Ситуация в Судане: январь 2007 г.

В первых числах января в штате Южный Дарфур произошли столкновения между этнически арабским племенем хаббания и этнически  африканским племенем фалата. В результате столкновений погибли и получили ранения девять человек[1]. В том же штате имели место еще более кровопролитные бои между племенами резегат и турджум, в результате которых погибли 42 человека. Старший помощник президента Судана Мини Минави, курирующий вопрос Дарфура, заявил, что в регион для урегулирования разногласий направлена высокопоставленная правительственная делегация[2]. Необходимо отметить, что штат Южный Дарфур считается наиболее спокойным из трех дарфурских регионов, в его столицу г.Ньяла власти  Хартума направляют практически все приезжающие для изучения ситуации иностранные делегации. Демонстрационный брифинг у губернатора штата разработан до мелочей, иностранцев возят в один из наиболее спокойных лагерей для временно перемещенных лиц (правда, сопровождая усиленно  вооруженной охраной), всячески подчеркивая полный контроль над ситуацией в штате.

7 января в Хартум вновь прибыл губернатор американского штата Нью-Мексико Билл Ричардсон, ранее занимавшийся освобождением арестованного в Судане журналиста из США. Нынешний двухдневный визит губернатора, по его словам, посвящен трем основным задачам: увеличению численности возможного миротворческого контингента ООН в Дарфуре, достижению перемирия и улучшению гуманитарной обстановки в регионе. В ходе поездки в Дарфур и встреч с представителями оппозиционных группировок Ричардсон призвал «неподписантов» абуджийского соглашения прекратить вооруженное противостояние с правительственными войсками и сесть за стол переговоров[3].

7 января Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун направил президенту Судана Омару Баширу послание, в котором подчеркивается стремление ООН  продолжать поиск решения дарфурского вопроса. По мнению генсека, проблема Дарфура является для ООН приоритетной[4].

Вокруг миротворцев миссии ООН в Судане, дислоцированных в столице юга страны г.Джуба, разгорелся скандал. Военнослужащих обвиняют в крайнем злоупотреблении служебным положением: в городе якобы имели место множественные случаи изнасилования детей. Ни один случай пока не дошел до суда, но вокруг этого вопроса разгорелись нешуточные страсти. Развитие ситуации широко освещается в суданской прессе.

8 января стало известно, что первый вице-президент и глава правительства Южного Судана Сальва Кир по обвинениям в коррупции уволил 4 высокопоставленных чиновников[5].

9 января в Хартум прибыл Спецпредставитель ООН по Судану Ян Элиассон. По словам директора департамента мира МИД Судана Садыка аль-Магли, визит, в ходе которого состоялись встречи с президентом Омаром Баширом, министром иностранных дел Ламом Аколем и старшим помощником президента Мини Минави, направлен активизацию диалога с «неподписантами» Дарфурского мирного соглашения[6].

9 января состоялась встреча президента Судана Омара Башира (лидер правящей партии Национальный конгресс) и первого вице-президента и председателя правительства Южного Судана Сальва Кира (лидер СНОД — Суданского народно-освободительного движения). На встрече обсуждались проблемы и задержки двухлетней реализации Всеобъемлющего мирного соглашения между Севером и Югом (ВМС) от 9 января 2005 г. Наиболее острым противоречием между Хартумом и Джубой является вопрос границ нефтеносного района Абьей. Правительство Башира упорно игнорирует решение международной Комиссии экспертов по Абьею; на встрече с Киром суданский президент заявил, что  комиссия вынесла решение о принятии за основу границ 1965 г., тем самым противореча Протоколу по Абьею, в котором подчеркивается демаркация границ 1905 г. Башир отметил,  что для вынесения полноценного суждения по спорному вопросу комиссия должна получить мандат от обеих заинтересованных сторон[7]. Тем самым президент еще раз подчеркнул, что официальный Хартум не приемлет итогов долгой работы экспертов и настаивает на пересмотре решения по Абьею. Позднее, 15 января НК и СНОД обвинили друг друга в случившимся в Абьее инциденте – захвате гражданскими лицами штаб-квартиры администрации района.

