О поддержке Катаром антиправительственных сил в Чаде

Самолеты ВВС Франции 5 и 6 февраля  нанесли удары по военной колонне, перемещавшейся из Ливии, на северо-востоке Чада. Об этом сообщил главный штаб французских вооруженных сил. «Чадские и французские власти приняли решение о новых ударах, которые были осуществлены самолетами Mirage 2000 («Мираж 2000») 5 и 6 февраля», — приводит заявление штаба агентство Франс Пресс. Как подчеркивается, удары «позволили вывести из строя около 20 машин типа пикап». В воскресенье 3 февраля в результате ударов ВВС Франции на территории Чада были уничтожены 40 автомобилей с вооружением. Удары осуществлялись в поддержку действий вооруженных сил Чада.  Мы возвращаемся к этой теме по причине ряда интересных нюансов, которые очень выпукло означают роль Катара во всех этих событиях. Напомним, что повстанцы, по которым был нанесен удар 3 февраля, принадлежали к Conseil de commandement militaire pour le salut de la Republique (CCMSR или UFR), которые ранее откололись от группы «Союза сил сопротивления» — альянса повстанцев, который стремится свергнуть президента Чада Идриса Деби. В частности, в 2008 году именно они при поддержке тогда президента Судана Омара аль-Башира совершили рейд и захватили здание парламента в Нджамене. За последний год CCMSR активизировала свою деятельность в северной части Чада, но пока не смогла реально создать стратегическую угрозу для Нджамены. Группа сохранила свое присутствие на юге Ливии, что означает, что она имеет хорошие возможности для дополнительного рекрутирования новобранцев и повышения своего боевого потенциала. И основой для такой уверенности является тот факт, что чадцы в данном случае пользуются серьезной поддержкой части ливийских племен в Феццане. В частности, части тех же тубу и туарегов, которые выступают против креатуры Франции в лице Х.Хафтара. Жесткая реакция Франции на попытку инфильтрации боевиков этой группы из Ливии связана в том числе и самой серьезной озабоченностью в связи с перспективой распространения боев в Феццане на Чад. В этой связи отметим, что чадский президент И.Деби еще в декабре прошлого года неоднократно обращался к Парижу (в том числе и во время визита в Чад Э.Макрона) с просьбой оказать ему непосредственную военную поддержку в рамках борьбы с этой группой повстанцев. Хотя она и не представляет угрозу для его режима, существует реальная перспектива возобновления вооруженного мятежа в регионе Борку-Эннеди-Тибести, которая является вотчиной этой группы. Французы, которые уже присутствуют в Чаде в рамках операции «Бархан», отреагировали тогда на такие призывы не мобилизацией своих антитеррористических подразделений в рамках непосредственного участия в боевых действиях, а усилением своего военного сотрудничеством с Чадом. Помимо организации службы воздушной эвакуации раненых в этом районе на севере страны, они предоставляют разведывательные данные военным Чада. По данным наших источников, Париж также снабжает топливом Вооруженные силы Чада, на что было выделено 4 млн евро. Таким образом, французы своим ударом по колонне эту «психологическую границу» для себя переступили.
