Об ирано-турецких отношениях на современном этапе

На прошлой неделе состоялся визит министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Турцию. В ходе поездки были проведены важные переговоры с президентом Турции  Реджепом Тайипом Эрдоганом, а также спикером парламента и министром иностранных дел Турции. Иран и Турция традиционно являются соперниками в Ближнем Востоке и ведут борьбу за лидерство в регионе и в исламском мире, но в последние годы общие интересы заставляют их сближаться друг с другом. Среди этих общих интересов следует подчеркнуть стремление двух стран вытеснить США из региона, взаимные экономические интересы двух государств, общие интересы Ирана и Турции в курдском вопросе, чтобы не допустить создание курдского государства, а также потребности Турции в иранских энергоносителях.

Визит иранского министра иностранных дел состоялся в очень важный период для Ирана, так как антииранские санкции США все больше и больше усиливаются, а Тегеран очень нуждается в поддержке своих соседей. В этой связи примечательно было заявление Зарифа о том, что Тегеран и Анкара решили запустить механизм, аналогичный предложенному ЕС INSTEX («Инструмент для поддержки торговых обменов с Ираном»), для дальнейшего расширения и облегчения двусторонних торговых отношений. «Иран и Турция договорились о сотрудничестве в пяти конкретных областях, включая преференциальную торговлю, энергетику, банковское дело, использование национальных валют и создание механизма, аналогичного INSTEX в общей торговле»[i], — заявил Зариф журналистам в Тегеране после возвращения из своей поездки в Сирию и Турцию. Надо отметить, что в 2017 г. Иран и Турция договорились об использовании национальных валют в двусторонней торговле вместо американского доллара.

Турция один из важнейших торговых партнеров Ирана. Турция для Ирана является воротами на Запад, а Иран для Турции – воротами на Восток. Для экономики Турции огромное значение имеют также туристические потоки из Ирана. В 2018 г. 2 млн иранских туристов посетили Турцию. По словам Мохсена Наримана, управляющего директора Свободной экономической зоны Арас, 60% компаний, работающих в этой зоне, являются иностранными компаниями, а 30% из них являются турецкими компаниями. Во время встречи с М.Д.Зарифом глава МИД Турции М.Чавушоглу указал на экономические связи между Тегераном и Анкарой, заявив, что Анкаре и соседнему Ирану необходимо продолжать работать над тем, чтобы поднять объем двусторонней торговли до отметки 30 млрд долларов, примерно в три раза, напоминая, что объем торговли с Ираном в 2018 году составил 10 млрд долларов[ii].

Турция сильно зависит от импорта энергоносителей, а Иран является ключевым поставщиком газа и нефти в эту страну. Согласно последним имеющимся официальным данным, в январе на долю Ирана приходилось более 12% импорта нефти в Турцию. Надо отметить, что  за последний год импорт нефти из Ирана сократился почти вдвое, с 22% до 12%. По состоянию на январь 2019 г. Иран был третьим по величине поставок нефти после Ирака (23,5%) и России (15%). Иран также является вторым по величине поставщиком природного газа в Турцию, на долю которого приходилось чуть более 14% от общего объема, отставая от России (31,6%) и немного опережая Азербайджан (13,9%) и Алжир (12%).

В марте текущего года глава Национальной газовой компании Ирана (IGC) Хасан Монтазер Торбати заявил, что Турция планирует увеличить импорт иранского природного газа. «Турция попросила увеличить импорт природного газа из Ирана. На основании предыдущих соглашений, Иран в настоящее время планирует увеличить экспорт газа в ряд стран, включая Турцию, Ирак, Армению и Азербайджан»[iii], — сообщил иранский чиновник.

В этой связи очень важен вопрос, какую позицию займет Турция по поводу решения  Дональда Трампа не продлевать исключения из антииранских санкций? Напомним, что  сразу после визита Зарифа в Турцию, 19 апреля президент США Дональд Трамп принял решение не продлевать исключение из нефтяных санкций против Ирана, срок которых истекает в мае. Турция была среди тех восьми стран-импортеров иранской нефти, которым США разрешили продолжать покупать нефть у Ирана, но не увеличивать закупки по контрактам. Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс президент Дональд Трамп принял решение не выпускать вновь исключения из санкционного режима.

