Египетско-израильские отношения в свете продления полномочий президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси

Избиратели в Египте одобрили конституционные поправки, позволяющие президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси оставаться у власти до 2030 года. Согласно данным национальной избирательной комиссии Египта, соответствующие поправки к конституции 2014 года были одобрены подавляющим большинством египтян (88,83%) при явке 44,33%. Общенациональный референдум проходил на протяжении трех дней, чтобы максимизировать явку. В Египте насчитывается около 61 млн избирателей.

В целом, поправки, принятые в результате голосования в самой густонаселенной стране арабского мира, продлевают полномочия президента Египта с четырех до шести лет и допускают максимум два президентских срока. Это произошло вслед за массовыми народными протестами, которые вынудили правителей-старожилов Судана (Омара аль-Башира) и Алжира (Абдельазиза Бутефлику) уйти в отставку в начале этого месяца. В египетскую конституцию также была включена отдельная статья, по которой нынешний второй четырехлетний срок Абдель Фаттаха ас-Сиси продлевается до шести лет и позволяет ему баллотироваться в 2024 году еще на шесть лет.

Напомним, что А.Ф.ас-Сиси стал президентом в 2014 году (через три года после восстания, в результате которого был свергнут Хосни Мубарак) и переизбран в марте 2018 года, набрав более 97% голосов.

Конституционные изменения, по мнению критиков, свидетельствуют о том, что А.Ф.ас-Сиси заставил замолчать оппозицию и расправился со свободами в стране, а значит это только укрепит его авторитарное правление через восемь лет после событий «арабской весны». Изменения в конституции Египта позволят бывшему военачальнику усилить контроль над судебной системой и предоставят армии возможность еще больше влиять на политический процесс[i].

Правозащитные организации широко критиковали его правительство за репрессии против политических оппонентов, тысячи из них были якобы заключены в тюрьму, т.к. службы безопасности Египта проводят политику подавления диссидентов в социальных сетях, которые сыграли ключевую роль в свержении Х.Мубарака. «Репортеры без границ» заявили, что в египетских тюрьмах содержится 33 журналиста. Власть отрицает эти обвинения и заявляет, что в стране нет политических заключенных. Просто стабильность остается приоритетом для многих египтян, которые видели ухудшения качества жизни с двумя государственными переворотами и считают, что ас-Сиси помешал Египту избежать судьбы соседей[ii].

После свержения президента-исламиста Мухаммеда Мурси 3 июля 2013 года и взятия власти египетскими военными возник вопрос о том, как правительство Абдель Фаттаха ас-Сиси будет вести себя с Израилем. В 2019 году исполняется 40 лет с момента подписания египетско-израильского мирного договора.

Во время М.Мурси египетско-израильские отношения испортились после штурма посольства Израиля в Египте в сентябре 2011 года. В целом отношения между двумя странами опирались на Вашингтон, который выступал в качестве посредника в переговорах. Правительство А.Ф.ас-Сиси значительно изменило эту динамику.

Во время правления М.Мурси эскалация политического кризиса между светской оппозицией Египта и «Братьями-мусульманами» в значительной степени затмила египетско-израильские отношения. Однако его правительство все же сделало несколько шагов к замораживанию отношений между двумя странами, в частности, когда направило в сектор Газа премьер-министра Хишама Кандиля во время военной операции Израиля «Облачный столп» в ноябре 2012 года и предприняло попытку сближения с Ираном.

Вскоре после военного переворота в Египте и смещения М.Мурси Израиль начал безоговорочно поддерживать новый режим Абдель Фаттаха ас-Сиси и предотвращать дипломатическую блокаду Каира. В результате отношения между Египтом и Израилем во время президентства А.Ф.ас-Сиси стремительно развивались.

С приходом к власти А.Ф.ас-Сиси произошла серия террористических нападений на египетских военных на Синайском полуострове. В повестке дня египетского руководства встал вопрос о партнерстве с Израилем в области безопасности. Каир начал координировать свою деятельность с Израилем, что позволило египетским войскам в борьбе с вооруженными группировками на Синайском полуострове в зонах B (где по Кемп-Дэвидскому соглашению Египту разрешено иметь четыре батальона) и C (у израильской границы, где по договору могут находится только военные полицейские и многонациональные силы) применять тяжелое вооружение, бронетехнику и авиацию.

Противостояние вооруженным группировкам на Синае стало одной из самых важных проблем безопасности для обеих стран. Однако, пытаясь избежать противоречий с арабскими соседями, Каир не афишировал характер своего партнерства с Израилем в сфере безопасности.

Президент Египта изначально был заинтересован в личном участии в палестино-израильском мирном процессе. В своем первом президентском послании в 2014 году, А.Ф.ас-Сиси заявил: «Мы будем работать над тем, чтобы добиться независимости Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме». Такой позиции – против аннексии Израилем Восточного Иерусалима и признание  Иерусалима столицей Израиля – придерживался еще президент Египта Анвар Садат (1970-1981 гг.).  А.Ф.ас-Сиси является сторонником решения конфликта на основе принципа «двух государств для двух народов», от которого нынешнее правительство Б.Нетаньяху категорически отказалось.

