О развитии военной и политической ситуации в Ливии

Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар отдал своим силам приказ преследовать и уничтожать отступающие войска противника. Об этом в понедельник 6 мая сообщило агентство Рейтер со ссылкой на аудиозапись, которую опубликовал представитель фельдмаршала. Хафтар, по данным агентства, также заявил, что месяц священного поста рамадан, который для мусульман начинается 6 мая, является месяцем «джихада или священной войны». Напомним, что 4 апреля командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар объявил о начале наступления на столицу, а глава Правительства национального согласия (ПНС) премьер Фаиз Сарадж отдал приказ всем подконтрольным ему воинским подразделениям быть готовыми к обороне. Позднее базирующиеся в столице вооруженные формирования объявили о начале кампании «Вулкан гнева» для противостояния штурмующим силам ЛНА. Все это время на окраинах Триполи идут позиционные бои, а стороны обвиняют друг друга в беспорядочных обстрелах, в том числе жилых районов. И хафтаровцы, и лояльные триполийскому кабмину силы применяют боевую авиацию, системы залпового огня и тяжелую артиллерию. По данным ливийского отделения Всемирной организации здравоохранения, с начала стычек погибли уже около 400 человек, почти две тысячи получили ранения. Число покинувших свои дома достигло 45 тыс. человек. В этой связи внесем некие пояснения.

  1. Речь Хафтара надо расценивать прежде всего как попытку реанимировать боевой дух в своих войсках, которые пока безнадежно увязли на южных окраинах Триполи. Блицкриг, на который так рассчитывали в Каире и Абу-Даби, не получился, ситуация перешла в затяжной конфликт, и вот здесь начали проявляться все те моменты, которые не были учтены разработчиками наступления в рамках развития именно такого сценария. Преследовать ЛНА в данном случае фактически некого, она уперлась в южную линию обороны Триполи. Если речь идет о Феццане, где  немногочисленные гарнизоны ЛНА начинают активно «щипать» местные племена и чадские повстанцы, то для этого у нее нет сил и средств: все боеспособные контингенты переброшены сейчас под Триполи и на обеспечение охраны путей материально-технического снабжения из Киренаики. Сил для решения всех этих задач  категорически при этом не хватает. Вернее, оттягивание сил на эти направления объективно ссужает зону наступления и его боевой потенциал под самим Триполи. Боевики террористической организации «Исламское государство»» (ИГ, запрещена в РФ) атаковали в субботу 4 мая тренировочный лагерь Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара в городе Себха на юге Ливии. Об этом сообщил информационный портал «Афригейтньюс». По последним данным, 9 военнослужащих погибли, еще 7 получили ранения. В ходе вооруженного нападения экстремисты штурмовали расположенную на территории лагеря тюрьму, освободив находившихся там заключенных. ИГ уже взяла ответственность за эту атаку. Себха, расположенный в 750 км от Триполи, считается главным городом юга и находится под контролем сил ЛНА. Сразу отметим, что ИГ тут не при чем: тюрьму атаковали чадские наемники, которые частично вернулись в Феццан после вывода оттуда сил ЛНА, и ополчения местного племени тубу. Они просто выполнили свою локальную задачу, и их никто не преследовал. Еще ранее те же тубу атаковали месторождение Эш-Шарар в этом регионе.   29 апреля на рассвете неизвестные боевики предприняли вылазку против одной из насосных станций стратегического объекта. Охрана, сформированная ранее Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара, отбила атаку, вынудив нападавших скрыться. По данным ЛНА, жертв, пострадавших и материального ущерба нет. Добыча на месторождении продолжается в обычном режиме. Отметим, что нет там никакой добычи, поскольку ливийская нефтяная компания NOC наложило форс-мажор на добычу сразу же после наступления хафтаровцев в Феццане еще месяц назад. Это в том числе и вынудило Хафтара принято решение идти на приступ Триполи.  Вообще надо отметить, что угроза нападений на нефтяные месторождения, которые очень условно находятся под контролем ЛНА в Феццане и в районе «нефтяного полумесяца», становится все более реальной перспективой, поскольку противники Хафтара учитывают нынешний дефицит его сил в топливе и финансах. Террористические группировки вынашивают планы по нападению на регион «нефтяного полумесяца» — побережье залива Сирт, где расположены главные экспортные нефтеналивные терминалы Ливии. Об этом заявил еще 4 апреля официальный представитель ЛНА бригадный генерал Ахмед аль-Мисмари на пресс-конференции, которую транслировал телеканал «Скай ньюс — Арабия». «Террористы провели встречу в Сирте, и на ней была выдвинута идея скоординированного нападения на «нефтяной