. При этом О.аль-Баширу удалось сохранить фрагментарность исламского движения, тем самым дополнительно разобщая своих конкурентов. Однако эта стратегия обошлась недешево, и ослабление роли исламистских офицеров в обеспечении безопасности Судана стало причиной серьезных разногласий в самой правящей партии. На этом стоит отдельно остановиться.
Начнем с того, что армия и спецслужбы пока сохраняют лояльность О.аль-Баширу. В частности, с самого начала волнений 22-23 декабря и неоднократных предупреждений главы Национальной службы разведки и безопасности (НСРБ) генерала Салаха Абдаллы Мухаммеда Салеха (он же Салах Гош) о том, что есть реальные угрозы свержения его режима, президент лично посетил штаб армии в ночь с 22 на 23 декабря, где заручился поддержкой командования армии. Одновременно первый заместитель президента Бакри Хасан Салех собрал все силы т.н. «Исламистской милиции». После совещания в Генштабе О.аль-Башир поспешил в штаб Сил оперативной поддержки (СОП) в сопровождении начальника Генштаба армии генерала Камаля Абдул-Маруфа аль-Махи и получил там заверения в их лояльности. В этой связи отметим, что лояльность СОП (бывшие «джанджавиды», инкорпорированные в официальную структуру сил безопасности), являются важнейшим инструментом сохранения режима у власти. Будучи наиболее боеспособным подразделением Судана по борьбе с повстанцами, они развернуто по всей стране и в последнее время несут основную нагрузку с точки зрения купирования протестов. СОП также служат противовесом любому возможному перевороту, который может быть организован Вооруженными силами Судана. В этой связи надо вновь упомянуть некую роль «ЧВК Вагнер» в минимизации нынешних протестных настроений (публикации на эту тему как по заказу появились в ряде западных СМИ). Сразу отметим, что источником этих сообщений являются французские разведывательные источники, которые опираются при этом на данные информаторов из числа оппозиции. В условиях усиления протестов против режима Омара аль-Башира российская часная охранная компания «ЧВК Вагнер» якобы резко расширяет свое присутствие на улицах Хартума. Суть этих данных заключается в том, что хотя президент О.аль-Башир все еще контролирует армию, он возлагает большие надежды на эту ЧВК. Суть появления данных спекуляций базируется на том, что «ЧВК Вагнер» участвует в подготовке бывших формирований «джанджавидов» в составе СОП. По данным французов, сотрудники «ЧВК Вагнер» в настоящее время играют определенную роль в аресте противников режима и их последующих допросах. 10 января, согласно показаниям ряда «очевидцев», сотрудники «ЧВК Вагнер» открыли огонь по демонстрантам. В этой связи только отметим, что попытки французов скомпрометировать эту ЧВК имеет очень простое объяснение: именно «Вагнер» сейчас представляет для Парижа основной источник озабоченности в связи с ее ролью в традиционной зоне французских интересов в ЦАР. При этом тезис об участии сотрудников этой ЧВК в рамках разгона демонстраций усиленно раздувается именно с целью международной компрометации с конечной целью создания условий для введения международных санкций в отношении этой структуры. Таким образом, из рук Москвы стараются выбить один из эффективных инструментов усиления своего влияния в Африке и на Ближнем Востоке.
Но вернемся к Судану. Национальная служба разведки и безопасности (НРСБ) также играет решающую роль в проведении репрессий и подавления инакомыслия, хотя многие исламистские офицеры в организации недовольны отходом О.аль-Башира «от истинных исламских ценностей». На сегодня одной из реперных точек политической устойчивости О.аль-Башира являются разногласия между оппозицией и теми исламистами в партии «Народный конгресс», которые недовольны лично президентом. Оппозиция пока тщетно пытается заручиться поддержкой армии и СОП, в частности, для организации государственного переворота. Причина проста — серьезные фигуры в правящей партии и армии не могут позволить себе свергнуть О.аль-Башира до того, как они договорятся о том, кто его сменит. Кроме того, отсутствуют внешние силы, которые бы реально желали сверженя О.аль-Башира. Ни Турция, ни Катар не хотят такого сценария. Вслед за Саудовской Аравии и Объединенными Арабскими Эмиратами, обе эти страны уже направили своих секретных эмиссаров в Хартум для того, чтобы заверить правительство в своей финансовой поддержке. При этом Египет направил с аналогичной миссией своего министра иностранных дел Самеха Шукри. Все эти страны опасаются повторения в Судане ливийского сценария и захвата власти крайними исламистами в случае свержения О.аль-Башира. Как на Западе, так и в этих странах существуют серьезные озабоченности по поводу перспективы прихода к власти радикального крыла суданских «Братьев-мусульман» во главе с такими фигурами, как бывший вице-президент Али Осман Мухаммед Таха, экс-глава секретной службы Национального исламского фронта Нафи Али Нафи и бывший советник президента и нынешний лидер «Харакат Аль-Ислах аль-Ан» Гази Салахеддин, который уже подписал петицию 22 партий, призывающих к отставке О.аль-Башира. Их цель — проведение новых выборов и перестройка политической системы. Но отсутствует главное — компромиссная фигура преемника. Это позволяет Баширу по-прежнему контролировать армию и не уступать требованиям протестующих. Самым вероятным алгоритмом дальнейших действий О.аль-Башира является введение им незначительных, в основном косметических мер в пользу плюрализма власти, что будет сочетаться с жесткими репрессиями. В том числе и в рядах правящей партии. Хотя О.аль-Башир планомерно работал для того, чтобы сохранить поддержку правящей партии, назначая ключевых союзников на влиятельные позиции, соперничающие фракции внутри партии остаются.
Поэтому американские аналитики делают следующие выводы в связи с перспективами развития ситуации в Судане.
— Простых решений экономических проблем Судана не существует, и любая финансовая помощь со стороны союзников не в состоянии решить более глубокие структурные вопросы экономики.
— Правительство имеет мало вариантов для борьбы с продолжающимися социальными беспорядками и не желает добиваться урегулирования путем переговоров, что предопределяет о продолжение жестких репрессий.
— Протесты, начавшиеся в декабре, вряд ли положат конец правлению президента Омара аль-Башира, но элиты Судана будут усиленно работать над формированием консенсуса по выдвижению фигуры его преемника. При этом повторение в Судане ливийского и египетского сценария представляется маловероятным вероятным вариантом развития ситуации.

51.93MB | MySQL:101 | 0,377sec