Тем не менее, ни одна из поддерживающих А.Ф.ас-Сиси политических группировок не смогла заставить его изменить свое относительно позитивное отношение к Израилю. Более того, президент Египта перевернул прежнюю риторику с ног на голову, настаивая на том, что отношения между Египтом и Израилем необходимы в свете наличия у них общего регионального противника – правящего в секторе Газа «Исламского движения сопротивления» (ХАМАСа), являющегося продолжением враждебных египетскому режиму «Братьев-мусульман». Таким образом, А.Ф.ас-Сиси направил Египет от «экзистенциальной борьбы» с Израилем к партнерству по необходимости.

Во время израильской военной операции в секторе Газа «Нерушимая скала» в 2014 году А.Ф.ас-Сиси получил прекрасную возможность закрепить за собой роль международного посредника в мирных переговорах. Он воспользовался отказом Израиля от международного посредничества для прекращения огня, что заставило его попросить Каир провести у себя переговоры с палестинскими группировками и подписать соглашение о прекращении огня. К тому же имидж А.Ф.ас-Сиси как миротворца помог в некоторой степени отвлечь международное сообщество от проблем его правительства, связанных с внутренними беспорядками.

Вообще, движение А.Ф.ас-Сиси к официальному сближению с Израилем было частично мотивировано внутренними кризисами. Проблемы – от экономической стагнации до потенциально уменьшающейся доли Египта в стоке вод Нила – подтолкнули египетского президента к восстановлению его руководящей роли в регионе. Ему удалось это сделать путем представления себя посредником в одном из самых деликатных международных вопросов – израильско-палестинской конфронтации. Эта позиция внутри страны закрепила за ним имидж сильного лидера.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху положительно реагировал на изменение роли Египта в качестве посредника в более широком мирном процессе. Помимо прочих преимуществ, у Египта не было четких условий для переговоров, таких как ограничение расширения еврейских поселений на Западном берегу р. Иордан.

Отношения между Египтом и Израилем развивались также благодаря публичной дипломатии. Посол Египта в Израиле Хазем Хайрат в 2016 году принял участие в 16-ой Герцлийской конференции в Израиле под названием: «Общая израильская надежда: видение или мечта?» Египет впервые принял официальное участие в конференции, посвященной политике Израиля в области безопасности и обороны. В ходе этого мероприятия египетский посол заявил, что Израиль и палестинцы должны взять на себя обязательство достичь мира и что решение на основе двух государств является единственно возможным, и подчеркнул, что игнорирование этой истины может привести к взрыву, которого все стороны пытаются избежать.

«Исторический» визит министра иностранных дел Египта Самеха Шукри в Израиль в 2016 году также стал знаковым событием как первый в своем роде с 2007 года. Его встреча с Б.Нетаньяху в резиденции израильского премьер-министра в Иерусалиме, а не в Тель-Авиве, имела для Израиля невероятно символический характер. Этот визит нарушил традиционное дипломатическое табу в отношении Иерусалима, которое соблюдали все египетские президенты со времен Х.Мубарака, включая врио (с июля 2013 по июнь 2014 года) президента Адли Мансура[iii].

После нескольких лет египетско-израильских отношений, ограниченных координацией действий в области безопасности и разведки, египетская дипломатия проявила стремление к их развитию. При этом Каир действовал так, как будто не беспокоится о реакции своего населения на сближение с Израилем. Что касается Б.Нетаньяху, то вполне объяснимо, что он преподнес визит египетского премьер-министра в еврейское государство в качестве личного политического достижения, в результате которого усилилась тенденция переноса Израилем своих отношений с арабскими странами из-за закрытых дверей в публичное пространство.

Естественный и традиционный интерес А.Ф.ас-Сиси к египетско-израильским отношениям в первые годы его правления подстегнули и актуализировали определенные региональные сдвиги, которые и привели к еще большему дипломатическому сближению с Израилем. Так, визит С.Шукри в Иерусалим в 2016 году совпал с соглашением о нормализации турецко-израильских отношений, которые критически ухудшились после захвата турецкой флотилии «Мави Мармара» в 2010 году, которая пыталась прорвать блокаду Газы. Со временем  Турция и Израиль достигли соглашение, согласно которому в сектор Газа должна была быть доставлена гуманитарная помощь, и туркам было позволено завершить жилищные проекты в палестинском анклаве. Поскольку турецко-израильское примирение угрожало посреднической  роли Египта, Каир приложил большие усилия, чтобы закрепить за собой ключевую роль в палестинской проблеме, особенно в отношении граничащего с Синайским полуостровом сектора Газа.

Не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что ослабление роли Египта в странах бассейна Нила с одновременным ростом влияния Израиля в Африке, привело к необходимости убедить египетскую общественность в том, что Израиль присутствует в бассейне Нила как союзник, а не враг. В Каире питали определенные надежды на посредничество Израиля между ним и Эфиопией, особенно когда та планировала запустить проект «Плотина великого возрождения Эфиопии», который, как опасались египтяне, перекроет им доступ к 11–19 млрд куб. м пресной воды.

