Ситуация в Судане: февраль 2007 года

Основными событиями февраля для политической жизни Судана стало укрепление двусторонних отношений с КНР и Ираном. Еще 31 января прошла встреча президента Судана Омара Башира с министром иностранных дел Ирана Манучехром Моттаки, в ходе которой суданский лидер подтвердил готовность своей страны развивать двусторонние отношения и подчеркнул, что официальный Хартум поддерживает Тегеран в том, что касается иранской ядерной программы.

2 февраля в Хартум с двухдневным визитом прибыл президент Китая Ху Цзиньтао. Этот давно подготавливаемый обеими сторонами визит стал знаковым, так как оформил стратегически важные и для Хартума, и для Пекина отношения.

КНР является крупным инвестором в суданский нефтяной, строительный и сельскохозяйственный сектора экономики. Пекин также вкладывает значительные средства в развитие инфраструктуры страны, закупает большую часть экспортируемой Суданом нефти. Для Хартума же КНР является основным партнером, заинтересованным в сохранении статус-кво в Судане и ради укрепления своих позиций в стране готовым на выслушивание критики с Запада за поддержку суданцев по дарфурской проблематике.

Помимо прочих вопросов, обсуждавшихся во время визита в Судан, президент Ху Цзиньтао выдвинул предложение КНР по урегулированию кризиса в Дарфуре. Китайская инициатива содержала четыре пункта.

1. Уважение суверенитета Судана и территориальной целостности страны.

2. Поиск дипломатических путей в разрешении кризиса.

3. Конструктивная роль ООН и Африканского союза в миротворческих операциях.

4. Необходимость улучшения гуманитарной ситуации в Дарфуре.

Ху Цзиньтао подчеркнул также важность поиска компромисса с «неподписантами» Дарфурского мирного соглашения. Кроме того, по итогам визита Ху Цзиньтао объявил о готовности КНР списать Судану 70 млн долларов долга.

В то же время американское руководство осталось недовольно итогами визита китайского лидера в Судан, в основном из-за недостатка давления со стороны Пекина на суданцев по дарфурскому вопросу. Спецпредставитель США Эндрю Нациос заявил позднее, что «надеялся на несколько более весомое дипломатическое давление китайцев». В устах профессионального дипломата подобное высказывание имеет вполне однозначную окраску.

В начале февраля британский Форин-офис и руководство Судана обменялись очередными острыми заявлениями. В прессе циркулировало высказывание курирующего африканские вопросы британского замминистра лорда Трисмана о том, что «мир не будет спокойно наблюдать за тем, как в Дарфуре происходят такие же жестокости, как в Руанде». Госминистр иностранных дел Судана Али Керти охарактеризовал эти заявления как «пропаганду в СМИ», а президент Омар Башир, комментируя высказывания британского высокопоставленного чиновника, заявил, что «угрозы на нас не действуют и мы не отдадим власть над этой страной. Мы сыны повстанцев, убивших генерала Гордона. Мы сохраним Судан и не позволим превратить войска АС в силы ООН». Он добавил, что «Британия и США должны стыдиться того, что они сделали в Ираке».

4 февраля состоялся первый в истории Суданского народно-освободительного движения (СНОД) съезд северного крыла партии. В своем обращении к съезду первый вице-президент и глава правительства Южного Судана Сальва Кир Маярдит обвинил некоторые элементы в рядах СНОД и НК в стремлении подорвать реализацию Всеобъемлющего мирного соглашения. Генеральный секретарь СНОД Паган Амум заявил на съезде, что, если Южный Судан решит отделиться, то «это должно произойти без запинки». В то же время генеральный секретарь высказал серьезные опасения руководства южан относительно того, что северяне пытаются ослабить Юг и даже допускают возможность нового военного вмешательства. Присутствовавший на съезде помощник президента Нафиа Али Нафиа заявил, что НК будет сотрудничать со СНОД по всем вопросам. Однако находящийся в оппозиции глава исламистского Народного конгресса Хасан ат-Тураби обвинил руководство суданских политических партий в неспособности достичь подлинного единства страны и региональном фаворитизме.

В первой декаде февраля суданская пресса живо отреагировала на публикацию в американской газете Washington Post материала о «плане B» правительства США, подразумевающего ужесточение санкций в отношении Судана. В частности, согласно этому плану предполагается блокировать переводы проходящих через американские коммерческие банки средств от нефтяных сделок с суданскими компаниями.

7 февраля в СБ ООН прошли напряженные дебаты между представителями США и КНР, в ходе которых американская сторона обвинила Пекин в поставках вооружений суданскому правительству и арабским ополченцам в Дарфуре. Китайцы отвергли обвинения и в свою очередь заявили, что введение дополнительными американских санкций в отношении Хартума лишь усугубит ситуацию в регионе.

12 февраля произошли ожесточенные столкновения между племенами турджум и резегат в Южном Дарфуре, в том числе и в окрестностях столицы штата – г. Ньяла. В результате 4 человека погибли, 15 получили ранения.

В середине февраля миротворцы АС в Дарфуре в связи с четырехмесячной задержкой зарплаты заявили о начале забастовки. АС обратился к странам-донорам за помощью ради сохранения миссии.

20 февраля в Триполи состоялась встреча президента Судана Омара Башира с ливийским лидером Муаммаром Каддафи и президентом Эритреи Исайясом Афеверки. Предполагалось участие во встрече и президента Чада Идриса Деби, но он не прибыл в ливийскую столицу. На мини-саммите обсуждались реализация Дарфурского мирного соглашения и возможности поиска компромисса с «неподписантами» этого документа.

24 февраля состоялась встреча Омара Башира с председателем политбюро ХАМАСа Х. Машалем, который рассказал о ситуации на территориях ПНА и о достигнутых в Мекке договоренностях с главой ФАТХа о формировании палестинского правительства национального единства. 25 февраля прошла встреча Машаля с одним из наиболее влиятельных лидеров суданской оппозиции Хасаном Тураби.

27 февраля Генеральный прокурор Международного уголовного суда в Гааге Луис Морено Окампо назвал имена двух высокопоставленных суданцев, обвиняемых в преступлениях против человечества в Дарфуре. Один из них – Ахмед Харун, бывший государственный министр внутренних дел, а ныне госминистр по гуманитарным вопросам в суданском правительстве; другой – командир арабских ополченцев Али Мухаммед Али Абдеррахман, известный также как Али Кушайб. Министр юстиции Али аль-Марди не замедлил выступить с заявлением, что Международный уголовный суд не имеет юрисдикции над суданскими официальными лицами: «Мы не принимаем того, о чем говорил прокурор МУС». Ахмед Харун заявил также о своей невиновности и о том, что останется на своем посту до соответствующего решения правительства.

28 февраля в Судан с двухдневным визитом прибыл президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. В ходе встречи с президентом Судана Омаром Баширом иранский лидер заявил о том, что официальный Тегеран поддерживает суданский народ в его противостоянии «международному давлению, нацеленному на разрушение единства страны и ее суверенитета». Башир же подчеркнул важность существующих между двумя странами связей в различных областях и необходимость дальнейшего расширения сотрудничества между государствами. По итогам визита было подписано семь меморандумов о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере экономики, образования, охраны окружающей среды и пр.

28.82MB | MySQL:67 | 0,774sec