О значении срыва саммита Вышеградской группы в Израиле

19 февраля в Иерусалиме должен был состояться саммит Вышеградской группы и Израиля. Негласной целью данного мероприятия должна была стать демонстрация отсутствия консенсуса между странами-участницами ЕС. Правительство ближневосточной страны давно и успешно реализовывало задачу по вбиванию клиньев в единую европейскую внешнюю политику через подгруппы государств, такие как Вышеградская «четверка» (Чехия, Словакия, Венгрия, Польша), три республики Балтии, форум Крайова (Болгария, Румыния, Сербия, Греция), а также трехстороннее партнерство с участием Греции и Кипра, куда в последнее время примыкает Италия, хотя оно в большей степени основано на энергетической сфере. Примечательно, но в отношениях с первой глава израильского правительства целей своих не скрывал еще с 2017 г., когда он посетил встречу блока в Будапеште. Тогда, играя в свою излюбленную игру со случайной утечкой информации, он, не заметив, что микрофон продолжает работать, назвал отношение Европы к Израилю «сумасшедшим».

Теперь же схожих ремарок удостаивается сам премьер-министр из-за ситуации, спровоцированной им на встрече по проблемам безопасности на Ближнем Востоке в Варшаве, где он в беседе с израильскими журналистами в ответ на вопрос о скандальном законе об Институте национальной памяти, в прошлом году уже ставшем причиной для разногласий между государствами, сделал упоминание о польском коллаборационизме. При этом в израильской прессе, цитирующей Б.Нетаньяху, говорилось именно о причастности к Холокосту польского народа. Канцелярия премьер-министра попыталась сгладить напряженность, подчеркнув, что на самом деле в интервью речь шла не о коллективной ответственности поляков, а об участии в преступлениях против евреев отдельных лиц. Однако усилия оказались тщетными, поскольку затем назначенный Б.Нетаньяху исполняющим обязанности главы МИД И.Кац усугубил конфликт, сказав, что «каждый поляк впитывает антисемитизм с молоком матери». В результате указанных инцидентов, Варшава сначала понизила уровень своего участия в саммите V-4 до главы внешнеполитического ведомства, а затем вовсе отказалась направить в Иерусалим своего представителя. Так встреча перестала быть Вышеградской, переформатировавшись в переговоры Б.Нетаньяху с лидерами Венгрии, Чехии и Словакии, решившими, по данным СМИ, не отменять визиты, а также совместное четырёхстороннее мероприятие.

Произошедшее вызвало шквал обсуждений, да и критики в адрес главы правительства Израиля и нового министра иностранных дел. Последний, судя по всему, получил этот пост чтобы частично разгрузить Б.Нетаньяху, активно ведущего предвыборную борьбу и потому лишенного возможности соблюсти график мероприятий и визитов. Вступая в должность, И.Кац подчеркнул, что намерен способствовать продвижению израильских интересов за рубежом, на что его ремарка, опасность которой была ясна еще на стадии противоречий, вызванных словами Б.Нетаньяху, явно не тянет. Впрочем, все же возникает справедливый вопрос, а так ли много Израиль и лично премьер-министр потеряли от срыва саммита V-4. С одной стороны, в символическом смысле мероприятие, действительно, должно было стать знаковым, т.к. ранее Вышеградская «четверка» встречалась только в пределах Европы. С другой стороны, например, в отношениях с НАТО Израиль также выступал в роли активного партнера, организовывал встречу Комитета начальников военно-медицинских служб, ранее проводившуюся также лишь на территории стран-участниц Альянса, но никаких серьезных выгод из этого не извлек, а блок как предпочитал дистанцироваться от иранской или палестинской проблемы, так и продолжает.

Более того, как кажется, публика, а прежде всего электорат, слегка устали от жизнеутверждающих заявлений об успехах израильской дипломатии, которые на символическом уровне, возможно, и выглядят хорошо, но на деле далеко не всегда подкреплены действительно крепкими партнерскими узами. Так, в мае прошлого года над блокировкой резолюции ЕС, призванной осудить решение Д.Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим, работали Венгрия, Чехия и Румыния. При этом последняя в V-4 не входит, хотя проявляет интерес к ближневосточной стране и в целом способна служить реализации тех же целей, что и две другие. Более того, три названные страны не отказались от участия в мероприятии МИД Израиля по случаю этого знаменательного для государства события, а вот Польша как раз отклонила предложение, причем сослалась не на «технические причины», как многие, кто не хотел портить отношения с США и Израилем, а в качестве объяснения использовала принципиальный для себя характер этого шага.  Словакия, надо сказать, от присутствия на том мероприятии своего делегата также воздержалась, но теперь, возможно, принимая во внимание опыт Польши, стремиться это исправить. Так, на состоявшейся в рамках сорванного форума встрече Б.Нетаньяху и его словацкого контрпартнера П.Пеллегрини речь шла и об открытии в Иерусалиме информационного и культурного центра. Такой шаг трактуется израильской дипломатией как первая ступень на пути к переносу посольства. Таким образом, в критике, которую позволили себе израильские политики, явно заметен и признак симметричности действий, используемый страной довольно часто, особенно в отношении партнеров, чья внешняя политика соразмерна с израильской.

Кроме того, сложившаяся с Польшей ситуация не портит и не заставляет отказываться от стратегии «дробления ЕС» на группы наиболее лояльных партнёров. Речь идет, скорее, о перераспределении их по принципу способности проявлять свой дружественный настрой и возможности продвигать нужные темы в ЕС. Так, упомянутый выше форум Крайова, судя по частотности встреч с израильскими представителями, крайне заинтересован в наращивании контактов, однако он менее значим, как минимум по той причине, что в его числе состоит государство, не входящее в Евросоюз – Сербия. Даже при устранении всех имеющихся на пути Белграда препятствий успешное завершение процедуры вхождения в ЕС для него возможно, по прогнозам экспертов, не ранее 2023-2025 гг.

Наконец, еще одним важным моментом является то, что общение с Вышеградской «четверкой» провоцирует серьезную критику в адрес Б.Нетаньяху за то, что они являются в рамках ЕС наиболее националистической и правой группой. Помимо этого споры вызывает их отношение к Холокосту и антисемитизму, где особое внимание уделяется именно Польше. К примеру, один из соперников Б.Нетаньяху в предвыборной гонке, лидер «Еш атид» Я.Лапид, узнав, что местом проведения саммита станет Израиль, в твиттере обратил внимание на то, что в мероприятии примет участие «премьер-министр, который принял закон, унижающий память жертв Холокоста». Таким образом, отмена форума частично сняла данный вопрос, не обостряя отношений с остальными представителями V-4.

В целом, несмотря на сложности, связанные с отказом от проведения в Израиле переговоров с Вышеградской «четверкой», возможности продолжать работу на этом направлении у ближневосточной страны остались. Прежде всего, это касается попыток влиять на общую линию ЕС. При этом если раньше типичной тактикой поведения было взаимодействие с подгруппами стран-членов организации, основанными на исторической и географической общности, с тем, чтобы они меняли позицию Евросоюза на голосовании, то теперь заметна тенденция, при которой более влиятельные игроки все больше сближаются с ними, а Израиль выступает как некий медиатор этого общения. Так, эксперты связывают контакты Б.Нетаньяху с представителями V-4 и группы Крайова также с возможностью большего сближения с Австрией. Италия, в свою очередь, на основе энергетических интересов укрепляет связи с Грецией и Кипром.

52.59MB | MySQL:104 | 0,326sec