Израильские эксперты о значении для Израиля эскалации напряженности между США и Ираном

В мае 2019 года исполняется год, как Соединенные Штаты вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) от 2015 года и возобновили антииранские санкции, которые затронули, прежде всего, нефтяной и финансовый секторы, нанесли серьезный ущерб экономике Исламской республике Иран (ИРИ). По мнению Амоса Ядлина, директора Института исследования национальной безопасности (INSS) в Тель-Авивском университете, помимо экономических проблем, с которыми столкнулся Тегеран, потерпела неудачу попытка иранцев усилить и создать передовой военный потенциал против Израиля в Сирии[i].

В течение года Иран придерживался тактики «стратегического выжидания» в надежде, что европейские страны компенсируют ущерб от введенных американцами санкций, и что у президента США Дональда Трампа будет мало шансов на переизбрание в 2020 году. Однако в течение месяца американская политика «максимального давления» на Иран только усилилась. США предприняли шаги, направленные на сведение к нулю экспорта иранской нефти, были наложены санкции на экспорт из Ирана продукции из железа, стали, алюминия и меди. В ядерной сфере Соединенные Штаты отменили исключения по санкциям, которые позволяли ИРИ выполнять свои обязательства по СВПД и экспортировать излишки произведенного обогащенного урана и тяжелой воды. Признание Вашингтоном Корпуса стражей исламской революции (КСИР) террористической организацией должно было «очернить» экономику Ирана и повысить ставки в ведении бизнеса с теневыми элементами иранской экономики, от потенциальных штрафов до угрозы тюремного заключения.

Режим аятолл, считает израильский эксперт, пришел к выводу, что необходимо разработать новую стратегию (или, по крайней мере, обновить имеющуюся), такую, которая была бы более проактивной, одновременно взвешенной и осторожной.

По мнению А.Ядлина, Иран теперь пытается ответить в трех областях: ядерной, военной и с помощью экспорта нефти из Персидского залива.

Что касается ядерной проблемы, Иран старается заставить европейские страны сформулировать и реализовать обещанный ими механизм компенсации ущерба от американских санкций. Однако Брюссель и главы МИД ФРГ, Великобритании и Франции заявили, что они по-прежнему привержены ядерной сделке, но не намерены принимать ультиматум Тегерана, который дал им 60 дней для защиты иранской экономики от санкций США[ii]. Во-вторых, Иран стремится военным путем что-то противопоставить Соединенным Штатам (и Израиля) с целью создания механизма сдерживания и сохранения своей национальной гордости. Наконец, что касается поставок энергоносителей, Иран пригрозил Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам, что, если его лишат возможности экспортировать нефть, то они также не смогут это делать.

А.Ядлин пишет о наличии у Ирана трех вариантов действий в ядерной сфере (в порядке возрастания риска).

Первый вариант заключается в том, чтобы пойти на некоторые нарушения условий СВПД, в том числе путем увеличения объема обогащенного урана или повышения уровня обогащения урана. Отметим, что по условиям ядерного соглашения, Иран может обогащать уран не более чем до 3,67 %. До подписания СВПД в 2015 году Тегеран обогащал уран до 20%, что все равно гораздо меньше 90%, необходимых для производства ядерного оружия. 15 мая с.г. представитель Организации по атомной энергии Ирана сообщил, что ИРИ больше не будет ограничивать производство обогащенного урана и тяжелой воды. Тогда как согласно условиям ядерной сделки, Тегерану разрешено производить не более 300 кг низкообогащенного урана и около 130 тонн тяжелой воды. Излишки могли быть вывезены за пределы Исламской республики для хранения или продажи.

Второй вариант – выход из СВПД и возобновление ядерной деятельности на реакторе Арак, установление десятков тысяч центрифуг в Натанзе и аннулирование принятия Ираном Дополнительного протокола МАГАТЭ.

Наконец, Иран может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), что откроет ему путь к созданию ядерной бомбы.

Об этом уже заявил министр иностранных дел Исламской Республики Мохаммад Джавад Зариф. Сообщалось также о намерениях Зарифа в ближайшее время посетить КНДР[iii].

При этом ИРИ не отказалась от СВПД, поскольку, по словам А.Ядлина, соглашение в целом остается выгодным для ядерных и региональных устремлений ИРИ. К удивлению Тегерана, его угроза не возымела действие в отношении ЕС и России и даже получила некоторую обратную реакцию. Таким образом, Иран, решаясь на ядерную эскалацию, может лишиться дипломатической и политической (а также ограниченной экономической) поддержки, которую он получает от этих стран в свете политики США.

