Муниципальные выборы в Турции: внутреннее и внешнее измерения

Пересчет голосов в рамках местных выборов в Турции, по полученным протестам – большей частью от правящей партии, которую кардинально не устраивают итоги выборов, продолжается.

Накануне, с турецких телеэкранов в новостных программах активно сообщали, что пересчет голосов между М.Озхасеки и М.Явашем в Анкаре не привел к желаемым для правящей Партии справедливости и развития результатам. Мол, разрыв между ними – не просто не сократился, а только увеличился.

Собственно, выражаясь математическим языком, — ЧТД: что и требовалось доказать. Вся эта акция с пересчетами голосов в Анкаре и последующими протестами со стороны ПСР должна восприниматься лишь как отвлекающий маневр от главного вопроса – от того, что происходит в Стамбуле. Потому что реальная разница между двумя кандидатами, от правящей партии и от кемалистов, в Анкаре – отнюдь не 3,8%, как гласят обнародованные итоги. Всему, что меньше 5%, верить не стоит. И это по самым минимальным оценкам – скорее всего, и того больше.

Так что, пересчет голосов, хоть вдоль, хоть поперёк, ничего нового принести не в состоянии. Однако, он может показать, что власть готова признавать победу Мансура Яваша, который, будучи националистом, выступил за Народно-республиканскую партию. Кстати, это может стать важным трендом – НРП для будущих побед мало своего электората, а обратиться они могут только к националистам – не к исламистам же. Что, кстати, они и сделали, оформив «брачный договор» с новыми националистами – Хорошей партией. В идеале для них – начать потихоньку «отгрызать» колеблющийся электорат у Партии справедливости и развития, а для этого Партии остро нужен ребрендинг – со сменой председателя НРП. Иначе не выйдет.

Возвращаясь к пересчету голосов в столице: не удивимся, если в Анкаре Мансуру Явашу, как победителю и новому мэру Анкары, поднимет руку лично президент Р.Т.Эрдоган. Все же власть в Турции понимает, что при любом раскладе, проигрывать надо красиво и попытается выжать из этого подъема руки для своего рейтинга по максимуму. Тем более, что она пытается сейчас выиграть не просто в большем, а в главном.

Сейчас для власти остро необходимо погасить возможную волну недовольства в зародыше, а для этого надо отдать Анкару (которую, и так, взять не удастся) и подготовить общественное мнение к тому, что новым мэром 15-миллионного Стамбула станет Бинали Йылдырым. Обратный вариант с Экремом Имамоглу власть категорически не устраивает, поскольку из него, при определенных обстоятельствах, может получиться даже будущий президент страны, если он «набьет себе руку и рейтинг» в главном городе страны.

В принципе, то, что делает власть, — понятно. Другой вопрос, насколько этот план реализуем с учетом внутренней ситуации в стране и то, какие сведения сейчас во властные кабинеты поступают со «стамбульских полей» — от органов правопорядка и социологов. В зависимости от этого, и будет выстраиваться стратегия и вся линия дальнейшего поведения.

Никто не хочет увидеть в Турции новых уличных протестов, чтобы потом с ними месяцами разбираться и оправдываться перед международным общественным мнением с получением себе лишних минусов в рейтингах экономики и инвестиционной привлекательности – не та сейчас в Турции экономическая ситуация.

В 2013 году, когда были памятные протесты в парке Гези и на площади Таксим в Стамбуле, картинки ужаснули будущих инвесторов и дорого стоили турецкой экономике, впрочем, имевшей «подкожный жир», накопленный за первое десятилетие нового века. На то, чтобы прийти в себя после этих событий у власти ушел не один месяц. Пришлось не только на пальцах, но и в художественных произведениях (фильмах) объяснять людям, что же все-таки там произошло.

А за этим последовало, один за одним, множество скандалов, разоблачений, терактов, «самолетный кризис» с Россией и попытка переворота. Все это подтачивало позиции власти и беремся утверждать, что 2019 год в Турции – далеко даже не начало 2018, когда экономика Турции начала отчетливо сбоить, не выдерживая груза ошибок и наколенных проблем.

Так что, для того, чтобы решиться отдать Стамбул кандидату от Партии справедливости и развития Бинали Йылдырыму президенту Р.Т.Эрдогану нужны «подтверждающие документы» с мест, что ситуация не развернется к власти «копчиком». Пока, как можно судить, окончательное решение не принято. А приниматься оно будет, вероятно, в самый последний момент – 13 апреля. Сейчас же идет техническая работа по подготовке турецкого общественного мнения. На телеэкранах всё меньше показывают Бинали Йылдырыма и Экрема Имамоглу и — всё больше «технократов», которые информируют зрителей о том, что пересчет идет и отставание кандидата от партии власти от лидера гонки медленно, но неумолимо сокращается.

