Ситуация в Ливане: февраль 2019 г.

Политическая ситуация в Ливане в феврале 2019 года демонстрировала явные признаки улучшения. Прежде всего, это было связано с разрешением длившегося в течение восьми месяцев правительственного кризиса и формированием нового кабинета министров республики. 2 февраля Саад Харири объявил о составе нового кабинета министров. Сам он является в нем премьер-министром. Пост вице-премьера занял Гассан Хасбани (православный, «Ливанские силы»). Министром иностранных дел и по делам диаспоры вновь стал Джебран Басиль (маронит, СПД). Министром обороны – Элиас Бу Сааб (православный, выдвиженец президента Мишеля Ауна). Напомним, что президентская квота при формировании правительства составляет 6 министерских портфелей. Пост министра финансов занял Али Хасан Халиль (шиит, движение «Амаль»). Пост министра внутренних дел в Ливане впервые заняла женщина. Ею стала Райя Хасан (суннитка, движение «Мустакбаль»). Министра образования – Акрам Шехайеб (друз, ПСП). Министра энергетики и водных ресурсов – Нада Бустани (маронитка, СПД). Министра юстиции – Альбер Серхан (православный, президентская квота). Министром здравоохранения стал Джамиль Джабак (шиит, движение «Хизбалла»). Министром телекоммуникаций стал Мухаммед Шукейр (суннит, «Мустакбаль»). Министром транспорта и общественных работ – Юсеф Фенианос (маронит, «Марада»). Министром сельского хозяйства – Хасан Лакис (шиит, «Амаль»). Министром культуры – Мухаммед Дауд (шиит, «Амаль»). Министром экономики и торговли – Мансур Бтейш (маронит, СПД). Министром по делам охраны окружающей среды – Фади Джрейсати (греко-католик, «Ливанские силы»). Министром промышленности – Ваэль Абу Фаур (друз, ПСП). Министром информации – Джамаль Джаррах (суннит, «Мустакбаль»). Министром по делам молодежи и спорта – Мухаммед Фнейш (шиит, «Хизбалла»). Пост министра по делам туризма занял Аведис Гиданян (армянин, партия «Дашнакцутюн»). Министра труда – Камиль Абу Сулейман (маронит, «Ливанские силы»).  Министр социальной защиты – Ришар Куюмджян (армянин, «Ливанские силы»). Пост государственного министра по делам президентской администрации занял Салим Джрейсати (греко-католик, квота Мишеля Ауна). Государственного министра внешней торговли – Хасан Мрад (суннит, президентская квота). Государственным министром по делам парламента стал Махмуд Комати (шиит, «Хизбалла»). Государственным министром по социально-экономической интеграции женщин и молодежи – Виолетта Хайралла Сафади (православная, движение «Мустакбаль»). Государственным министром по административной реформе – Мэй Шидияк (маронитка, «Ливанские силы»). Государственным министром по информационным технологиям – Адель Афьюни (суннит, «Мустакбаль»). Государственным министром по делам беженцев стал Салех Гариб (друз, президентская квота). Государственным министром по делам перемещенных лиц – Гассан Аталла (греко-католик, СПД).

В то же время ряд политических деятелей Ливана оказались неудовлетворенными новой политической ситуацией. Это связано с тем, что по итогам парламентских выборов 2018 года во многом перестала существовать двухблоковая система, определявшая с 2005 года обстановку в стране. Партия СПД, возглавляемая зятем президента М.Ауна Джебраном Басилем, все более блокируется с премьер-министром Саадом Харири. К образовавшейся связке Аун-Харири примыкает и спикер ливанского парламента, лидер движения «Амаль» Набих Берри. В то же время определенной маргинализации подверглись при дележе министерских портфелей Прогрессивно-социалистическая партия (ПСП) Валида Джумблата и «Ливанские силы» Самира Джаджаа. 4 февраля лидер ПСП Валид Джумблат заявил о  том, что «Государство не является собственностью Харири и Басиля». Он отметил: «Государство не является Вашей собственностью. Есть вещи поважнее, чем конференция CEDRE (прошлогодняя конференция, посвященная международной экономической помощи Ливану –  авт.). Например, пресечь источники разбазаривания государственных средств, контрабанду и грабительское повышение тарифов на электроэнергию. Верните хотя бы 40% из того, что вы украли и разбазарили». Он также подчеркнул, что планы правительства занять в качестве кредитов 17 млрд долларов для публичного инвестирования «приведут Ливан к краю бездны». Интересно, что Джумблат в присущей ему манере коснулся и роста российского влияния в Ливане. Комментируя сделку, заключенную 25 января с.г. о передаче компании «Роснефть» терминала в Триполи, он сказал о появлении нового соглашения по разделу Ближнего Востока между Россией и Ираном, которое он по аналогии с соглашением Сайкс-Пико 1916г. назвал «соглашением Лавров-Зариф». В свою очередь один из руководителей ПСП, министр промышленности Ваэль Абу Фаур 5 февраля обвинил Д.Басиля в том, что он своей деятельностью подрывает Таифские соглашения.

