Грозят ли Алжиру голодные бунты?

На фоне происходящих в Алжире массовых протестов, которые ряд международных экспертов уже успели окрестить второй или даже третьей волной «арабской весны», большой интерес представляет анализ первопричин этого явления.

В частности, необходим объективный анализ ситуации в сфере продовольственной безопасности как возможного катализатора социальной напряженности. Как известно, именно продовольственная проблема, скачок цен на продовольствие и нарастающие голодные бунты стояли у истоков первого феномена «арабской весны» в Тунисе. Именно социальные неурядицы, обострившиеся до предела под воздействием продовольственного фактора, привели или по крайней мере способствовали наряду с другими обстоятельствами началу целого ряда других известных революционных событий в странах Ближнего и Среднего Востока за последние несколько лет.

На первый взгляд, внутренние обстоятельства в Алжире в большей степени обусловлены политическими мотивами. На первый план выходит проблема внутриполитического кризиса и назревшая необходимость трансформации власти и реформирования государственной структуры. По крайней мере, тысячи протестующих алжирцев выходят на улицы именно с этими лозунгами, выступая против идеи очередного выдвижения на пост главы государства престарелого и болеющего 82-летнего Абдельазиза Бутефлика в ходе предстоящих в апреле текущего года очередных президентских выборов. Тема социальных проблем и экономического кризиса, несомненно присутствует, но не сильно педалируется и пока на первый план явно не выпячивается. Рефреном звучат призывы о демократических свободах и переменах. Попытки действующей власти сохранить некую преемственность путем созыва общенациональной конференции, внесения изменений в конституцию и создания некоего коалиционного правительства с вовлечением оппозиции пока особых успехов не возымели. Судя по складывающейся ситуации на март с.г., даже при условии окончательного ухода Бутефлика из политики, который в принципе озвучил такой сценарий, оппозиционные силы и профсоюзы продолжат сопротивление и не готовы входить в коалицию с окружением действующего президента.

Таким образом, пока ситуация в Алжире все больше напоминает явный внутриполитический кризис, связанный скорее с ситуацией вокруг правящего с 1991 года и болеющего действующего президента, не способного в полном объеме выполнять свои представительские функции. При этом характерно, что развернувшееся протестное движение не предусматривает применение вооруженной борьбы – по крайней мере на нынешнем этапе протестующие декларируют мирную смену власти.

Такой вывод подтверждается лозунгами самих протестующих, в которых отсутствуют социальные либо экономические требования, например, касающиеся ликвидации голода или сокращения бедности и решения проблемы безработицы. На передний план выдвигается тезис о важности демократизации власти и верховенстве закона. Но – как показали, например, события в Тунисе (2010) и Египте (2011), внешнее впечатление может быть обманчивым, а политически процесс вполне может быть спровоцирован реальным обострением структурных социальных проблем, в первую очередь в контексте роста голода и бедности, и отсутствием реальных механизмов социальной защиты бедных слоев, особенно в сельских регионах, что было напрочь проигнорировано действующей властью и привело к необратимым последствиям.

На фоне происходящего, важным представляется анализ продовольственной ситуации в динамике для понимания реального воздействия этого фактора на развитие внутриполитического кризиса в Алжире. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), в потребительской корзине населения Алжира 43% средств расходуется на покупку продовольствия, что делает местное население весьма чувствительным к любого рода колебаниям продовольственных цен в стране. На протяжении 2018 года продовольственная инфляция в Алжире росла скачкообразными темпами и в итоге по состоянию на середину прошлого года она зафиксировала 7-процентный рост по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. В более стратегическом плане, структурные проблемы в продовольственной сфере начались ранее, на рубеже 2014-2015 гг., когда страна – наряду со многими другими экспортерами из региона — лишилась значительных доходов от нефтегазового сектора после падения мировых цен на энергоресурсы. С тех пор правительство Алжира провозгласило и последовательно реализует курс на диверсификацию экономической системы и стремится развивать активно не нефтяной сектор для сокращения тотальной зависимости от углеводородов. Для этого в последние годы правительством были предприняты усилия по наращиванию экспортного потенциала и расширению выхода на новые международные и региональные торговые рынки. Усилия были сфокусированы на налаживании эффективной логистической инфраструктуры морских портов и сокращении бюрократических барьеров в торговой системе. Аграрный сектор с его потенциалом был призван стать одним из локомотивов такого роста.