14 января старший помощник президента Судана Минни Минави пригрозил бойкотировать работу суданского правительства, если обстановка в Дарфуре не будет стабилизована. Минави возложил на официальный Хартум ответственность за эскалацию кризиса, обвинив правительство в поддержке арабских ополчений «Джанджавид»[8].

14 января пресс-секретарь МИД Судана Али ас-Садык заявил, что 15 января в Дарфур прибудут 10 военных экспертов ООН. Эксперты будут отслеживать реализацию на практике «легкого» и, в перспективе, «тяжелого» пакета помощи Миссии Африканского союза в Судане[9]. «Легкий» пакет помощи, уже практически реализованный, подразумевает размещение в Дарфуре 105 военнослужащих, 33 полицейских и 48 гражданских сотрудников ООН.

Лидер СОД/А Абдельвахид Мухаммед Нур заявил 14 января, что он не позволит правительству «одурачить» себя и не вступит в какие-либо переговоры с Хартумом, пока нападения отрядов «Джанджавид» не прекратятся и международные силы не возьмут под контроль ситуацию в лагерях беженцев. «Мы не повторим тех ошибок, которые допустили некоторые наши союзники [имеется в виду Минни Минави – М.Х.]. Мы не подпишем соглашения с правительством, которое не выполняет своих обещаний», — заявил Нур[10].

В середине января произошел очередной виток напряженности в судано-чадских отношениях. Министр иностранных дел Чада Ахмед Алями вызвал посла Судана в Нджамене и высказал ему недовольство правительства страны поддержкой, которую официальный Хартум якобы оказывает чадским оппозиционным группировкам. По словам министра, даже зафиксированы случаи полетов суданской авиации над чадскими военными объектами[11].

В это же время обострились также отношения Судана с США, что было обусловлено силовым вторжением американских военнослужащих на территорию суданского посольства в Багдаде. Кроме того, Белый дом принял решение вновь открыть в Вашингтоне посольство Южного Судана, которое, как планируется, будет работать параллельно с ныне функционирующим посольством Судана. Учитывая тот факт, что американцы объявили тендер на строительство в Джубе «посольского комплекса» под Генеральное консульство, линия американского правительства очевидна.

21 января состоялся телефонный разговор президента Судана Омара Башира с генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. В ходе разговора обсуждался вопрос Дарфура и те усилия, которые суданское правительство прикладывает для разрешения кризисной ситуации[12].

24 января утром в аэропорту Хартума преступник, вооруженный АК-47, захватил Boeing-737 суданской авиакомпании Air West, обслуживающей внутренние рейсы. Самолет, направлявшийся в столицу штата Северный Дарфур г.Эль-Фашер, по требованию преступника был направлен в Нджамену. На борту находились 95 пассажиров и 8 членов экипажа. Угон произошел в 9 утра по московскому времени, и около 12 часов самолет приземлился в столице Чада. После этого угонщик – как впоследствии стало известно, гражданин Судана Мухаммед Абделлатыф, —   отпустил пассажиров и попросил убежища в посольстве Франции. Он обосновал свои действия «стремлением избежать унизительного обращения на родине, в Дарфуре», при этом заявил, что не является ни террористом, ни членом одной из оппозиционных вооруженных группировок региона. Он также призвал международное сообщество «оказать давление на Судан,  с тем чтобы найти окончательное решение дарфурскому кризису».

Этот инцидент продемонстрировал халатность суданских служб безопасности и впоследствии серьезно осложнил функционирование хартумского аэропорта. Подобное уже случалось в Судане не так давно — в 2004 году. Тогда граждане Эритреи, требовавшие политического убежища, угнали самолет, следовавший из Ливии в Эритрею, и вынудили экипаж сесть в Хартуме. В итоге власти Судана предоставили угонщикам политическое убежище.