полумесяц», — сказал он. — Но мы готовы к этому». Генерал также выступил с утверждением, что террористическая группировка «Исламское государство» «начала оказывать поддержку» радикалам в Триполи. Он напомнил о вылазке, совершенной ее боевиками минувшей ночью в регионе Эль-Джуфра в 600 км к юго-востоку от столицы. В результате атаки были убиты глава одного из находящихся там населенных пунктов и командующий местных сил самообороны. По словам аль-Мисмари, четыре участвовавших в ней экстремиста были позднее уничтожены армией. В связи с этим представитель ВС обвинил заседающее в Триполи Правительство национального согласия (ПНС) в «сговоре» с террористами, указав на то, что его премьер Фаиз Сарадж «сам изгнал себя из политики», когда пошел на такой шаг. «Он будет вне политики и пожнет плоды своей слепой поддержки террористических групп», — подчеркнул генерал. В этой связи отметим, что генерал снова попытался использовать жупел ИГ. И делает он это прежде всего с учетом возможной негативной реакции Запада на угрозу ИГ прежде всего. При этом Сирт официально от сил ИГ был освобожден при активном содействии американцев после долгой осады еще два года назад: как там могли собраться сторонники ИГ, не совсем понятно. Но в данном случае речь идет не об ИГ, а о представителях племени каддафа и той части мисуратовских ополченцев, которые в свое время влились в ИГ.

При этом французские источники отмечают, что  Халифа Хафтар может в самом скором времени оказаться без топлива, что является ключевым моментом для успешной кампании по взятию Триполи. Согласно этой информации, ЛНА уже сейчас не хватает  дизельного топлива  для своих военных пикапов с пулеметами, не говоря уже о тяжелой военной технике. Поскольку единственный ливийский нефтеперерабатывающий завод в Завии находится под контролем базирующегося в Триполи ПНС, Хафтар целиком сейчас зависит от импорта, поступающего через восточные ливийские порты, которые находятся под его контролем. Однако доставить ему топливо по суше становится все сложнее. Рассматриваемые армией  пути снабжения, включая ключевой перекресток в Гарьяне, в настоящее время находятся под контролем сил, выступающих против ЛНА. Это к вопросу о том, что Гарьян якобы уже две недели контролируется ЛНА. Не контролируется,  т. к. Хафтару не удалось договориться с местной племенной верхушкой, а вернее — банально ее купить. Это косвенно подтверждает данные о том, что эмиратские деньги, выделенные на войну, начинают иссякать. По крайней мере, Хафтару не удалось купить до сих пор лояльность не только племенной верхушки в Гарьяне и Сирте,   но и часть триполитанских командиров. Если оценивать этот момент с чисто военной точки зрения, то в дело вступает тот самый фактор, о котором эксперты из Пентагона говорили с самого начала конфликта. А именно — о растянутости коммуникаций материально-технического снабжения ЛНА и рисках их атак со стороны сил ПНС. При этом эта операция, начатая ЛНА 4 апреля по захвату Триполи, вовлекает в этот кризис все  большее число иностранных держав. Хафтар, войска которого топчутся на месте, в конце апреля открыто обратился за помощью к своим иностранным покровителям, в частности к Объединенным Арабским Эмиратам. Последний в этой связи мобилизовал свои беспилотники Wing Loong 2, которые  давно базировались в Восточной Ливии. В период с 17 по 21 апреля они уничтожили ряд целей вокруг ливийской столицы с помощью ракет «Синяя стрела» китайского производства LJ-7. По некоторым данным, для нанесения ударов также использовался военный корабль ОАЭ, дислоцированный у побережья Триполи. Франция, которая давно поддерживает военные операции Хафтара, особенно в Бенгази и Дерне, играет более сложную роль. Париж вяло осудил его наступление, но два самолета, эксплуатируемые CAE Aviation, компанией, которая регулярно работала субподрядчиком для Службы внешней безопасности Франции DGSE, совершают регулярные разведывательные  полеты над столицей с 4 апреля. Пока нет убедительных свидетельств того, что  они передают разведданные в ЛНА, но один из этих самолетов долгое время до этого работал исключительно в интересах обеспечения действий ЛНА в Дерне и Бенгази. Правительство в Триполи, тем временем, активизировало свои контакты с  Дохой и Анкарой. Катар предоставил средства министру обороны и внутренних дел ПНС Фатхи Бачаге для оплаты услуг проправительственных ополченцев и покупки оружия, и 30 апреля Бачага отправился в Турцию в сопровождении двух военных командиров ПНС Усамы Аль-Джоули (представитель западного клана Зинтан) и Абдельбасита Марвана. Двумя днями ранее Фаиз Саррадж попросил президента Турции Р.Т.Тайипа Эрдогана активизировать двусторонние оборонные соглашения двух стран. И прямая военная помощь от турок уже пошла морским путем в Мисурату.

