Силовое давление на Иран со стороны Израиля и США и способы его обоснования

Соединенные Штаты получили от Израиля информацию о предполагаемом иранском заговоре против американских интересов в Персидском заливе. Об этом сообщила израильская газета Jerusalem Post со ссылкой на американское информационное издание Axios. Помощник  президента США по национальной безопасности Джон Болтон 5 мая публично предупредил Иран, что он столкнется с «непреклонной силой», если попытается причинить вред США. В том же заявлении США объявили об отправке в регион авианосца USS Lincoln.

Согласно сообщениям в СМИ, информация израильской разведки Моссад, предоставленная команде Дж.Болтона две недели назад Меиром Бен-Шабатом, главой совета национальной безопасности Израиля, могла стать одной из причин предупреждения Ирану и принятия решения о развертывании американского авианосца. При этом неясно, каковы были планы Тегерана и были ли они вообще, но предполагается, что он мог планировать атаки на позиции США в Персидском заливе или одного из американских союзников в регионе – КСА или ОАЭ. По словам неназванного израильского чиновника, «иранская температура повышается» из-за санкций США, поэтому Иран якобы рассматривает возможность нанести ущерб интересам США в Персидском заливе[i].

За два дня до предупреждения Дж.Болтона пресс-служба Госдепартамента США сделала следующее заявление для прессы. «Администрация Трампа продолжает привлекать иранский режим к ответственности за действия, которые угрожают стабильности в регионе и наносят ущерб иранскому народу. Это включает отказ Ирану в любом доступе к ядерному оружию. В рамках беспрецедентной кампании администрации по оказанию максимального давления с целью охвата всего спектра разрушительной деятельности Ирана г-н Помпео сегодня ужесточил ограничения по ядерной программе режима. Начиная с 4 мая, помощь в расширении иранской АЭС в Бушере за пределы существующего реакторного блока может быть подвергнута санкциям. Кроме того, могут быть введены санкции за вывоз из Ирана обогащенного урана в обмен на природный уран. Иран должен прекратить любую деятельность, связанную с распространением, включая обогащение урана, и мы [США] не примем действий, которые способствуют такому обогащению. Мы также больше не разрешим Ирану хранить тяжелую воду, которую он произвел сверх имеющихся ограничений; у Ирана больше не должно быть какого-либо доступа к тяжелой воде».

«Кроме того, – говорится в заявлении Госдепартамента, – г-н Помпео сегодня предпринял шаги, чтобы разрешить продолжение проектов, которые способствуют ограничению способности Ирана восстановить свою прошлую программу создания ядерного оружия. Наша политика заключается в продолжении надзора за гражданской ядерной программой Ирана, снижении рисков распространения, ограничении способности Ирана сократить «время получения» ядерного оружия и в том, чтобы не позволить режиму воссоздать объекты в целях его распространения. Мы [США] оставляем за собой право в любое время отменить или изменить нашу политику в отношении этой деятельности по нераспространению, если Иран нарушит свои обязательства в ядерной сфере, или мы придет к выводу, что такие проекты больше не нужны для ограничения иранской ядерной деятельности. Госсекретарь Помпео по-прежнему считает, что Иран должен передать МАГАТЭ всю информацию о предыдущих военных аспектах своей ядерной программы и навсегда отказаться от такой деятельности. Он [Помпео] повторяет свой призыв к Ирану прекратить обогащение и никогда не заниматься переработкой плутония. Данные меры являются продолжением предыдущих шагов, направленных на сдерживание ядерной программы Ирана».

«В ноябре 2018 года США возобновили санкции в отношении ядерного сотрудничества с Ираном, в том числе путем внесения в санкционный список Организации по атомной энергии Ирана и введения новых ограничений на иностранную помощь, которая может расширить ядерную программу Ирана. В марте 2019 года США ввели санкции против 31 иранского физического и юридического лица, связанного с деятельностью Ирана в сфере распространения ОМУ. Среди них были ученые, которые работали над бывшей иранской программой создания ядерного оружия и до сих пор работают в Иране над потенциально чувствительными технологиями двойного назначения под руководством бывшего руководителя программы создания ядерного оружия. Соединенные Штаты будут и впредь оказывать максимальное давление на иранский режим и по-прежнему полны решимости не допустить Иран к ядерному оружию»[ii].