Основной интригой суданской политической жизни конца января был вопрос, сумеет ли президент Омар Башир стать следующим председателем Африканского союза в ходе выборов на Восьмом саммите глав государств-членов АС в Аддис-Абебе. Необходимо напомнить, что председательство в этой международной организации, в которую входят 53 государства, ежегодно передается между представителями африканских региональных групп. Как ожидалось, Омар Башир должен был быть избран на этот почетный и влиятельный пост еще в ходе саммита АС в Хартуме 22-24 января 2006 г., но тогда из-за кризиса в Дарфуре (и во многом под давлением американцев) пост председателя был передан в другую африканскую группу — президенту Конго (Браззавиль) Сассу-Нгессу, Судану же кресло председателя было обещано в следующем, 2007 году.

Суданцы приложили немало усилий для лоббирования своих интересов. В частности, 23 января в ливийской столице Триполи прошел саммит «пятерки» с участием Ливии, Египта, Алжира, Туниса и Судана. В ходе встречи обсуждалось положение в Дарфуре, а также, что в текущей ситуации более важно, координация позиций на предстоящем 29 января саммите Африканского союза. На встрече в Триполи была достигнута договоренность, что лидеры «пятерки» поддержат кандидатуру Судан как следующего председателя АС[13].

Впрочем, американцы, как и год назад, вновь предприняли превентивные меры. 27 января в преддверии саммита заместитель Госсекретаря США по делам Африки Джендаи Фрэзер  провела в Аддис-Абебе переговоры с главами МИД наиболее влиятельных государств-членов АС – Южной Африки, Нигерии и Египта, с целью не допустить перехода кресла председателя к Судану[14]. Американцев поддержал и Чад – министр иностранных дел страны Ахмед Алями выступил с громким заявлением, что Чад выйдет из АС, если Омар Башир станет председателем организации. А дарфурские «неподписанты» объявили,  что в этом случае откажутся от мирных переговоров и начнут открытые боевые действия против миротворцев АС[15].

Неудивительно,  что 29 января в ситуации такого массированного разностороннего давления лидеры африканских государств на саммите приняли решение не избирать Омара Башира председателем. На этот пост был избран президент Ганы Джон Куфуор. Комментируя решение саммита, глава МИД Судана Лам Аколь заявил, что во избежание превращения съезда глав африканских государств в «поле битвы» суданцы сами сняли свою кандидатуру. «В целях сохранения единства континента Судан предпочел отозвать свою кандидатуру», — заявил министр.

На саммите, на котором  присутствовал генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, были сделаны попытки нащупать пути решения дарфурского кризиса.  Состоялись долгие переговоры генсека с суданским президентом, но Пан Ги Муну не удалось убедить Башира в необходимости дать свое согласие на развертывание в кризисном регионе международного миротворческого контингента.

27 января глава МИД России С.В.Лавров на пресс-конференции допустил возможность участия российских миротворцев в миссии ООН в Дарфуре. Министр заявил, что «это вполне реально, потому что сегодня нет ни одной миротворческой ситуации в Африке, где бы мы не участвовали в той или иной форме… Рассматриваем возможность позитивного ответа и на просьбу ООН о направлении наших вертолетных подразделений в ряд других операций. …Нужно будет только определить оптимальные параметры такого участия после того, как будет утвержден ее мандат».  При этом неизменной сохраняется принципиальная позиция России по этому вопросу: развертывание контингента ООН возможно лишь при согласии правительства Судана.

 


[1] Ар-Рай аль-Амм, 7.01.07

[2] Ас-Сахафа, 8.01.07

[3] Ас-Сахафа, 7.01.07, Ар-Рай аль-Амм, 8.01.07

[4] Ар-Рай аль-Амм, 8.01.07

[5] Ас-Сахафа, 8.01.07

[6] Ас-САхафа, 10.01.07

[7] The Citizen, Al-Ayam и др., 10.01.07

[8] Ас-Сахафа, 15.01.07

[9] Ас-Судани, 15.01.07

[10] Аль-Аям, 15.01.07

[11] Ар-Рай аль-Амм, 16.01.07

[12] Ас-Сахафа, 21.01.07

[13] Sudan Vision, 23.01.07

[14] Ас-Сахафа, 28.01.07

[15] Sudan Tribune, 28.01.07

27.08MB | MySQL:66 | 0,810sec