Еще одним моментом, который осложняет успешную реализацию наступления на Триполи сил ЛНА, стал открытый выбор в рамках этого противостояния со стороны всех кланов Мисураты. От слов они перешли к делу. Под руководством министра внутренних дел и обороны ПНС Фатхи Бачаги ополченцы Мисураты наконец заняли передовые позиции в южной части Триполи.  После долгого пребывания на второй линии, они теперь заменили на линии фронта «Бригаду революционеров Триполи» (TRB). Это логично, поскольку командующего ТРБ Хайтема Таджури подозревают в тайных контактах с ОАЭ, что усилило опасения в ПНС о том, что он может за деньги открыть фронт для наступления сил ЛНА.  В этой связи ополченцы Мисураты уже несколько недель несут большие потери. Это особенно касается «контртеррористических сил», которые возглавляет один из видных полевых командиров этого города  Мухаммед Зейн. «Батальон мучеников Мисураты» также потерял 28 апреля одного из своих главных командиров Мухаммеда Баиу (он же Шер Хан). Он погиб во время столкновений в районе Халля-эль-Фурджан (в 10 км к югу от центра столицы). Выходец из Мисураты (200 км восточнее Триполи) был одним из наиболее известных командиров вооруженных отрядов из этого города и в последнее время по поручению ПНС руководил обороной проправительственных сил в южном столичном квартале Салах-эд-Дин. Бывший дальнобойщик Баиу еще в 2011 году сформировал свой отряд для противостояния с войсками лидера Джамахирии Муаммара Каддафи. После свержения и убийства полковника, по имеющейся информации, был связан с криминалом, занимался вымогательством, мошенничеством, воровством, похищением людей для получения выкупа и контрабандой. Но в данном случае главное то, что мисуратовцы в своей массе начали прямое боестолкновение с силами ЛНА.

На политическом фронте Бачага возродил план создания нового парламента для замены прохафтарской Палаты представителей в Тобруке. Около 50 депутатов собрались 1 мая в Мисурате, чтобы обсудить его план. На этом фоне свою лепту в противостояние Хафтару внес и Центральный банк  Ливии в Триполи. По нашим данным, базирующийся в Триполи Центральный банк Ливии предпринимает активные попытки  помешать  ливийским банкам в Киренаике выдавать аккредитивы, которые затем могут быть использованы для финансирования военных операций Халифы Хафтара. Триполитанское  отделение Центрального банка Ливии (CBL) открыто объявило бойкот в отношении Халифы Хафтара. Глава CBL Аль-Седдик Омар аль-Кабир призвал 29 апреля запретить выдачу всех новых аккредитивов от четырех коммерческих банков, базирующихся в Киренаике. Речь идет о банках частного сектора  Alijma Al Arabi Bank, Alwaha Bank, Wahda Bank, который частично принадлежит Арабскому банку Иордании, и  Bank of Commerce & Development, который полностью принадлежит Ливии с тех пор, как Национальный банк Катара (QNB) продал свой пакет в 49% акций в феврале 2019 года. ЦБ Триполи уже обвинил эти банки в коррупции путем злоупотребления в рамках выдачи аккредитивов. Эти разрешения, необходимые для финансирования закупок импортных товаров, используются прежде всего для получения иностранной валюты от триполитанского  CBL, который является единственным банком, уполномоченным осуществлять такие операции. Кроме того, CBL планирует создать комитет по надзору при поддержке специального аудиторского бюро из числа представителей ЕС для проведения тщательного изучения прошлых операций банков. Таким образом, Аль-Седдик Омар аль-Кабир получит возможность изучить финансовую деятельность всех восточных ливийских банков. Хотя эти меры представлены Триполи, как необходимое повышение   «уровня прозрачности» в банковской сфере, эта операция позволит западному CBL отрезать финансовые ресурсы Халифы Хафтара и сделать его фактически банкротом. Фельдмаршал широко использовал аккредитивы восточных ливийских банков для оплаты импорта автотранспортных средств и другого оборудования, предназначенного для Ливийской национальной армии (ЛНА). В более общем плане восточные власти использовали различные средства для сбора средств. У них, в частности, было в наличии 13 миллиардов динаров, напечатанных в России, также наличные доллары из ОАЭ, общая сумма которых неизвестна. В целом, долги Восточной Ливии за пределами официальной банковской системы оцениваются более чем в 25 млрд долларов, согласно данным, опубликованным Reuters 25 апреля. Все эти меры и без того ссужают скудные возможности Хафтара по закупке топлива и боеприпасов на фоне истощения прямой финансовой помощи из ОАЭ. При этом КСА, несмотря на официальную поддержку его действий, с передачей наличных средств не спешит.  Таким образом констатируем, что консолидация противников Хафтара набирает обороты и приобретает какие-то внятные очертания  в военном  и экономическом аспектах.