Естественно, это решение Белого дома не могло не обеспокоить Турции. За день до прибытия Зарифа в Анкару министр финансов Турции Берат Албайрак в Вашингтоне провел переговоры с его американским коллегой Стивом Мнучином. Кроме того, официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын заявил, что Анкара ожидает, что администрация Трампа продлит существующий отказ от санкций, срок действия которого истекает в начале мая, чтобы позволить Турции продолжить импорт иранской нефти. А вот глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу раскритиковал решение США прекратить исключение других стран из списка нефтяных санкций против Ирана. «Решение США прекратить исключения из санкций по импорту нефти из Ирана не послужит миру и стабильности в регионе, оно нанесёт вред иранцам. Турция отвергает односторонние санкции и навязывание того, как строить отношения с соседями»[iv], — написал турецкий министр в Twitter.

Но, несмотря на заявления турецких чиновников о желании продолжить покупку иранской нефти, некоторые турецкие эксперты не исключают, что все же есть вероятность, что Анкара прекратит импорт иранской нефти и будет вынуждена покупать ее у других стран.  Если же действительно этот прогноз подтвердится, это нанесет серьезный ущерб по двусторонним экономическим отношениям.

Надо отметить, что в последние годы Иран и Турция не только развивают экономические связи, а также оказывают политическую поддержку друг другу. Так, в 2016 г. после неудавшейся попытки переворота Иран был одним из первых государств, выразивших поддержку руководству Турции. В частности своих турецких коллег поддержали президент, министр иностранных дел и спикер парламента Ирана. После провала попытки военного переворота  Р.Т.Эрдоган заявил, что во внешней политике Турция отдаст предпочтение тем странам, которые поддержали Анкару в трудное время. И действительно, в последние годы Турция осудила решение США ввести санкции против Ирана и, в том числе решение о включении КСИР в список террористических организаций.

Несмотря на двусторонние тесные отношения между Ираном и Турцией позиции и интересы двух стран расходятся по сирийскому вопросу. На протяжении всего сирийского конфликта Иран поддерживал Башара Асада, а Турция — сирийских оппозиционеров, в частности Свободную сирийскую армию.. В 2018 г. когда Турция начала военную операцию в сирийском Африне иранские высокопоставленные чиновники осудили ее проведение. В частности, президент Ирана Хасан Роухани призвал Турцию остановить военную операцию в сирийском регионе Африн и указал на отсутствие у турецкой стороны законного права вести боевые действия на территории Сирии, так как правительство арабской республики не давало на то своего согласия. «Это наша рекомендация и наш взгляд, точно так, как мы осуждаем американское военное присутствие в Сирии и убеждены, что они (США) преследует дурные намерения в регионе и желают дезинтеграции Сирии»[v], — заявил Роухани. Президент Исламской Республики добавил, что вторжение турецкой армии на территорию другого государства требует одобрения законным правительством этой страны.

И хотя в рамках астанинского процесса Россия, Иран и Турция согласились на создание зон деэскалации в Сирии, Иран настаивает на том, чтобы территориальная целостность Сирии должна быть восстановлена и турецкие войска должны покинуть сирийскую территорию. В ходе последнего по времени  визита в Турцию министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф подчеркнул необходимость размещения сил сирийской армии на приграничных с Турцией территориях для обеспечения безопасности и предотвращения террористических действий.

«Мы полностью осознаем обеспокоенность наших друзей в Турции в отношении угроз и всегда заявляли нашим друзьям в регионе, что лучший способ защитить безопасность всех государств региона — это размещение сирийской армии на границе с Турцией и обеспечение предотвращения любых террористических акций против правительства Турции и народа Сирии», — заявил Зариф на совместной пресс-конференции со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу в Анкаре. «Конечно, безопасность и спокойствие турецкого народа очень важны для нас, и мы тесно сотрудничаем в вопросах безопасности», — добавил он. Отвечая на вопрос о ситуации в сирийском Идлибе, Зариф сказал: «Мы очень обеспокоены ситуацией в Идлибе, и, безусловно, Иран, Турция и Сирия должны выполнить свои обязательства в этом отношении. Одним из этих обязательств является разоружение террористических группировок в этом регионе и выталкивание их из Идлиба», — заявил Зариф[vi].  «Террористическая группировка «Аль-Нусра»  (запрещена в России – авт.) представляет собой серьезную угрозу для жителей Идлиба и жителей окрестностей этого региона. Мы, государства-члены Астаны обязаны выполнить наши обязательства в этом отношении, и я буду следить за этим вопросом в своей поездке в Турцию», — добавил он.

