К вопросу о саммите НАТО в Анкаре 6-7 мая 2019 г. Часть 4

В период с 6 по 7 мая 2019 г. в столице Турции — Анкаре состоялся юбилейный, 70-й по счету, Саммит НАТО на уровне постоянных представителей стран-участниц при этой Североатлантического альянса. В мероприятии, в 25-й год своего существования, также приняли участие страны, так называемого, «Средиземноморского диалога».

Продолжаем обзор мероприятия и окружающей его конъюнктуры в отношениях между Турцией и странами Альянса, а также возможного влияния наблюдающегося контекста на российско – турецкие отношения, которые переживают свой очевидный подъем.

Напомним, что предыдущую часть нашей статьи (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=55707) мы закончили на высказываниях президента Турции Р.Т.Эрдогана, обращенных с председательской трибуны в адрес делегатов стран – участниц юбилейного Саммита НАТО.

Вообще говоря, ещё четверть века назад, да и даже на рубеже 20-го и 21-го веков, сложно было представить себе столь острую речь на мероприятии Североатлантического альянса от руководителя страны – члена НАТО, тем более, которая, хоть и является старейшим и крупным членом НАТО, но привычно занимает вторые роли в Альянсе. Во всяком случае, так было раньше, но прочно укоренилось и живет в западных головах и по сей день.

Теперь же лидер Турции Р.Т.Эрдоган с НАТОвской трибуны громко заявляет о национальных интересах Турции и призывает собравшихся эти интересы слышать и уважать. Более того, привычным тезисом для современной Турции стало то, что «мир – больше чем пятерка» (постоянных членов Совета Безопасности ООН – В.К.). Применительно же к НАТО, Турция четко дает понять, что не воспринимает Североатлантический альянс в качестве американского «ранчо», где те творят что хотят, по своему «техасскому разумению».

Напротив, Турция всячески подчеркивает тот факт, что считает НАТО общим проектом, где у всех стран–участниц, вне зависимости от их сравнительного военно-политического потенциала и экономического положения – слова одинакового веса и все они могут настаивать на том, чтобы к ним другие союзные страны прислушивались.

А оттого и не стремится Турция, вопреки всем досужим разговорам (в том числе, и в России – В.К.) к тому, чтобы выходить из НАТО, невзирая на весь тот груз противоречий, который в Альянсе накопился и который существует, в частности, в отношениях между Турцией и США, не имея шанса к разрешению в обозримой перспективе (своего рода «красной тряпкой» для американцев является, разумеется, С-400; вопрос сегодня заключается лишь в том, станет ли эта закупка «красной линией» или все ограничится словами со стороны США? – В.К.).

Да где такое видано? – Теперь это видано на Саммите НАТО, к тому же, ещё и на юбилейном и со стороны Турции, которую США упорно не желают рассматривать в качестве игрока, с чьими интересами им следует считаться – что показали события в Ираке и показывают нынешние события вокруг Сирии и, в частности, к востоку от р. Евфрат.

Продолжаем рассматривать содержание юбилейной речи президента Р.Т.Эрдогана и обстановки вокруг Саммита НАТО.

Борьба с терроризмом – это привычный для Турции и для Р.Т.Эрдогана тезис, который они настойчиво, в том числе с НАТОвской трибуны, продвигают. Вместе со своим перечнем террористических организаций и своим пониманием угроз, включая Рабочую партию Курдистана, с её сирийскими ответвлениями – «Силами народной самообороны» и Партией демократический союз, «Исламским государством» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) и так называемую «террористическую организацию Фетхуллаха Гюлена» (ФЕТО – В.К.).

Значительная часть этого списка – действительна лишь для Турции, но не для прочих стран, как указывают Турции на Западе. На Западе подобного рода турецкие списки – лишь повод для того, чтобы лишний раз упрекнуть Турцию в антидемократичности и в излишней увлеченности силовыми и репрессивными методами решения проблем, которые «прогрессивное человечество» в наши дни решает мирно, путем «диалога и консенсуса». Но это – уже привычная тема для дискуссии.

Но вот вопрос с энергоносителями Восточного Средиземноморья – не то, чтобы совсем нов, но сейчас начинает демонстрировать новые тенденции в своем развитии.

А тенденция – проста: Турцию на Западе настойчиво пытаются отодвинуть от крупнейших запасов энергоносителей, находящихся в районе о. Кипр, которые могут фундаментально изменить не только турецкую и даже региональную экономику, но и весь мировой топливно-энергетический комплекс, отодвигая Ближний Восток с привычных для него первых ролей.

Для Турции вопрос получения доступа к своим собственным (!) энергоносителям, а не к зарубежным источникам поставок и даже к зарубежным месторождениям (допустим, в концессию) – это вопрос принципиальный. Так можно будет с 17-й строчки мировых экономик начать восхождение вверх.