В этой связи обратим внимание на позицию Вашингтона, которая трансформируется в зависимости от складывающейся ситуации. Группы американских военнослужащих в течение нескольких дней прибывали в ливийский город Мисурата, расположенный в 200 км к востоку от столицы страны. Об этом со ссылкой на собственный источник в городе сообщил во вторник 30 апреля новостной портал «Аль-Васат»». Американские военные якобы прибыли на скоростных катерах из соседнего Туниса. Предполагается, что эти военнослужащие из контингента Африканского командования ВС США (АФРИКОМ), которое объявило о выводе своих сил из Ливии 7 апреля по соображениям безопасности. Официального подтверждения или опровержения этой информации пока не последовало. В этой связи отметим, что прибыли американцы не из Туниса, а прямо из Триполи. Но суть не в этом, а в том, что Пентагон по прежнему держит в общем-то официально нейтральный профиль, работая одновременно с двумя сторонами конфликта.  Начнем с того, что еще 24 апреля  Администрация США опровергла информацию агентства Блумберг о том, что президент Дональд Трамп в телефонном разговоре с командующим Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршалом Халифой Хафтаром одобрил наступление на Триполи с целью свергнуть признанное международным сообществом Правительство национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа. «Данные о содержании разговора между Белым домом и фельдмаршалом Халифой Хафтаром неточны. Мы призвали Блумберг не использовать недостоверную информацию», — заявил руководитель пресс-службы Совета национальной безопасности (СНБ) Белого дома Гарретт Марки на своей странице в «Твиттере». Как сообщало агентство, телефонный разговор состоялся 15 апреля, а официально о нем стало известно 19 апреля. При этом по информации французских источников, все приведенное Блумбергом действительно имело место.  Ранее пресс-служба Белого дома распространила детали состоявшегося 15 апреля телефонного разговора между Трампом и Хафтаром. В беседе президент США, в частности, «признал значительную роль фельдмаршала в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности нефтяных ресурсов Ливии». Кроме того, стороны «обсудили общее видение перехода Ливии к стабильной и демократической политической системе». Сразу после этого 25 апреля Госсекретарь США Майкл Помпео и глава МИД Катара Мухаммед бен Абдель Рахман Аль Тани в провели переговоры в Вашингтоне, в ходе которых обсудили ситуацию в Ливии. Об этом сообщила пресс-служба Госдепартамента. «Стороны обсудили ряд региональных вопросов, в частности Афганистан, Ливию, Судан, а также противостояние влиянию Ирана», — говорится в пресс-релизе. Госсекретарь также поблагодарил главу МИД Катара за усилия по укреплению прочного партнерства между странами. В данном случае не сомневаемся, что неискушенный Трамп снова наговорил лишнего, а администрация затем спешно пыталась купировать этот публичный негатив. И переговоры с катарским министром  в данном случае были в том числе призваны минимизировать негативный эффект от высказываний Трампа. При этом Доха дала четко понять Вашингтону, что оставаться в стороне от событий в Ливии она не будет, и это уже видно по началу поставок материально-технического снабжения в Мисурату, которое осуществляется турецкими торговыми судами за катарские деньги. К тому же Доха закупила в Иране оружие, которое также прибыло в Мисурату на иранском сухогрузе неделю назад, что американцам очень не понравилось.  На этом фоне Фаиз Сарадж настойчиво ищет поддержку в Вашингтоне, в надежде поколебать прежнюю уверенность американцев в необходимости поддержки ЛНА. 26 апреля, по нашей информации, премьер-министр подписал лоббистский контракт с Mercury Public Affairs, которая теперь будет защищать его интересы на Капитолийском холме. Этот американский лоббистский гигант по связям с общественностью был очевидным выбором. Он был ведущим лоббистом Катара в США в течение последних четырех лет и работает в Турции с 2016 года. На сегодня Доха и Анкара  являются двумя ведущими международными спонсорами ПНС, предоставляя ему средства и оружие для ополченцев Триполи и Мисураты. И вот теперь еще и оплачивая услуги американского лоббиста.  В этой ситуации  Дональд Трамп и его администрация долгое время избегали слишком прямого участия в ливийском конфликте, признавая легитимность ПНС, но при этом никогда  не угрожая Хафтару напрямую. Все изменил визит в США президента АРЕ Абдель Фатаха  ас-Сиси 9 апреля. Именно по итогам этого визита  Трамп отдал должное «очень хорошей работе» А.