А вот в курдском вопросе интересы Ирана и Турции полностью совпадают. Анкара и Тегеран пытаются всячески воспрепятствовать созданию курдского государства. В октябре 2017 г. президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетил с государственным визитом Иран, где провел переговоры с иранским руководством. Визит президента Турции состоялся сразу после референдума в Иракском Курдистане, по итогам которого  более 92% его жителей проголосовали за отделение от  Ирака. Во время встречи с президентом Турции верховный лидер ИРИ аятолла Хаменеи заявил, что Иран и Турция должны принять все необходимые меры, чтобы не допустить отделения курдской автономии Ирака в результате прошедшего там референдума[vii]. После переговоров в итоговом коммюнике президенты Ирана и Турции подтвердили приверженность территориальному единству Ирака, отметив готовность поддержать любые шаги федерального правительства для сохранения единства арабской страны.

Перед референдумом в Иракском Курдистане Иран и Турция синхронно объявили о закрытии границ с автономией. Помимо этого, за день до референдума в Иране близ границы с Иракским Курдистаном начались учения Сухопутных войск Корпуса стражей исламской революции (КСИР) с участием артиллерии, воздушно-десантных и бронетанковых подразделений. Также в этот день Тегеран закрыл воздушное пространство для самолетов, следующих в Иракский Курдистан или вылетающих оттуда. А президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в свою очередь заявил, что будет закрыт пограничный КПП «Хабур». Он также предупредил, что Анкара может перекрыть нефтепровод, по которому идут поставки из Северного Ирака.   Эрдоган также сообщил турецким парламентариям о планах Анкары подписать с Тегераном соглашение о том, как «ответить на референдум в Курдистанском регионе Ирака».

А в марте текущего года глава турецкого МВД Сулейман Сойлу заявил, что Турция и Иран впервые провели совместную операцию против членов РПК, однако  иранские чиновники опровергли это сообщение заявляя, что вооруженные силы Ирана не участвовали в этой военной операции Турции.

В последние годы Иран и Турция стремительно развивают связи и в военной сфере. В этой связи 2017 г. стал поворотным моментом для развития военного сотрудничества двух государств, когда высокопоставленные военные должностные лица нанесли взаимные визиты. Так, в августе 2017 г. Турцию посетил начальник Генштаба ВС Ирана Мохаммад Багери,  а в ответ в октябре того же года в Тегеран прибыл с визитом глава Генштаба Турции Хулуси Акар. Эти визиты стали первыми визитами столь высокопоставленных военных после Исламской революции в Иране 1979 г. В результате этих переговоров Турция и Иран договорились об активизации сотрудничества в военной сфере.

Подводя краткий итог анализу отношений между Ираном и Турцией, представляется, что несмотря на то, что эти страны являются соперниками в Ближнем Востоке, в ближайшем будущем Тегеран и Анкара будут углублять взаимоотношения, поскольку на данным этапе у них больше общих интересов, чем разногласий.

[i] FM: Iran, Turkey to Launch INSTEX-Like Mechanism to Boost Trade Ties http://en.farsnews.com/13980129000541

[ii] Business world supports trade finance mechanism with Iran https://www.dailysabah.com/business/2019/04/22/business-world-supports-trade-finance-mechanism-with-iran

[iii] Turkey willing to increase Iran gas imports: NIGC http://www.irna.ir/en/News/83253893

[iv] Turkey criticizes U.S. decision to end waivers on Iran oil sanctions https://uk.reuters.com/article/us-usa-iran-turkey/turkey-criticizes-us-decision-to-end-waivers-on-iran-oil-sanctions-idUKKCN1RY141

[v] Iran’s President Urges End to Turkey’s Military Operation in Syria https://www.tasnimnews.com/en/news/2018/02/06/1649940/iran-s-president-urges-end-to-turkey-s-military-operation-in-syria

[vi] Iran’s top diplomat in Turkey to discuss Syria, Libya https://www.presstv.com/Detail/2019/04/17/593615/Iran-Turkey-Syria-peace-initiative-Astana-process-Ankara-Assad

[vii] Khamenei Says Iran, Turkey Must Take Measures Against Kurdish Secession – TV https://en.radiofarda.com/a/khamenei-iran-turkey-kurdish-independence/28774165.html

51.06MB | MySQL:91 | 0,899sec