Интересным моментом во всей этой истории является тот факт, что эти партизанские силы подчиняются и направляются из Дохи племянником чадского президента Тиманом Эрдими. Ситуация является крайне неловкой как для президента Чада, так и для Парижа, который является союзником Катара, но сейчас вынужден бороться вместе с чадской армией против мятежа. Вот уже несколько недель французское правительство пытается мобилизовать все имеющееся в его распоряжении влияние, чтобы обязать эмира Катара держать под более строгим контролем своего неугомонного чадского гостя. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, посетивший Доху 11 февраля, имел двойную повестку дня. Его официальная часть касалась ряда двусторонних вопросов, в том числе Сирии и блокады «арабской четверки». Другая тайная повестка дня касалась положения в Чаде. Ле Дриан, который очень близок к Идрису Деби, с которым он познакомился в бытность свою министром обороны при бывшем президенте Франции Франсуа Олланде (2012-2017 гг.), передал катарским властям срочное сообщение от президента Чада, попросив их повлиять в нужном ключе на командующего повстанцами Тимана Эрдими, который в настоящее время укрылся в Дохе. Ситуация действительно является неотложной, как для Парижа, так и для Нджамены. После нескольких дней продвижения на территорию Чада, благодаря только вмешательству французских истребителей «Мираж», дислоцированных в Нджамене, 6 февраля на плато Эннеди оппозиционеры были остановлены. Половина пикапов повстанцев была уничтожена в ходе операции, а около 10 повстанцев были убиты или взяты в плен. Среди пленных был один из сыновей Эрдеми. При этом нынешние наступление было практически точной копией того, которое было проведено 10 лет назад Тиманом и его братом Томом Эрдими против режима Деби. В феврале 2008 года войска двух братьев на большой скорости ворвались с востока и были остановлены самолетами, которые были арендованы Парижем вместе с пилотами у ЧВК Griffon Aerospace. После этого Чад подписал соглашение с Суданом, в то время главным куратором Эрдими, что вынудило Тимана отправиться в изгнание в Доху. С 2009 года лидер повстанцев является гостем эмиров Катара Хамада бен Халифы Аль Тани, а затем, после 2013 года, его сына Тамима бен Хамада Аль Тани, которые предоставили ему бесплатное проживание и финансирование. Без паспорта Эрдими живет за государственный счет Катара в одном из отелей Movenpick, разбросанных по всему побережью Дохи, и проводит дни в молитвах и постоянных консультациях со своими сторонниками через два мобильных телефона и спутниковой телефон Thuraya. Несмотря на то, что он не был за пределами Катара в течение последних 10 лет, он уверенно командует из своего гостиничного номера  войсками UFR, которые после падения режима Муаммара Каддафи укрылись на юго-востоке Ливии. Туда чадские повстанцы были вынуждены перебраться не без помощи суданских спецслужб после заключения в 2009 году чадско-суданского соглашения. Несмотря на это, UFR активно пополнял все это время свои финансовые авуары, как за счет катарской помощи, так и за счет контроля контрабанды между Суданом и Ливией. В рамках минимизации этого оплота оппозиции И.Деби в общем-то и стимулировал (вместе с Парижем и Абу-Даби) командующего Ливийской национальной армии (ЛНА) Х.Хафтара на нынешнюю операцию в Феццане и вытеснение чадцев из Умм-эль-Аранибе. Премьер-министр Ливии Фаиз Сарадж также придерживается в этом конфликте той же прочадской линии. В конце января он издал международный ордер на арест Эрдими и 30 других членов его группы.
После визита Жана-Ива Ле Дриана в Доху 12 февраля посланник МИД Катара поспешил в отель, где живет Эрдими. Согласно ряду источников, посланник сообщил лидеру чадских повстанцев, что французы обеспокоены его деятельностью и хотят, чтобы она была прекращена. Через несколько дней, 18 февраля, эмир Катара направил в Нджамену своего советника по вопросам безопасности Мухаммеда аль-Миснеда. Его цель состояла в том, чтобы продемонстрировать президенту И.Деби, что Доха очень серьезно относится к делу Эрдими, но что это дело является сложным, поскольку Эрдими стал гостем эмира на основе трехстороннего дипломатического соглашения и его высылка будет равносильна нарушению соглашения, подписанного в свое время Чадом, Суданом и Катаром. Тогда же Доха пообещала бесплатно предоставить вооруженным силам Чада несколько бронированных автомобилей своего производства. И на этом все. Этот осторожный и двойственный подход продолжает вызывать крайнее раздражение во Франции и у президента Чада. Действительно, в начале марта Деби совершил поездку в Турцию, которая является ближайшей союзницей Катара в регионе только для того, чтобы передать свои претензии в отношении Эрдими Дохе через президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Ликвидация тыловой базы Тимана Эрдими в Чаде и Катаре является абсолютной необходимостью для чадского президента, который не может полагаться на свою собственную армию для уничтожения этой группы. С момента прихода к власти в 1990 году Деби создал военную иерархию, состоящую почти исключительно из членов его собственного племени  загава, хотя оно составляет менее 10% населения страны. Эрдими, который был начальником штаба Деби, прежде чем стать его главным противником, также является загава. Излишне говорить о том, что костяк движения UFR составляют выходцы из той же этнической группы. По этой причине чадская армия, которая состоит сейчас из загава, не склонна воевать со своими «соплеменниками» и «братьями». Действительно, в течение многих месяцев на местах не было зафиксированно никаких боевых действий между чадскими военными и группами Эрдими. Эта ситуация ставит президента Чада в полную зависимость от французской армии, при этом многие влиятельные фигуры из племенной верхушки загава крайне недоволен вмешательством Франции в этом внутриплеменной конфликт в то время, когда страна погружается в экономический кризис. В настоящее время Париж предпочитает активно финансировать Деби и поддерживать его путем прямого военного вмешательства из страха потенциальных последствий того, что власть попадет в руки Эрдими. Но до тех пор, пока лидер повстанцев будет иметь убежище в Катаре, он будет продолжать стимулировать подконтрольные себе группы оппозиции для нападения на Нджамену, заставляя французские «Миражи» вмешиваться. Для Деби и Франции, таким образом, нивелирование фактора Эрдими в Катаре является жизненно важным делом с точки зрения сохранения устойчивости режима в Нджамене и соответственно сохранения хоть какого-то боевого потенциала антитеррористической группы G5, в которой именно чадцы играют ведущую роль.