Вопреки расхожему мнению, в том числе и в экспертной среде в России, никаких возможностей у нынешней Турции для того, чтобы вернуть себе нефтеносные северные провинции Ирака (в Иракском Курдистане – В.К.) «как завещал основатель и первый президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк» и «как выбито в камне его Мавзолея», в разгар войны в Ираке, у Турции не было, да и до сих пор нет. И даже если руководством страны, вместе с силовым и дипломатическим блоками, и рассматривался вариант подобного возврата себе этих территорий, отошедших с распадом Османской Империи и с провозглашением новой Турецкой Республики, то, конечно же, больше теоретически, нежели в практической плоскости. В итоге, остановились на экономическом движении в сторону региона и установлении особых отношений Турции с курдской автономией.

Потому как у Турции не было никаких военных возможностей «заполучить» Северный Ирак и дипломатических тоже, даже если бы первое и произошло, для того, чтобы обеспечить мировое признание этих провинций частью своей территории. Хотя, повторимся, российские эксперты очень любят порассуждать про территориальные претензии Турции и про возрождение в ней «султаната» и «халифата» и про занятие Р.Т.Эрдоганом позиций нового «султана» и «халифа».

Отметим, что даже на уровне слоганов такого нет, что уж говорить о практическом воплощении (кстати, для любителей назвать президента Р.Т.Эрдогана «султаном»: в честь себя он не смог даже назвать третий, только что введенный в строй аэропорт в г. Стамбул, а желание такое отчетливо прослеживалось – в итоге, аэропорт пока получил название «Стамбул»; а уж представить появление на турецкой карте города, носящего его имя, по аналогии с Казахстаном, и вовсе немыслимо. Так где же, все-таки, выше уровень культа личности и авторитаризма? В Турции, к примеру, или в отдельных странах постсоветского пространства? – В.К.).

Напомним, Турция, до сих пор, не может обеспечить международное признание для Турецкой Республики Северного Кипра. Есть определенные элементы признания: допустим, значительная часть турок Северного Кипра являются держателями паспортов Великобритании, в качестве второго документа, удостоверяющего личность (благодаря чему, хоть как-то перемещаются по миру – В.К.). Или же на турецкой  части острова есть множество школ и университетов, имеющих международное признание, дающие образование по западным, в частности, по британским лекалам и позволяющие искать работу на Западе.

Однако, международно признанных аэропортов нет, морских портов нет и все сообщение с островом – включая грузовое и пассажирское, равно как и все торгово-экономические связи, осуществляются только через КПП с Южным Кипром и через Турцию. Последняя, в свое время, не присоединила к себе эту территорию, а лишь поставила к себе «на баланс» независимое государство с перспективой его объединения с южной, греческой частью острова. После того, как конфликт будет урегулирован.

Вот только уже несколько десятилетий, после разделения острова, прошло, а конфликт все никак не урегулируется и Турецкая Республика Северного Кипра стала для Турции серьезным препятствием на пути диалога с ЕС по поводу вступления (разумеется, препятствием формальным, но от этого суть дела не меняется – формально Турцию блокируют Греция и Республика Кипр именно из-за ситуации вокруг Кипра и из-за неурегулированности отношений с ТРСК – В.К.). Более того, пока Турецкая Республика Северного Кипра висит на балансе Турции тяжелым грузом, будучи дотационным государственным образованием. И вот теперь у Турецкой Республики появляется шанс кардинальным образом изменить ситуацию, который она считает для себя не вправе упускать.

Это к вопросу о том, зачем Турции система ПВО С-400? Отвечаем: как минимум, для обеспечения паритета в этом вопросе со своими основными конкурентами – потенциальными противниками в регионе, включая Грецию, у которой на вооружении стоит российская же система С-300. Все последние месяцы, отношения между Турцией и Грецией, буквально, искрили.

Неслучайно Министерство иностранных дел Турции в наши дни штампует, один за одним, официальные пресс – релизы о том, что «дело по закупке российских систем ПВО С-400 для Турецкой Республики – решенное». Очередное из них появилось после того, как генеральный секретарь НАТО Й.Столтерберг побывал в Турции, выразив, попутно, «обеспокоенность» напряженностью, которая наблюдается в эти дни в отношениях между Турцией и США.

Параллельно, турецкий МИД считает необходимым своим долгом постоянно информировать «обеспокоенное мировое сообщество» о ходе турецко – американских переговоров по закупке систем ПВО The Patriot. Это должно наводить наблюдателей на мысли о том, что Турция является «верным союзником Запада (США и ЕС – В.К.) и НАТО», а также о том, что не по вине Турции переговоры с США не приводят стороны к конечному результату. А отсюда и шаг Турции в сторону военно–технического сотрудничества с Россией. Как подчеркивают в Анкаре, «вынужденный шаг», поскольку Турции, раз за разом, отказывают в поставках нужных ей вооружений или же предлагают на кабальных для страны условиях.