Премьер-министр Саад Харири мгновенно отреагировал на замечания Джумблата, отметив, что «Данные ремарки являются нападками на роль и престиж премьер-министра и попытками выловить рыбку в мутной воде». Он также отметил, что Джумблат озлоблен тем, что его партия при формировании правительства не получила ожидаемых уступок. Спикер ливанского парламента Набих Берри в свою очередь выразил готовность в посредничестве для урегулирования между Джумблатом с одной стороны и Харири и Басилем с другой, отрядив для этого своих специальных представителей – депутатов парламента Ясина Джабера и Анвара аль-Халиля.

14 февраля разогрелся скандал между депутатом парламента от движения «Хизбалла» Наввафом Мусауи и руководством партии «Катаиб». Влиятельный политик из «Хизбаллы» заявил: «Наши недруги упрекают нас в том, что президент Аун пришел к власти благодаря автоматам «Хизбаллы». Даже если это так, то это лучше, чем когда другие президенты, особенно Башир Жмайель въезжали в президентский дворец на израильском танке». Руководители партии «Катаиб» Надим и Сами Жмайели потребовали извинений за «эту клевету». Министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль отметил, что «недопустимо оскорблять шахидов». К шахидам (мученикам) в Ливане причисляют всех политиков, погибших насильственной смертью во время гражданской войны: лидера ПСП Камаля Джумблата, президента Башира Жмайеля, премьер-министра Рашида Караме.

Наиболее энергичным министром нового правительства оказалась Райя аль-Хасан, возглавившая МВД. 16 февраля она высказалась за введение в Ливане обязательной единой системы регистрации гражданского состояния. Дело в том, что в настоящее  время браки и разводы в различных религиозных общинах Ливана заключают и регистрируют священнослужители. Новая дама-министр заявила о том, что целью е пребывания на посту министра сделать так, чтобы законы Ливана соблюдали все граждане страны, независимо от положения и богатства. Она также инициировала снос незаконно возведенных киосков на улицах Бейрута.

6 февраля генеральный секретарь движения «Хизбалла» Хасан Насралла заявил о том, что Иран может помочь Ливану в переоснащении ливанской армии современным оружием, в частности, комплексами ПВО, а также в разрешении ставшей уже хронической проблемы с электроэнергией. Он, в частности, отметил: «В нашей стране, если «Хизбалла» собьет хоть один израильский самолет, нарушающий наше пространство, сразу поднимется вой, что мы втравливаем Ливан в войну. Но терпеть эти нарушения уже нет сил. Я могу договориться с Ираном о поставках современных систем вооружений для нашей армии».

Эти заявления Хасана Насраллы были сделаны в преддверии визита в Бейрут министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Визит шефа иранской дипломатии в Бейрут проходил 10-11 февраля. М.Д.Зариф провел встречи с президентом Ливана Мишелем Ауном, премьер-министром Саадом Харири, спикером парламента Набихом Берри, своим ливанским коллегой Джебраном Басилем, лидером движения «Хизбалла» Хасаном Насраллой и лидером палестинского движения «Исламский джихад» Зиядом Нахле. Зариф заявил о желании своей страны «поддержать новое правительство Ливана во всех сферах», в том числе в сфере электроэнергетики и фармацевтики (создания в Ливане фармацевтических фабрик, позволяющих решить проблему дороговизны лекарств). Посол ИРИ в Бейруте Мохаммад Джалал Фирузния в свою очередь пообещал поставки ливанской армии «такого же современного оружия, которое сейчас получает сопротивление». Последнее заявление вызвало демарш военных атташе посольств США и ряда стран НАТО, констатировавших, что «поставки иранского оружия армии Ливана приведут к изоляции». Министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль на встрече с Зарифом заявил о том, что «экономическое сотрудничество Ливана с Ираном возможно и желательно». Он также проинформировал гостя о том, что Ливан не будет принимать участия в предстоящей Варшавской конференции по миру и безопасности на Ближнем Востоке, имеющей антииранскую направленность.

12 февраля в Ливан прибыл специальный посланник короля Саудовской Аравии Низар аль-Аллюля. В течение двух дней он провел встречи с президентом и премьер-министром страны, министром экономики, лидером ПСП Валидом Джумблатом. Саудовский гость заявил о том, что после формирования нового правительства сотрудничество его страны с Ливаном будет активизироваться. Он упомянул о том, что между Ливаном и КСА существуют 20 соглашений о взаимодействии в различных сферах, которые будут «активизированы». Посол КСА в Ливане Валид аль-Бухари, выступая на конференции, посвященной годовщине Таифских соглашений, назвал Саада Харири «стражем Ливана». Он также подчеркнул, что его страна «всегда будет защищать независимость и суверенитет Ливана». Практическим результатом визита Низара аль-Аллюля в Бейрут стала отмена саудовским правительством действовавшего в течение нескольких лет запрета на посещение Ливана саудовскими туристами. Это чрезвычайно важно для экономики страны, немалые доходы которой дает именно туристический сектор.

51.53MB | MySQL:101 | 0,375sec