На сегодня ситуацию можно охарактеризовать, как дипломатический тупик. Чтобы ограничить деятельность лидера повстанцев, Нджамена уже несколько раз безуспешно пыталась оказать давление на Доху. В июне 2017 года она оказала явную дипломатическую поддержку Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам, когда они ввели экономическую блокаду газодобывающего эмирата. В то время Деби отозвал своего посла в Катаре и вместе со своим мавританским коллегой Мухаммедом ульд Абдель Азизом сыграл большую роль в том, чтобы заставить несколько стран региона Сахеля, прежде всего Нигер, присоединиться к антикатарскому лагерю. В августе 2017 года после боев между чадской армией и контрабандистами на севере Чада, во время которых погибло несколько десятков чадских солдат, Нджамена полностью разорвала дипломатические отношения с Дохой и закрыла там свое посольство. Министр иностранных дел Махамат Зене Шериф объяснил это тем, что контрабандисты были связаны с группой Эрдими. Но ухудшение финансового положения Чада вынудило его изменить свою позицию и занять более гибкую позицию по отношению к Катару. После того, как ее экономика ослабла из-за падения цен на нефть после 2014 года, страна оказалась не в состоянии возместить аванс в размере 1,4 млрд долларов от торговой группы Glencore для оплаты 25% акций Chevron в бассейне Доба. При этом ведущим акционером Glencore является не кто иной, как Катарский суверенный фонд Qatar Investment Authority (QIA). В этой связи Катар оказал нужное давление на Glencore в рамках ужесточения позиции по возврату долга, что вынудило И.Деби тут же пойти на формальнее сближение с Дохой. Условия погашения займа были пересмотрены, и в обмен на эту финансовую помощь Нджамена согласилась восстановить дипломатические отношения с Катаром. 20 февраля 2018 года, за день до рефинансирования кредита от Glencore, Махамат Зене Шериф прибыл в Доху, чтобы подписать соглашение, предусматривающее возобновление работы посольства Чада в Дохе. Одним из «посредников» этого возобновления отношений между двумя государствами был не кто иной, как французский бизнесмен Филипп Соломон Хабабу, близкий соратник Деби, который почти ежемесячно ездит в Доху. Хабабу регулярно встречается с министром иностранных дел Катара Мухаммедом бен Абдель Рахманом Аль Тани и является основным контактом Жан-Ива Ле Дриана. В сентябре 2018 года Чад направил генерала Хасана Салеха Альгадама Альджинеди в Доху в качестве своего посла. Это назначение было ясным сигналом не только для катарских властей, но и для самого Т.Эрдими. Новый посол является бывшим мятежником, который был правой рукой командующего Эрдими, прежде чем он перешел на сторону И.Деби после подписания мирного соглашения в 2009 году. Однако возобновление дипломатических отношений не обошлось без заминок. После того как Катар не смог найти высокопоставленного дипломата для назначения в свое посольство в Чаде, он назначил послом своего бывшего «номер три» в служебной иерархии катарского посольства в Судане. Назначение состоялось через несколько месяцев после того, как двусторонние отношения были восстановлены, но чадцы остались при этом крайне недовольными. С конца января посол Чада в Дохе вернулся на родину после того, как его отозвали для проведения консультаций. И до сих пор этот кризис не преодолен окончательно, несмотря на все посреднические усилия Парижа.

52MB | MySQL:111 | 0,663sec