В отношении военного ответа, точно так же как в ядерной сфере, Иран имеет в своем распоряжении несколько вариантов действий: нападение на американских солдат в Сирии или Ираке или начало атак посредством своих прокси в Сирии, Ливане и секторе Газа против американских интересов или союзников (включая Израиль). А.Ядлин напоминает, что в 1980-х гг. Иран использовал «Хизбаллу» для нападения на морских пехотинцев США и американское посольство в Бейруте, в результате чего погибли сотни американцев. Кроме того, Пентагон установил, что ИРИ, поддерживая и обучая шиитских ополченцев, несет ответственность за гибель более 500 американских военнослужащих в Ираке во время оккупации страны Соединенными Штатами после вторжения в 2003 году.

Недавно израильская разведка предупредила США о попытке иранцев атаковать американские войска в Ираке, что объяснило резкое изменение маршрута в рамках «челночной дипломатии» государственного секретаря Майка Помпео на прошлой неделе[iv]. Он принял неожиданное решение отменить визит в Германию и отправился в Ирак. Предположительно, Иран также готовит действия против Израиля из Сирии, Ирака или, возможно, даже из Ливана. В Ираке сейчас находится от 5000 до 7000 американских военнослужащих, в Сирии и Кувейте – около 1000.

Исполняющий обязанности главы Пентагона Патрик Шанахан 6 мая подтвердил, что решение об отправке в залив авианосца «Авраам Линкольн», стратегических бомбардировщиков B-52, способных нести ядерное оружие, и ЗРК «Пэтриот» было принято в связи с поступлением «внушающей доверие информации» об агрессивных планах Ирана[v]. В любом случае, это не те экспедиционные силы, которые можно было бы рассматривать как подготовку к широкомасштабной военной кампании, но они должны послать сигнал о том, что последует ответ, возможно, хирургический, на любую эскалацию со стороны Ирана.

Защищая свои экономические интересы и продолжение экспорта нефти, Иран угрожает перекрыть Ормузский пролив для всех, если его лишат возможности использовать этот водный канал. Как пишет А.Ядлин, иранцы могут направлять действия йеменских хоуситов против судоходства в Красном море и добычи нефти на арабской стороне залива посредством запуска ракет, беспилотников или саботажа, в том числе с помощью кибератак.

После того, как США, основываясь на предоставленных им Израилем «разведданных», предостерегли ОАЭ и Саудовскую Аравию о возможной угрозе их судоходству, в СМИ сообщили о нападении на четыре торговых судна и нефтяные танкеры. Атака, которую Саудовская Аравия назвала «саботажем», произошла в Оманском заливе, недалеко от ОАЭ, когда танкеры готовились войти в воды Персидского залива. Согласно Эр-Рияду, двум саудовским танкерам был нанесен значительный ущерб, хотя в то время они не перевозили нефть, поэтому разливов не последовало. Один танкер готовился к погрузке нефти в США. Никто не взял на себя ответственность, но всем очевидно, что это малозаметные действия, которые мог совершить только Иран.

В нынешних обстоятельствах требования, предъявляемые США и Ираном друг другу, затрудняют возобновление переговоров. США выдвинули ИРИ 12 условий, в то время как Иран ожидает от американцев извинений и возвращения к ядерному соглашению в качестве предварительного условия для переговоров. При этом обе стороны, по-видимому, понимают, что диалог в конечном итоге может оказаться для них менее опасным вариантом, чем военное столкновение.

Риторика военного руководства Ирана на давление со стороны США предсказуемо агрессивна. Командующий КСИР, комментируя развертывания ударной корабельной группы США в регионе, заявил, что Иран «ударит их по голове», и добавил, что американское присутствие на Ближнем Востоке, которое ранее представляло собой серьезную угрозу, теперь, по мнению Ирана, является возможностью. Напротив, президент ИРИ Хасан Роухани 11 мая отметил, что ситуация в Иране сложнее, чем ситуация, с которой столкнулась Исламская Республика во время ирано-иракской войны. Возможно, предполагает А.Ядлин, это заявление было сделано для того, чтобы подготовить общественное мнение к неприятным для Ирана сценариям развития ситуации. Имеется в виду, что в 1988 году Верховный лидер Ирана Хомейни произнес аналогичную речь. При подписании с Саддамом Хусейном мирного соглашения, положившего конец восьмилетней ирано-иракской войне, он описал ситуацию как необходимость «пить из отравленной чаши». Оценка ситуации в конце 1980-х гг., согласно которой продолжение боевых действий могло поставить под угрозу выживание режима, может совпадать с нынешними расчетами Хаменеи, который может пойти на переговоры с США во избежание дальнейшей опасной для его режима эскалации.

