Ситуация в Алжире: март 2019 г.

Март в АНДР прошел под знаком протестных выступлений алжирцев против намерения президента этой страны Абдельазиза Бутефлики и его окружения попытаться выставить его кандидатуру на президентских выборах на пятый срок.

Рупорами этих настроений стали голоса известных алжирских интеллектуалов. 1 марта в интервью французской радиостанции RFI алжирский писатель Камель Дауд из Орана охарактеризовал состояние алжирского общества после объявления о намерении А.Бутефлики «бороться» за 5-й мандат следующими словами: «Стена страха рухнула». Он выразил уверенность, что его сограждане «больше не отступят» несмотря на риск использования насилия в отношении антипрезидентских манифестаций.

Напомним, манифестации начались после того, как 10 февраля 82-летний А.Бутефлика, перенесший в 2003 г. микроинсульт и после этого практически исчезнувший от взглядов соотечественников, заявил о намерении выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 18 апреля. Акции носили антипрезидентскую направленность, что отмечалось впервые за 20 лет правления президента, и проводились, как правило, по пятницам.

А.Бутефлика находится у власти с 1999 г.

К.Дауда тут же поддержали несколько известных алжирских писателей.

«Надо быть искренним. Я надеялся на появление такого движения, но не ожидал его появления, так как алжирцы привыкли терпеть. В течение многих лет я писал, что алжирцы отказались от протестного движения. Какое счастье видеть, что я ошибся», — заявил для газеты «Паризьен» самый известный современный алжирский писатель Мохаммед Молесехуль, выбравший для себя женский псевдоним Ясмина Хадра (в начале своей литературной деятельности он был подполковником алжирских сил специального назначения).

1 марта в пятницу в преддверии ожидавшихся манифестаций в Алжире были повышены меры безопасности. Оба лагеря ожидали его с напряжением, так как через 3 дня завершался срок подачи досье претендентов на избрание в Конституционный совет. До этого силы безопасности присутствовали на предыдущих манифестациях, но не препятствовали им, хотя запрет на проведение шествий действовал в Алжире с 2001 г. За несколько дней до этого президентский лагерь предупредил, что не намерен отступать перед алжиркой «улицей». Как заявил глава избирательного штаба президента Абдельмалек Селлаль, его досье будет представлено в Конституционный совет 3 марта.

До 1 марта ежедневно акции протеста проводились больше по профессиональному признаку – их участниками были адвокаты, студенты, журналисты, представители других профессий.

В итоге 1 марта на улицы центра Алжира вышли десятки тысяч алжирцев. Шествию не помешало то, что в одном из мест полиция применила слезоточивый газ, однако затем быстро отступила, оценив массовость его участников. Одним из лозунгов шествия было «(Мы) мирные!». Среди других лозунгов звучали «Народ хочет изменения режима!», «Нет 5-му мандату!», «Мы не остановимся!».

В ряде мест во второй половине дня небольшие группы молодежи завязали стычки с полицией. В результате столкновений, по данным полиции, ранения получили 56 полицейских и 7 участников манифестаций. 45 человек были арестованы.

Массовые шествия прошли 1 марта в других городах страны – Оране, Тизи-Узу, Буире и Сетифе. Они прошли без инцидентов.

1 марта впервые с 10 февраля прервало молчание государственное телевидение, показавшее кадры манифестации в Алжире. До этого государственные и частные каналы делали вид, что манифестаций просто не было.

2 марта Алжир замер в ожидании реакции президентского лагеря на прошедшие накануне антипрезидентские манифестации. Первым ответом на них стало решение президента?, к тому времени уже неделю находившегося на «плановом» медицинском обследовании в Швейцарии, отказаться от услуг главы его избирательного штаба, бывшего премьер-министра А.Селлаля. Последний возглавлял избирательный штаб А.Бутефлики на победных для него президентских выборах в 2004, 2009 и 2014 гг. Его место во главе избирательного штаба занял министр транспорта Абдельгани Заалан. В сообщении официального информационного агентства АПС не уточнялись мотивы подобной замены, которая произошла менее чем за 36 часов до истечения срока подачи досье кандидатов на избрание в Конституционный совет.

В тот же день глава МВД Нуреддин Бедуи посетил в госпитале раненых полицейских. Там он приветствовал «профессионализм сил правопорядка». Он также отдал должное «всем гражданам, которые реализовали их право на свободу выражения мнений и свободу манифестаций».

3 марта полиция использовала водометы для разгона манифестации студентов, которые попытались пройти к зданию Конституционного совета, куда, как ожидалось, в тот день должны были доставить избирательное досье А.Бутефлики. Чтобы акция не была массовой, власти в тот день закрыли метро, а также автомагистраль между аэропортом и центром города.

