Где пересекаются интересы Турции и Израиля в сирийском конфликте

После заявления президента США Дональда Трампа о выводе американских войск, численностью 2000 военных, из Сирии, все задействованные факторы сирийского Конфликта принялись за пересмотр и адаптацию собственной политики. Тот факт, что президент США заявил об этом решении после телефонного разговора со своим турецкой коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом и то, как последний приветствовал вывод американских войск свидетельствуют о том, что решение было обсуждено и совместно принято лидерами двух стран.

Турция восприняла это решение как зеленый свет в борьбе с курдами, однако далее последовало беспрецедентное заявление Д.Трампа о готовности экономически уничтожить Турцию, если та начнет военные действия против сирийских курдов, о точнее «Сил народной самообороны» (СНС). После этого, официальную поддержку сирийские курды получили и от Израиля, от страны, которую Р.Т.Эрдоган называл «государством-оккупантом и государством-террористом». Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, в свою очередь, заявил, «Эрдоган-оккупант Северного Кипра, чья армия убивает женщин и детей в курдских деревнях, внутри и за пределами Турции – не должен проповедовать Израилю».

Отношения Турции и Израиля на сирийском фронте в большей степени обуславливаются конфронтацией между Израилем и Ираном. Недавно один из крупнейших американских мозговых центров Rand corporation опубликовал исследование на тему «Интересы и возможные действия Израиля в Сирии».

Ларри Ханауер — автор исследования, отмечает главные цели Израиля, и первое из них — сдерживание Ирана и предотвращение передачи иранского оружия ливанской «Хизбалле».

Израиль и Иран рассматривают друг друга как экзистенциальную угрозу, и Израиль прилагает все усилия, чтоб не позволить Ирану заполнить тот военно-политический вакуум, который возникнет в Сирии после вывода американских войск.

В этом отношении интересы Турции и Израиля в некотором смысле сходятся. Для Турции так же является важным сдерживание иранских военных подразделений и недопущение расширения иранского влияния, которое уже настолько пустила корни, что порой даже провести размежевание между иранскими подразделениями и регулярной армии Сирии становится трудно.

Россия является одним из главных союзников президента Сирии Башара Асада и поэтому минимизация российского влияния является одним из приоритетов Израиля.

Как видим, интересы Израиля на сирийском фронте в подавляющем большинстве противоречат интересам всех основных участников астанинской площадки — России, Ирана и Турции.

Очевидно, что Израиль не заинтересован в победе Б.Асада, благодаря поддержке Ирана и «Хизбаллы», что даст последним свободу действий в Сирии. Однако, политический крах действующего сирийского президента так же не в интересах Израиля. Подобное развитии событий, при котором доминирующую позицию в Сирии займет одна из групп или коалиция, поддержанная внешней силой, неважно Россией, Турцией или даже США, Израиль воспринимает как угрозу для своей безопасности.

Важно отметить трансформацию позиции Анкары относительно будущего Б.Асада. В самом начале сирийской войны Р.Т.Эрдоган называл Б.Асада «террористом» и «убийцей», тот, в свою очередь, обвинял турецкого президента в поддержке джихадистов.

Даже в 2015 году, когда Россия официально начала военную операцию  в Сирии, изменив расстановку сил в пользу официального Дамаска, Р.Т.Эрдоган твердил, что у Сирии нет будущего под лидерством Б.Асада. Тем не менее, в последнее время в заявлениях президента Турции отчетливо видно изменение позиции в отношении Б.Асада. Турция все реже критикует сирийского президента и меньше говорит о необходимости смены режима в Сирии. А 3 февраля президент Р.Т.Эрдоган сам заявил о существующих военных контактах между Турцией и Сирией.

Причина такой трансформации заключается вовсе не в том, что Р.Т.Эрдоган внезапно изменил свою позицию, а в том, что произошло усиление третьей стороны конфликта — курдских СНС.

Тем временем, наилучшим вариантом для Израиля является ситуация продолжающегося тупика, при котором Б.Асад контролирует Дамаск или даже определенную часть страны, но не имеет влияние в других районах. Тогда Иран будет больше озабочен поддержкой своего союзника, чем угрозами Израилю.

Израиль четко осознает, что коллапс власти Б.Асада приведёт к балканизации страны с непредсказуемыми последствиями, а Турция в свою очередь фокусируется на сохранении территориальной целостности Сирии, чтоб не допустить воникновение курдской государственности на своей границе.

Рассматривается и возможность вооружения сирийских друзов — идея, которая чревата превращением Израиля в одну из сторон конфликта. То же самое можно сказать про установление гуманитарной зоны вдоль границы Израиля, что будет расцениваться, как захват территории арабской страны. Тот же сценарий и задействовала когда-то Турция, вооружает туркоманов в Сирии.

Длительное время Израиль старался не вмешиваться в сирийский конфликт и сохранить баланс, как минимум на официальном уровне. Однако последние по времени события в Сирии все больше втягивают Израиль в войну в соседнем арабском государстве, что естественным образом беспокоит Турцию.

На критику в отношении израильских авиаударов израильтяне заявляют мировому сообществу о своем праве на самооборону. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сам отмечал, что его главный принцип – «пресекать противоправные действия в их зародыше». Именно «самооборона» является главным поводом двух военных операций Турции в Сирии.

Израиль вероятнее всего продолжит курс на активную «самооборону». Это означает продолжение авиаударов для предотвращения вооружения «Хезбаллы»; жесткая реакция на попытки нанесения ударов по территории Израиля; негласная поддержка друзских и иных группировок, враждебных Б.Асаду, Ирану и «Хизбалле».

Военно-техническое сотрудничество всегда играло приоритетную роль в турецко-израильских отношениях. Существуют ряд двусторонних соглашений, которые по сей день формируют военное сотрудничество между двумя странами и в значительной степени предрешают их взаимоотношение на сирийском фронте.

Так, в рамках соглашения, подписанного в феврале 1996 г., Турция открыла своё воздушное пространство для тренировочных полётов израильской боевой авиации и наладила обмен курсантами между национальными военными академиями. А в августе того же года было заключено аналогичное соглашение о сотрудничестве в оборонной промышленности, после чего израильские компании получили крупные контракты на перевооружение турецкой армии.

Важно так же отметить соглашение от декабря 2003 г. о совместной борьбе с терроризмом, которое предусматривало обмен разведывательной информацией, разработку совместных антитеррористических программ и проведение совместных учений пограничных войск.

Турция и Израиль сознают, что им не выгодна конфронтация в Сирии, так как это ослабит их собственные позиции и предоставит возможность другим акторам — России, Б.Асаду и главным образом Ирану достичь преимущества в Сирии. В то же время, противоречия между двумя странами в идеологической траектории не позволяют открытого сотрудничества. Кроме этого, эти две страны находятся в разной ситуации. Переговоры в Астане, которые сделали Турцию одним из решающих игроков в сирийском кризисе, как и ни парадоксально, сковывают Турцию.  Израиль, в свою очередь, получает полную поддержку и одобрение США в своих действиях в Сирии, и вполне вероятно, что сам стремится заменить своего стратегического партнера после ухода американских войск.

52.73MB | MySQL:104 | 0,339sec