Заодно по ТВ показываются многочисленные сюжеты о крупнейшем в истории гражданской авиации переезде: старый стамбульский аэропорт им. М.К.Ататюрка переезжает на новую площадку, правда, «по дороге» имя основателя и первого президента страны пропадает и третий аэропорт становится просто аэропортом имени Стамбула. Вроде бы, это – прямо не связанное с выборами событие, но оно имеет мощный пропагандистский эффект, демонстрируя всем мощь современной Турции и достижения нынешней турецкой власти, которая готова сделать для города ещё больше. В частности, построить Канала «Стамбул», разгрузить Босфор и начать на судоходном трафике зарабатывать.

Есть ещё один момент, который стоит учитывать, строя прогноз на окончательное решение Р.Т.Эрдогана по поводу того, что же делать в Стамбуле – это его личный человеческий фактор.

Психологический портрет Р.Т.Эрдогана говорит о том, что не привык сдаваться, отступать и маневрировать. Он всегда к своим целям шел нахрапом, прямым и самым коротким путем. Его намерения всегда прозрачны, в игре нет тонкости. Он – президент простых турок, а там не востребованы тонкие игры. И, что самое главное, до сих пор, он всегда (!) достигал задуманного, быстро и с легкостью отбрасывая то, что не работает – как это было, к примеру, с курдским вопросом. Поняв, что это не работает, моментально бы включен «план Б» с возвращением к силовым методам решения вопроса.

Сможет ли Р.Т.Эрдоган перестроиться или «старого медведя новым трюкам не научить»? Тем более, что «старый медведь» пребывает в большой политике с 1994 года (когда он был мэром Стамбула) и во власти – с 2002 года, сравнявшись по сроку своего правления Турцией с основателем и первым президентом Республики М.К.Ататюрком. И, заметим, буквально с самого начала своей политической карьеры Р.Т.Эрдоган позиционировал себя как политик, как минимум, равный основателю Турецкой Республики. Эта заявка не оставляет Р.Т.Эрдогану большого пространства для маневра изначально, не говоря уже о складе его характера, который все люди, которые работают с ним в ежедневном и непосредственном контакте хорошо усвоили. Характер – упрямый, эмоциональный, взрывной и категоричный.

Впрочем, стоит вспомнить один эпизод, когда у власти, все же, произошел сбой – было это в 2015 году, когда партия власти проиграла парламентские выборы, утратила большинство и должна была формировать коалицию. Тогда немедленно понеслись разговоры, что «Акела промахнулся», но коалиционные переговоры были откровенно сорваны, властью были задействованы внутренние резервы и назначены перевыборы, который вновь принесли победу Партии справедливости и развития.

К слову сказать, это возможный сценарий для Стамбула – если власть убедится, что, вот так прямо, провозгласить победителем Б.Йылдырыма – излишне рискованно и может привести к взрыву обстановки в городе, то можно назначить частичные, на отдельных избирательных участках, или даже полные перевыборы – по успешно реализованному сценарию 2015 года. Даже заново ничего придумывать не надо.

Вообще, вся эта история получает уже и международное измерение.

Неслучайно ведь президент РФ В.Путин позвонил президенту Р.Т.Эрдогану с тем, чтобы поздравить его с итогами прошедших выборов. Что российский лидер не понимал при этом, в чем разница между президентскими, парламентскими и местными выборами? Президент В.Путин обычно по таким «пустякам», как местные выборы, не звонит. Или что, президент России не понимал, что результат для власти в Турции, мягко говоря, не слишком удовлетворительный? Разумеется, понимал.

Однако, российского лидера его окружение убедило совершить звонок, который имел символическое значение: российские власти поддерживают действующую турецкую власть при любом раскладе и в любой обстановке. Даже, когда ситуация складывается неблагополучно. А тут ещё от Турции российская сторона, подспудно, ждала «окончательного решения» по С-400, зная о визите министра иностранных дел М.Чавушоглу в Вашингтон, сразу после выборов. Где последнему американцами было озвучено последнее предупреждение и сделано последнее предложение, которое, как мы видим из турецких заявлений, турецкие власти отвергли.

К счастью для России, у американцев на руках была не выигрышная комбинация – они не смогли дать туркам гарантии поставки, зная, что, все равно, сделку по The Patriot придется проводить через недружественный для Турции Конгресс. И гарантировать на 100% туркам, что Конгресс сделку не завернет, они не смогли.

Зато американцы сделали свое заявление по местным выборам в Турции – тоже небывалый случай для мэрских выборов: накануне спикер Государственного департамента Роберт Палладино призвал власть признать промежуточные итоги выборов в Турции в качестве окончательных. И это четко указывает на намерение американской стороны – попробовать раскачать внутриполитическую ситуацию в Турции изнутри. Тем более, что Экрем Имамоглу отлично подходит на роль рычага – будущего объединителя протестов. Молод, хорошо выглядит и харизматичен. Турецкая сторона сразу выступила со своим ответом: спикер Администрации президента Турции Фахреттин Алтун и посол Турции в США Сердар Кылыч выступили со своими заявлениями, призвав США и прочие иностранные государства не вмешиваться во внутренние дела Турции.

Иными словами, муниципальные выборы в Турции становятся сложным экзаменом для турецких властей и получают отчетливое международное измерение. Продолжаем следить за обстановкой.

51.5MB | MySQL:104 | 0,758sec