В тот же день стало известно, что главный соперник А.Бутефлики на выборах 2004 и 2014 годов Али Бенфлис не будет выставлять свою кандидатуру на выборах 2019 г. Лидер исламистского Движения общества мира (ДОМ) Абдерразак Макри тогда же заявил, что не будет выставлять свою кандидатуру в случае, если это сделает А.Бутефлика, хотя ранее он не скрывал своих амбиций.

К 15 часам местного времени было известно о шести кандидатах, представивших их досье в Конституционный совет.

К концу дня 3 марта АПС сообщило, что А.Заалан представил досье А.Бутефлики в Конституционный совет. При этом было сделано несколько примирительных жестов в адрес алжирской «улицы». Было обещано, что если А.Бутефлика победит на выборах 18 апреля, он не будет руководить страной до завершения срока действия его мандата и уйдет от власти путем назначения досрочных выборов, дата проведения которых будет назначена некоей «Национальной конференцией». «Я обязуюсь не быть кандидатом на этих (досрочных) выборах», — заявил А.Бутефлика в письме, зачитанном по национальному телевидению. В нем также подтверждалось о выставлении его кандидатуры на выборах 18 апреля.

Понятно, что этот неловкий маневр властей мог сделать только одно – еще больше накалить страсти. Немедленно тысячи алжирцев, несмотря на наступившую ночь, высыпали на улицы столицы и ряда других городов страны. «Алжир усадили на вулкан гнева», — написала 4 марта алжирская независимая газета «Аль-Ватан», которая традиционно считается близкой к Национальной народной армии (ННА) Алжира.

А.Бутефлика стал 8-м по счету претендентом на избрание, подавшим свое досье в Конституционный совет. Последнему отводилось 10 дней на проверку поданных документов. В общей сложности таких досье оказалось 20.

5 марта на улицы Алжира и других университетских городов страны с требованиями отставки А.Бутефлики вышли тысячи студентов. Понятно, что координация их действий была возможно только благодаря социальным сетям. И власти оказались бессильны перед этим. Полиция, несмотря на значительную концентрацию ее сил в столице, не вмешивалась в ход шествия, ограничившись сдерживанием его в определенных кварталах.

В тот же день прозвучало первое предупреждение от военных, которые до тех пор молчаливо терпели все то, что делал человек, которого они 20-ю годами ранее фактически привели к власти. Как предупредил начальник Генштаба Национальной народной армии (ННА) Алжира корпусной генерал Ахмед  Гаид Салах  (текст его выступления в военной академии в Шершелли был размещен на сайте Минобороны страны), ННА останется «гарантом» стабильности и безопасности перед лицом тех, «кто хочет вернуть Алжир к годам гражданской войны».

«То обстоятельство, что Алжир смог сохранить стабильность через подавление терроризма и недопущение реализации его целей не понравилось некоторым сторонам, которые не хотят видеть Алжир стабильным и надежным», — отметил он. При этом генерал не конкретизировал эти «стороны». Он заверил, что алжирский народ «продолжит пользоваться этой восстановленной безопасностью и стабильностью», а ННА «останется гарантом этих столь дорогих достижений».

Это первое заявление начальника Генштаба (он же – заместитель министра обороны, пост министра занимал «по совместительству» А.Бутефлика) было достаточно туманным по части того, кому оно адресовалось. Часть алжирской прессы приветствовала его, обратив внимание на то, что там  четко не назывались участники манифестаций, но и не было открытых угроз в их адрес.

5 марта США призвали алжирские власти уважать право народа на мирные манифестации. Этот призыв прозвучал как предупреждение.

6 марта в ходе встречи глав МИД арабских стран в Каире министр иностранных дел Алжира Абделькадер Мессахель утверждал, что созданы все условия для проведения 18 апреля президентских выборов в АНДР. Но алжирцы думали иначе. И не только они. Начало рассыпаться единство пропрезидентского лагеря. В тот же день влиятельная Национальная организация муджахидинов (НОМ, объединяет ветеранов войны за независимость), традиционно поддерживавшая своего товарища по оружию А.Бутефлику, неожиданно выступила с коммюнике в поддержку участников манифестаций. НОМ осудила институты власти, которые «не ответили на чаяния народа», а также «противоестественный альянс между влиятельными представителями власти и теми, кто открыл двери для расхищения государственных средств».

Манифестации также поддержали ряд профсоюзов, входящих в синдикат Всеобщий союз алжирских трудящихся (ВСАТ) при том, что лидер профобъединения Абдельмаджид Сиди-Саид остался на несколько дней в лагере сторонников президента. Он передумал, читай – предал своего «хозяина» — уже 27 марта, перейдя на сторону Генштаба ННА.

***

Сид Ахмед Феррукхи – бывший министр и депутат парламента от правящей партии Фронт национального освобождения (ФНО) – заявил об отказе от своего мандата и выходе из ФНО, президентом которого являлся А.Бутефлика.