В условиях информационной войны сущностную нагрузку из вышесказанного несет факт отправки авианосной ударной группировки США на Ближний Восток и реальные проблемы Ирана в связи с жесткими санкциями. Все остальное является элементами пропагандистской кампании, направленной на обоснование беспрецедентного силового и экономического давления на суверенное государство, в рамках геополитического противостояния в регионе. Действия США по сведению экспорта иранской нефти к нулю с целью вынуждения режима аятолл изменить свою политику в регионе (а то и вовсе уйти с политической арены) вызвали соответствующую реакцию в Тегеране, где пригрозили перекрыть Ормузский пролив. При этом одни явно не собираются воевать с Ираном, т.к. сами же говорят о том, что не ожидают от него какого-либо неминуемого нападения, а другие не в первый раз угрожают закрытием пролива, но пока исключительно на словах[iii].

США и Израиль позиционируют себя в качестве противников коррупционного, репрессивного и поддерживающего терроризм режима в Тегеране. При этом, как утверждается, давление на аятолл, которые вместо заботы о благосостоянии населения направляют ресурсы страны на вооружение и террористическую деятельность по всему миру, соответствует интересам угнетенного иранского народа.

Тем временем высший руководитель Ирана Али Хаменеи в тяжелом положении иранской экономики обвиняет внешние факторы. Об этом же заявляет и президент страны Хасан Роухани. Когда лидеры Ирана констатируют очевидные факты, в Израиле и США говорят о стремлении режима списать на внешние силы свои многочисленные неудачи в управлении экономикой и коррупцию среди высокопоставленных иранских чиновников.

Д-р Дорон Ицхаков, специалист по Ирану из Тель-Авивского университета, говорит о том, что «акцентирование на внешних угрозах со стороны реальных и воображаемых врагов с целью укрепления внутреннего единства едва ли является новым явлением для шиитов в целом или иранцев в частности». Озабоченность исламского режима своими противниками в соответствии с его потребностями стала его modus operandi.

По мнению израильского эксперта, революционная идеология требует, чтобы режим четко описал противника и (предполагаемые) опасности, чтобы легитимировать свою политику и ценности. Выживание революционного режима в значительной степени зависит от его способности поддерживать выбранный имидж врага. По этой причине высокопоставленные представители режима в Тегеране постоянно напоминают о существовании внешнего врага, который угрожает основам иранского правительства[iv].

При этом д-р Дорон Ицхаков упускает из виду действия США как минимум в Ираке, Ливии и Сирии и полагает, что в Иране об этом не в курсе, как и о заявлении Майка Помпео. Глава американского внешнеполитического ведомства сказал, что иранцы должны выбрать, «какое правительство они хотят для себя». Если этого не произойдет, США продолжат занимать жесткую позицию (удушение экономики и силовое давление) в отношении Тегерана. Президент США Д.Трамп также говорил об иранском народе, который «жаждет весенней надежды». «Соединенные Штаты вместе с ними [иранцами] надеются на возобновление их связей со всем миром, на то, чтобы они имели ответственное и подотчетное правительство, действительно заботящееся об интересах страны»[v].

Вместо этого израильский эксперт отмечает, что нынешний режим начал свой путь как движение сопротивления, и его успех в объединении различных течений в иранском обществе отразил его способность создавать образ общего врага. Объединение иранского народа со времен Исламской революции основывалось на предпосылке, что с одной стороны справедливое и праведное руководство аятолл, а с другой – нелегитимный правитель, поддерживаемый Западом, против воли народа и против исламской этики.

Аналогичное мышление, отмечает Д.Ицхаков, присутствует у радикальных движений, призывающих к возвращению к истокам ислама, и в идеологии лидера Исламской революции 1979 года аятоллы Хомейни. Они воспринимали Запад как препятствие для создания справедливого мусульманского общества, основанного на верности божественному повелению и пути Пророка. Иранский революционный режим несколько отличается тем, что он основан на слиянии божественного порядка и республиканизма. Другими словами, есть те, кто обязан своим положением в истеблишменте волеизъявлению народа, и те, чье место в руководстве определяется Верховным лидером. Это создает идеологическое направление, которое не соответствует западной модели управления и помещает религиозные догматы в центр предположительно более справедливого общественного порядка. Борьба шиитов за статус в мусульманском мире по отношению к суннитам способствовала формированию конкурентного восприятия действительности.

Демонизация врага получила серьезный импульс во время ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), когда режим аятолл подчеркивал разницу между иранской и иракской армиями. Иранские воины являлись защитниками ислама, в то время как иракцы считались еретиками, представлявшими режим тирании и угнетения.