Для режима Абедль Фаттаха ас-Сиси отношения с Израилем являются стратегически и дипломатически выгодными как для развития Египта, так и укрепления его авторитета в регионе. Именно во время правления А.Ф.ас-Сиси появились слухи о том, что Египет готов был направить Б.Нетаньяху приглашение посетить Каир с историческим визитом, по аналогии с визитом А.Садата в Иерусалим в 1977 году[iv].

По мнению Уди Декеля, директора Института исследования национальной безопасности (INSS) при Тель-Авивском университете, укрепление мирных отношений между Израилем и Египтом в предстоящие годы требует плана действий. Цель этого плана состоит в том, чтобы культивировать сильные стороны существующих отношений и исправить и преодолеть недостатки, которые их омрачают. Речь идет, прежде всего, о политическом тупике в палестино-израильских отношениях, и ограничениях контактов граждан Египта и Израиля.

Необходимо также дальнейшее развитие сотрудничества в области безопасности. Обе страны должны продолжать применять военное Приложение к мирному договору таким образом, чтобы оно помогло им справиться с вызовами со стороны террористических группировок на Синае и в секторе Газа. Чем больше доверие между двумя армиями, тем больше у них возможностей разрабатывать долгосрочные стратегии борьбы с общими угрозами безопасности и террором на Синае, в секторе Газа и в общем морском пространстве. Более того, более тесное сотрудничество в военной сфере и продолжение американской помощи египетской армии предлагается рассматривать с точки зрения укрепления мира вне военного измерения. Прогресс в этом направлении поможет обеим странам выстраивать мирные отношения на двусторонней основе, даже если Соединенные Штаты дистанцируются от Ближнего Востока.

Эксперты INSS подчеркивают необходимость политического урегулирования между Израилем и палестинцами с помощью Египта в качестве важного посредника. Поэтому если Израиль заявит о приверженности принципу «двух государств для двух народов» и приложит практические усилия по содействию политическому урегулированию, это поможет укрепить отношения с Египтом и ослабить противников нормализации.

Согласно исследованию, проведенному в декабре 2018 года Вашингтонским институтом, 72% египтян поддерживают стимулирование Израиля и палестинцев к занятию более умеренных позиций, в то время как около четверти из них поддерживают сотрудничество с Израилем независимо от переговоров с палестинцами[v].

Израиль и Египет должны создать условия для реализации статей мирного договора, которые регулируют отношения в экономической, торговой и культурной сферах. Совместные программы для студентов, спонсируемые образовательным учреждением с мировым именем, также могут помочь сблизить людей.

Для продвижения двустороннего и многостороннего сотрудничества и укрепления взаимодействия между гражданами, обе страны должны ослабить бюрократические ограничения на свободу передвижения своих граждан. Соответствующие изменения должны вноситься постепенно, с учетом потребностей и чувствительности вопроса у обеих сторон. В то время как Израиль опасается притока трудящихся-мигрантов и, тем более, проникновения террористов, Египет опасается неконтролируемых встреч между его гражданами и израильтянами ввиду политических, экономических и культурных различий.

В любом случае мир между Египтом и Израилем основан на стратегическом выборе обеих сторон. За последние четыре десятилетия мирный договор преодолел проблемы и потрясения, и, похоже, он прошел точку невозврата. Поэтому уже недостаточно довольствоваться отношениями между лидерами и службами безопасности, настало время развивать отношения между народами. Акцент на аспектах поддержания мира принесет пользу обеим сторонам: Израиль укрепит двусторонние отношения с Египтом и продвинет региональное сотрудничество; Египет пожнет экономические и технологические плоды сотрудничества с Израилем; Соединенным Штатам по идее также выгодно укрепление связей между их региональными союзниками. Успех будет зависеть от способности направить взаимные интересы стран на достижение более крепкого мира между двумя народами.

[i] Turnout is just 44% as Egyptians approve extending Sissi’s rule until 2030

// The Times of Israel. 23.04.2019 — https://www.timesofisrael.com/egypt-voters-approve-extending-sissis-rule-until-2030/

[ii] Egypt referendum firms up Sissi rule as regional unrest flares // The Times of Israel. 26.04.2019 — https://www.timesofisrael.com/egypt-referendum-firms-up-sissi-rule-as-regional-unrest-flares/

[iii] «Исторический» визит главы МИД Египта в Израиль: возможно возобновление переговоров с ПНА // NEWSRU.co.il. 11.07.2016 — http://newsru.co.il/israel/11jul2016/eg_il_107.html

[iv] Sisi’s New Approach to Egypt-Israel Relations // The Washington Institute. 29.07.2016 — https://www.washingtoninstitute.org/fikraforum/view/sisis-new-approach-to-egypt-israel-relations

[v] Egypt and Israel: From Peace between Leaders and Armies to Peace between Peoples // INSS. 27.03.2019 -https://www.inss.org.il/publication/egypt-israel-peace-leaders-armies-peace-peoples/?offset=12&posts=2168

51.92MB | MySQL:103 | 0,413sec