7 марта «проснулось» окружение президента (последний продолжал оставаться в больнице в Швейцарии), которое от имени главы государства в его послании по случаю 8 марта призвало к «бдительности» против возможных «как внутренних, так и внешних инфильтраций» в ряды протестного движения. Точных названий источников воздействия на манифестантов не приводилось.

8 марта, третью пятницу подряд, на улицы Алжира и других крупных городов страны вышли многотысячные антипрезидентские манифестации. На решимость алжирцев не повлияли громкие отставки во власти. В течение дня в Алжире были арестованы 195 участников манифестации, уже вечером в столкновениях с молодежью ранения получили 112 полицейских.

10 марта А.Бутефлика вернулся в Алжир, а день спустя появился на экранах телевизоров, приняв в президентской резиденции в Зеральде близ Алжира несколько высокопоставленных чиновников.

В тот же день с очередным, более спокойным заявлением выступил начальник Генштаба ННА генерал Ахмед  Гаид Салах. В выступлении перед курсантами нескольких военных училищ он утверждал, что алжирская армия и народ разделяют «общие ценности» и имеют «общее видение» будущего страны.

11 марта в послании к нации А.Бутефлика подтвердил свой отказ бороться за 5-й мандат и перенос сроков проведения выборов, первоначально назначенных на 18 апреля. Он сообщил, что новая дата выборов будет назначена по итогам «Национальной конференции», призванной реформировать политическую систему страны и разработать до конца 2019 г. проект новой конституции.

Глава АНДР поставил алжирцев перед фактом, что он останется у власти после истечения срока действия его мандата 28 апреля 2019 г., и будет находится при ней вплоть до объявления итогов новых президентских выборов, дата проведения которых не сообщалась. В тексте послания, фактически отменившего выборы, отсутствовали какие-либо ссылки на конституцию страны или законы. В Алжире повсеместно это послание было расценено как очередная уловка президентского окружения для того, чтобы выиграть время.

Удивительно, что «демократическая» Франция «приветствовала» решение А.Бутефлики. При этом выражалась надежда на то, что «новая динамика быстро ответит на глубокие чаяния алжирского народа», а также на то, что переходный период продлится не очень долго.

Тогда же А.Бутефлика отправил в отставку премьер-министра А.Уяхью. Этот пост занял Нуреддин Бедуи, до тех пор занимавший пост главы МВД.

12 марта улицы университетских городов заполнили студенты, протестовавшие против продления 4-го мандата А.Бутефлики. Они подчеркивали мирный характер их акций. В тот же день газета «Аль-Ватан», явно предвосхищая события, назвала послание президента «последней уловкой А.Бутефлики, который аннулировал выборы и остается у власти».

13 марта о своем «стратегическом» союзнике вспомнили в России. В заявлении представительницы МИД РФ выражалась надежда, что протестное движение в Алжире будет урегулировано через «национальный диалог» при одновременном обеспечении «стабильности». При этом справедливо подчеркивалось, что в России рассматривали происходившее в Алжире как «сугубо внутреннее дело дружественной страны».

13 марта объясняться за послание А.Бутефлики бросился новоиспеченный (11 марта) вице-премьер-министр Р.Ламамра, сохранивший за собой пост главы МИД АНДР. По его версии, глава государства оказывается не переносил президентские выборы, а де-факто продлил свой мандат, потому что выборы 18 апреля стали источником «разделения» алжирцев.

14 марта, накануне очередной пятницы, рассматривавшейся как решающей в противостоянии алжирской «улицы» и властей, последние делали все возможное для того, чтобы убедить алжирцев в обоснованности продления мандата А.Бутефлики и его плана реформ. С этой целью была организована совместная пресс-конференция премьер-министра Н.Бедуи и его заместителя Р.Ламамры. По логике первого, во всем виноватыми оказались участники манифестаций, поскольку возникли «очаги напряженности, которые не позволяют заняться удовлетворением (выдвинутых) требований». Еще один посыл от новоявленного премьера – он оправдал отмену выборов «волей народа». Большую степень лицемерия сложно придумать.

В пятницу 15 марта десятки тысяч алжирцев вновь собрались у главной почты Алжира в центре города с тем, чтобы потребовать ухода А.Бутефлики. Показательно, что ни власти, ни их противники даже не попытались назвать число участников акции. Однако было очевидно, что их было очень много. И они отвергли инициативы президента. Главной интригой после этого было – а что еще придумают власть придержавшие для самосохранения?

В тот же день было объявлено о предстоящем 19 марта визите Р.Ламамры в Москву. 19 марта в российской столице он заверил, что А.Бутефлика передаст власть своему преемнику «открытым и гласным» путем по итогам выборов, дата которых будет определена в «ближайшее время».