Сегодня, пишет Д.Ицхаков, вместо того, чтобы направить все усилия на управление государственными делами так, чтобы удовлетворить потребности людей, режим продолжает повторять мантру о том, что во всех бедах страны виноваты внешние факторы. Тем временем резкое повышение цен на основные продукты питания стало результатом не одних только санкций, но было вызвано структурными сбоями в иранской экономике. Экономика страны держится на доходах от экспорта нефти и газа и двойной экономической структуре – официального государственного бюджета, а также параллельно и бесконтрольно существующих благотворительных фондов, известных как «экономика бониядов» (полуправительственных фондов, играющих значительную роль в экономической сфере, не связанной с нефтью).

В разгар валютного кризиса в Иране группа ученых-экспертов предоставила президенту страны подробное описание причин кризиса и вынесла ряд рекомендаций для его смягчения. В частности, ученые предложили: 1) снизить зависимость от энергетического рынка как основного источника дохода; 2) сделать приоритетным местное производство, а не дешевый импорт; 3) прекратить вмешательство оборонного ведомства в экономику; 4) осуществить постепенный переход от командной экономики к рыночной экономике; 5) привлекать частных инвесторов; 6) усилить надзор и повысить сбор налогов с компаний и корпораций.

Несмотря на убедительное обоснование этих рекомендаций и тот факт, что верховный лидер ИРИ дал указание внедрить «экономику сопротивления», основанную на местном производстве, израильский эксперт полагает, что никаких эффективных мер так и не было принято. К тому же в последнее десятилетие обезвоживание значительной части сельской местности привело сельскохозяйственный сектор Ирана в глубокий кризис, который, похоже, был вызван не только отсутствием осадков в те годы, но и строительством плотин Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Напомним, что президент США Д.Трамп среди прочих обвинений в адрес «антииранского» КСИР, также упомянул «нерегулируемое строительство плотин, которое приводит к осушению рек и озер, становится причиной пыльных бурь, угрожает жизни и профессиональной деятельности иранцев».

Таким образом, заключает Д.Ицхаков, иранский режим аятолл предал свои изначальные устремления к социальной справедливости, справедливому распределению богатств и освобождению политической и экономической системы от зависимости от иностранных элементов. Обещание Хомейни того, что ислам станет решением всех социальных проблем, не было выполнено, а распределение ресурсов не коснулось различных слоев иранского общества. Реализация экономической модели в соответствии с принципами исламского права застопорилась, и не обязательно из-за одних только санкций. Стремление ИРИ стать гегемоном в ближневосточном регионе заставило ее лидеров отбирать ресурсы у народа  и направлять их за пределы страны.

С одной стороны, логика израильского эксперта представляется обоснованием политики его правительства в отношении Ирана, которая в действительности, помимо решения определенных аспектов безопасности, направлена на использование «иранской угрозы» в достижении геополитических целей в регионе. С другой стороны, израильский эксперт, по сути, признает, что демонизация иранским режимом своих врагов, включая Израиль, – всего лишь вынужденная для его выживания мера, не более того.

Учитывая ираноцентричность политики правительства во главе с Б.Нетаньяху, напрашивается, как минимум, два варианта. Первый – израильское руководство не владеет информацией о потенциале иранского режима, поэтому по принципу «у страха глаза велики» выстраивает свою политику, исходя из угроз экзистенциального характера (которые исходят из Ирана на протяжении 40 лет). Второй, более правдоподобный, – оценивая реальные возможности Ирана, Израиль может позволить себе использовать воинственные «декларации о намерениях» иранского руководства в продвижении своих интересов в регионе. Следовательно, лидеры Израиля и Ирана, каждый в меру своего понимания и наличия соответствующих ресурсов, занимается одним и тем же – демонизацией внешнего врага.

[i]                      IRANIAN PLOT ON U.S. POSSIBLY THWARTED DUE TO ISRAELI INTELLIGENCE – REPORT // The Jerusalem Post. 07.05.2019 — https://www.jpost.com/Middle-East/Israel-passed-US-intelligence-on-an-Iranian-plot-report-588979

[ii]                     Secretary Pompeo Tightens Nuclear Restrictions on Iran. US Department of State. 03.05.2019 — https://www.state.gov/r/pa/prs/ps/2019/05/291482.htm

[iii]                   U.S. deploying carrier, bombers to Middle East to deter Iran: Bolton // Reuters. 06.05.2019 — https://www.reuters.com/article/us-usa-iran-idUSKCN1SC01B

[iv]                    Iran Must Demonize Its Enemies to Justify Itself // Besacenter. 29.04.2019 — https://besacenter.org/perspectives-papers/iran-must-demonize-its-enemies-to-justify-itself/

[v]                     Statement by President Donald J. Trump on Nowruz. 19.03.2018 — https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/statement-president-donald-j-trump-nowruz/

42.5MB | MySQL:92 | 1,049sec