В очередной раз, на эту тему высказывался министр иностранных дел М.Чавушоглу 2 мая с.г. Он, в частности, указал на то, что договоренности пока не достигнуты, однако, наблюдается «продвижение» и проделана определенная переговорная «дистанция». При этом, как указал, М.Чавушоглу, телефонный разговор, который состоялся между президентами Турции Р.Т.Эрдоганом и США Д.Трампом 29 апреля этого года прошел «в крайней степени позитивно» и в его ходе были обсуждены вопросы как поставок систем С-400, так и сотрудничества по производству и поставкам истребителей F-35.

Впрочем, как сообщают турецкой прессе неназванные источники турецкого МИДа: «Позиция по вопросу С-400 президента Р.Т.Эрдогана, министра иностранных дел М.Чавушоглу, а также министра обороны Х.Акара – предельно ясна. Это дело – полностью закрыто. Мы подписали соглашение с Россией по С-400. Также на встрече НАТО (в Анкаре 6 – 7 мая с.г. – В.К.) был озвучен вопрос создания совместной рабочей группы по теме F-35. Наш подход, связанный с закупкой систем для национальной обороны, является предельно ясным». Проще говоря, Турция не желает демонстрировать больше блоковой солидарности, даже в таком чувствительном вопросе, как закупка вооружений для своей армии.

С другой стороны, генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг продолжает, в свойственной ему мягкой манере, публично напоминать турецкой стороне об обещании США применить к Турции санкции за покупку С-400, хотя и подчеркивает нежелательность возникновения такой ситуации, при которой одно союзное государство НАТО к другому союзному государству применит какие-то меры ограничительного и / или санкционного характера. Как отмечает Й.Столтенберг, возникновения подобных ситуаций желательно избегать.

Что же до США, то они регулярно говорят о том, что участие Турции в программе по F-35 должно быть заново пересмотрено, а по отношению к физическим лицам, а также к государственным и частным компаниям, которые участвовали в закупке С-400, необходимо применять санкции, в рамках американского Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций. При этом американская сторона не дала, до сих пор, ответа Анкаре на турецкое предложение сформировать совместную рабочую группу с целью анализа последствий закупки Турцией российских С-400. Очевидно, что, как и для Турции, для США анализ последствий этой закупки – дело решенное и ревизии не подлежит. Так что, зачем в таком случае, лишний раз, заседать и тратить время на разговоры?

А, вместе с тем, турецкие СМИ, в частности, влиятельное издание Milliyet, распространило информацию о том, что около 100 турецких военнослужащих, до конца текущего месяца, отправятся в Россию для того, чтобы пройти подготовку по программе технического обслуживания и использования системы С-400 (информация о том, в каком регионе и в какой воинской части России пройдет обучение турецких военнослужащих, равно как и относительно его продолжительности, не разглашается – В.К.). Невзирая на то, что сторонами не разглашаются условия сделки и о сроках поставки С-400 в Турцию точной информации также нет, но подготовка операторов и технического персонала – это уже последний этап, который предваряет завершение производства, испытания и отгрузки. Проще говоря, сделка, судя по всему состоялась и уже на выходе, а изготовление оборудования – близится к своему завершению.

На этом фоне, с трибуны 6 мая с.г. президент Р.Т.Эрдоган продолжал напоминать собравшимся делегатам от стран НАТО о том, что, как и в ходе Холодной войны, Турция является последовательным и надежным членом Североатлантического альянса, исправно вносящим средства на коллективную оборону.

При этом, как подчеркнул турецкий президент, после того, как Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности прекратит свое существование, значение систем противоракетной обороны вырастет многократно.

В очередной раз, Р.Т.Эрдоган заявил о том, что отношения Турции с разными странами не являются «альтернативой» друг другу, а, напротив, с турецкой точки зрения, они дополняют друг друга.

Касаясь вопроса Восточного Средиземноморья, Р.Т.Эрдоган напомнил, что партнёры НАТО по «Средиземноморскому диалогу», одновременно, являются и соседями Турции, что придает особую важность такому формату взаимодействия. Как отметил, Р.Т.Эрдоган, Турция поддерживает шаги, направленные на открытие конкретных практических аспектов этого сотрудничества.

В заключение Р.Т.Эрдоган призвал думать не о сиюминутных выгодах, а о среднесрочной и о долгосрочной перспективах и напомнил собравшимся делегатам о том, что Турция, будучи в составе НАТО, ещё больше укрепляет Альянс в условиях мира, в котором растет нестабильность.

Однако, невзирая на все доводы турецкой стороны, вряд ли, вопросы принципиальных расхождений между США (читай, НАТО – В.К.) и Турцией будут урегулированы. И, даже более того, скорее всего, эти вопросы и проблемы будут лишь нарастать. А это значит, что окно возможностей в отношениях между Россией и Турцией продолжает оставаться открытым и эти возможности надо использовать в максимально возможной степени, особенно, в том, что касается сотрудничества по военной линии и по линии закупок и производства, в т.ч. совместного, военной техники, вооружений и боеприпасов.

51.75MB | MySQL:101 | 0,347sec