Ф.ас-Сиси в деле борьбы с терроризмом. А ведь именно во имя борьбы с терроризмом Египет поддерживает сейчас войска Хафтара. А,.Ф.ас-Сиси и главы его спецслужб  Аббас Камель (разведка) и Халед Маджавар (военная разведка) рассматривают ливийский театр военных действий, как продолжение собственного внутреннего фронта Египта.  Египетский президент также убедил  Трампа  возобновить свой давний план по внесению «Братьев-мусульман» в список террористических организаций. То есть сделать ровно то, что Трамп  обещал Каиру и Абу-Даби еще  в январе 2017 года. И  дебаты на эту тему в Белом доме идут. По ряду данных, после своего решения в апреле  объявить Корпус стражей исламской революции (КСИР) Ирана «террористической организацией» Белый дом в настоящее время серьезно рассматривает вопрос о квалификации «Братьев-мусульман» как «иностранной террористической организации». В этой связи дебаты в администрации в основном сконцентрированы на одном вопросе: стоит ли сузить такую квалификацию только на  египетских «Братьев-мусульман», или же необходимо   распространить эту квалификацию на «Братьев-мусульман» в целом. В случае второго решения Соединенные Штаты открывают  для себя «ящик Пандоры» с точки зрения создания правового прецедента, а также для своей дальнейший внешней политики на Ближнем Востоке. «Братья-мусульмане» — это идеологическое движение, которое в ряде стран (Кувейт, Иордания,  Тунис и др.) официально инкорпорировано в законодательную ветвь власти, а в ряде стран, включая Турцию, Марокко, Судан, Тунис и Иорданию, сторонники, партнеры и члены «Братьев-мусульман» являются неотъемлемыми компонентами правительства. Также непонятно, что делать в этом случае с основным спонсором движения Катаром и тем же ХАМАСом, с которым те же египтяне не чураются вести переговоры. При этом далеко не все члены «Братьев-мусульман» поддерживают политическое насилие.  Таким образом, Соединенные Штаты в случае принятая такого решения вполне могут подорвать свою способность работать с важными политическими элементами этих государств.  Такое решение с одной стороны может быть реверансом в сторону АРЕ, ОАЭ и КСА в рамках убеждения их принять за основу план зятя президента Джареда Кушнера по БВУ, а с другой — оно резко поляризует отношение к американцам в регионе и предельно затруднить им ведение своей внешней политики на Ближнем Востоке, и не только в нем одном. Террористическое обозначение «братьев» также может быть контрпродуктивным для контртеррористической стратегии США, поскольку чем больше организаций «Братьев-мусульман» загнаны в подполье, тем более восприимчивыми их члены могут быть к более экстремистским исламистским группам.  Как мы видели на примере первичной публичной готовности Трампа первоначально следовать за Саудовской Аравией и ОАЭ в рамках политической и экономической изоляции Катара, это может быть еще одним примером того, что президент США готов публично наобещать что угодно  своим союзникам, несмотря на долгосрочные последствия для национальной безопасности, а затем постепенно или не очень отыграть назад. И тем самым еще больше ввести всех в ступор. Тем более, что против этого решения категорически против выступают в Пентагоне и ЦРУ США, прекрасно понимая все его дальнейшие негативные последствия. В любом случае этот вопрос выходит по своему значению далеко за рамки Ливии, но «братья» являются одними из главных спонсоров и боевым компонентом правительства Ф.Сараджа в Триполи, и нынешняя двойственная позиция Белого дома объясняется в том числе и этим фактом.  В этой связи отметим, что американские лоббисты Сараджа  будут уделить приоритетное внимание не этому факту сейчас, а лоббировании  того, чтобы администрация Трампа продолжала обеспечивать соблюдение эмбарго на продажу нефти организациями, альтернативным  National Oil Corp (NOC) в Триполи. Эта блокада мешает и будет мешать  Хафтару самому продавать ливийскую сырую нефть,  тем самым лишая его финансирования. На такой шаг Трамп может пойти в случае провала попыток возместить дефицит иранской нефти на рынке за счет увеличения добычи в КСА, и этот фактор сейчас является ключевым не только для успеха всей операции ЛНА по взятию Триполи, но и с перспективами политического выживания самого Хафтара.

51.92MB | MySQL:101 | 0,360sec