Однако, в совокупности, успехи были достигнуты весьма скромные – по состоянию на начало 2019 года по-прежнему 95% доходной части алжирского бюджета обеспечивает нефтегазовый сектор. А с учетом сокращения поступления доходов от этого сектора (несмотря на относительную стабилизацию цен на энергоресурсы в последние годы, они так и не достигли максимальных значений начала 2000-х), государственные резервные фонды продолжили иссякать, а главный удар пришелся на социальную сферу. В частности, правительство было вынуждено в последние годы сокращать социальные пособия и льготы, высокими темпами росла и продолжает расти безработица.

Соответственно, прогнозы аналитиков в отношении экономического роста не-нефтяного сектора на 2019-2021 гг. весьма сдержанные – не более 3.2% в год. Также эксперты прогнозируют сохранение низкого интереса со стороны инвесторов. Это означает, что запущенные еще в 2017-2018 гг. стратегии по диверсификации экономики едва ли приведут к ощутимым позитивным переменам в социально-экономической жизни граждан Алжира в обозримой перспективе при сохранении нынешнего правительственного курса. При этом тенденции дальнейшего роста продовольственных цен и безработицы, особенно в бедных сельских районах, продолжатся. Соответственно, сохраняющиеся вызовы будут и далее обострять продовольственную ситуацию в стране и вести к росту голода и бедности.

Тем не менее, ситуация в социальной сфере в последние месяцы развивается достаточно непредсказуемо и не проявляет очевидных признаков неуклонной деградации. После продолжительного роста инфляции и продовольственных цен в течение 2018 года, в январе текущего года ситуация начала исправляться. Индекс потребительских цен сократился впервые на 4.1% по сравнению с декабрем, во многом благодаря существенному снижению цен на продовольствие, особенно на овощную продукцию и курятину (10-процентное сокращение). Правительству по-прежнему, несмотря на вынужденные меры по сокращению ряда социальных субсидий, удается контролировать за счет интервенций инфляцию на основную продовольственную номенклатуру в стране. Нужно отметить, что правящие власти продолжат активно использовать механизм субсидий для удержания уровня жизни и социальных обязательств по крайней мере до президентских выборов в апреле с учетом стоящих политических задач по сохранению преемственности власти, даже при условии ухода из большой политики действующего президента. Таким образом, на сегодняшний день базовые социальные субсидии и механизмы социальной защиты населения будут сохранены, несмотря на давление внешних факторов и довольно сдержанные прогнозы перспектив экономического развития на ближайшие несколько лет. Вопрос в том – достаточно ли этого будет, чтобы сдержать недовольство оппозиции и населения и воспрепятствовать угрозе социального бунта.

Резюмируя, в отличии от ряда других примеров «арабской весны», в основе которых лежал социальный бунт населения ввиду обострения продовольственной проблемы, нынешняя ситуация в Алжире напрямую спровоцирована другими факторами. Тем не менее, продовольственный фактор не стоит сбрасывать со счетов, поскольку в случае обострения гражданского противостояния и обструкции выборных процессов со стороны оппозиции и профсоюзов, застарелые структурные проблемы в социальном секторе Алжира могут внезапно обостриться и катализировать масштабные народные протесты, способные привести к необратимым последствиям, как это уже наблюдалось на примере многих других стран Ближнего Востока и Северной Африки.

51.88MB | MySQL:101 | 0,319sec