18 марта вновь взял слово генерал Ахмед  Гаид Салах. На сей раз он призвал к «ответственности» каждого с тем, чтобы найти «решения (кризиса) в самые кратчайшие сроки». Генерал в очередной раз пообещал, что ННА останется «опорой народа и нации» в любой ситуации.

Не умолкал и А.Бутефлика. 18 марта в очередном послании, адресованном непонятно кому, он вновь подтвердил, что вопреки конституции продлевает срок действия его 4-го мандата.

20 марта влиятельный член НДО (входило в правившую коалицию) Седдик Шихаб в интервью частному телеканалу «Эль-Биляд» признал очевидное, а именно: в предыдущие годы Алжиром руководили «неконституционные силы». При этом он заверил, что не знает точно о личности, «реально» руководившей канцелярией президента.

В тот же день в очередной раз отметился ФНО, заявивший, что поддерживает протестное движение и требуемые им «изменения», однако выступает за «диалог», инициированный главой государства.

В очередную пятницу – 22 марта – десятки тысяч алжирцев вновь вышли на улицы Алжира с тем, чтобы потребовать ухода А.Бутефлики.

Тем временем продолжала рассыпаться президентская коалиция. Новое громкое заявление от представителя пропрезидетского ФНО Хосина Халдуна последовало 24 марта. В нем он утверждал, что предложенная А.Бутефликой «Национальная конференция» «бесполезна», и новый глава государства должен быть избран «немедленно». Руководство ФНО тут же дистанцировалось от этого заявления, но в любом случае оно стало очередным свидетельством раскола даже в пропрезидентской партии.

Тем не менее пропрезидентский лагерь 26 марта попытался сплотить ряды, заявив, что предложения А.Бутефлики являются «наилучшими», и что они якобы обеспечивают отсутствие любых «каникул» на верхушке властной пирамиды.

25 марта на фоне выступлений журналистов против государственной цензуры был отправлен в отставку генеральный директор национального телевидения Туфик Хеллади, находившийся на этом посту с 2012 г.

Решающим шагом в развитии алжирской «мыльной оперы» стало требование генерала Ахмеда Гаида Салаха от 26 марта о необходимости использовать статью 102 конституции с тем, чтобы отправить президента в отставку «по причине серьезной и продолжительной болезни, из-за которой он оказался неспособен выполнять свои функции».

Он неожиданно предложил объявить то, о чем всем было очевидным, а именно – о неспособности А.Бутефлики осуществлять функции президента.

По сути, это заявление стало вторым военным переворотом во благо Алжира, совершенным военными. Первый был совершен в конце 1991 года, когда генералы, стремясь не допустить рвавшийся к власти Исламский фронт спасения, отстранили от власти президента Шадли Бенджедида и учредили коллективный орган управления страной – Высший государственный совет из пяти человек.

В любом случае это было вариантом выхода из кризиса, в котором оказался Алжир. И, по оценкам наблюдателей, именно он позволял не допустить повторения сирийского сценария в Алжире.

27 марта отставки президента потребовало НДО во главе с А.Уяхьей – вторая по значимости партия из правившей коалиции. Тем самым она пошла в фарватере требований военных и во многом предопределила их реализацию.

В пятницу 29 марта алжирцы вернулись на улицы городов страны с требованием отставки главы государства. В этой связи можно только согласиться с главой МИД Франции Жаном-Ивом Ле Дрианом, приветствовавшим в тот день мудрость алжирцев, не допустивших в ходе акций протеста к скатыванию к насилию.

30 марта генерал Ахмед Гаид Салах повторил, что недавнее предложение ННА удалить А.Бутефлику является единственным, способным вывести Алжир из кризиса. Одновременно он предупредил – судя по всему, это предупреждение относилось к окружению А.Бутефлики – против антиконституционных вариантов решения проблемы.

Похоже, с этого времени генерал на время стал хозяином Алжира, поскольку с этой даты были запрещены посадка и взлет частных самолетов, принадлежащих алжирцам.

Тем не менее 31 марта А.Бутефлика и его окружение попытались восстановить контроль над ситуацией, объявив о формировании нового правительства во главе с Н.Бедуи. В его состав вошли 27 человек, в том числе 8 – из состава прежнего кабинета. При этом генерал Ахмед Гаид Салах сохранил за собой пост заместителя министра обороны. Пост главы военного ведомства сохранил за собой А.Бутефлика.

В любом случае, было очевидно, что после вмешательства ННА дни А.Бутефлики сочтены. Вопрос был только в календаре изменений. Еще одна ремарка. Благодаря своевременному вмешательству алжирских военных Алжиру удалось не скатиться в пропасть эскалации насилия. И это очень положительно с учетом традиционных связей между этой страной и Россией.

51.51MB | MySQL:101 | 0,279sec