Со своей стороны, администрация Д.Трампа также не стремится к конфликту, об этом свидетельствует тон сообщений из Вашингтона. В отличие от агрессивных заявлений, сделанных госсекретарем М.Помпео и помощником по национальной безопасности Джоном Болтоном, президент Д.Трамп особо подчеркнул свою заинтересованность в предотвращении причинения вреда Ирану путем ведения диалога с его руководством. Д.Трамп дал понять, что ожидает звонка из Тегерана, и стороны заключат «честную сделку». Белый дом даже передал Швейцарии (которая представляет интересы США в Иране) номер телефона, по которому иранское руководство может напрямую связаться с Д.Трампом. По мнению А.Ядлина, эти заявления Д.Трампа могут также указывать на то, что в диалоге с Ираном американский президент предпочитает сосредоточиться исключительно на решении ядерной проблемы.

По оценке INSS, в ближайшей перспективе израильское правительство, скорее всего, не будет оплакивать прекращение действия СВПД. Для Израиля важно, чтобы любая будущая администрация США во главе представителя Демократической партии не вернулась к СВПД в оставшийся период действия соглашения (рассчитанного более, чем на 10 лет), когда оно станет для Израиля более проблематичным, поскольку это период, когда Иран получит международную легитимность для создания полномасштабной программы ядерного оружия.

Любое военное столкновение между Ираном и США, будь то в Персидском заливе, Ираке или Сирии, или блокада Ормузского пролива, не окажет прямого воздействия на Израиль, но будет иметь для него косвенные последствия. Шансы на то, что в случае конфликта Иран оставит Израиль в покое, невелики.

Поэтому израильскому руководству целесообразно включить в свою политику следующие компоненты.

В ближайшей перспективе бдительно относится к разведывательным данным и быть в военной готовности для того, чтобы помешать иранским военным действиям, прямым или косвенным, против Израиля на любом фронте, где присутствуют иранцы. Необходима также согласованная совместная стратегия с США по реагированию на иранские военные действия. Израиль должен переоценить и обновить «кампанию между войнами», которую он вел все это время, чтобы помешать закреплению Ирана в Сирии.

В среднесрочной перспективе, учитывая возможность того, что США и Иран в конечном итоге вернутся к переговорам, Израиль должен достичь с Вашингтоном договоренностей о том, что должно быть зафиксировано в ядерном соглашении. Главным образом это нужно сделать в отношении продления пунктов, срок действия которых скоро истекает. Должен быть усилен мониторинг иранских ядерных объектов, военных аспектов ядерной программы, программы Ирана по баллистическим ракетам и усилий Ирана по дестабилизации и доминированию в регионе. Позиции Израиля по этим вопросам, скорее всего, будут поддержаны странами Персидского залива, что даст возможность укрепить отношения с этими государствами в политической и других сферах.

В долгосрочной перспективе: Израиль должен подготовиться к тому, что Иран встанет на путь эскалации и возобновит ядерную деятельность с целью накопления урана, обогащенного до 20%, что сократит время, необходимое для производства расщепляющегося материала, и даже подготовится к возможности выхода из ДНЯО. Израиль должен также рассмотреть возможность того, что США не предпримут эффективных действий, чтобы остановить иранскую ядерную программу (поскольку администрация Д.Трампа не заинтересована в дальнейших военных действиях на Ближнем Востоке). Поэтому Израилю следует пересмотреть свои планы наращивания военных сил, чтобы он мог справиться с потенциальным прорывом Ирана в ядерной сфере. Необходимо поставить масштабную бюджетную и оперативную задачу. Действительно, многолетний план Армии обороны Израиля «Гидеон», разработанный при бывшем начальнике Генерального штаба Гади Айзенкоте, предусматривал, по меньшей мере, 10-летнюю отсрочку для подготовки ответа на иранскую ядерную программу. Тем не менее, события, произошедшие за последний год, и особенно в прошлом месяце, считают в INSS, требуют значительного обновления плана и выделения оборонному ведомству дополнительных ресурсов.

Сочетание американской кампании «максимального давления» на Иран, решения Тегерана отказаться от своего «стратегического выжидания» и решимости США реагировать на любые попытки нанести ущерб американским войскам и интересам на Ближнем Востоке, заключают в себе потенциал эскалации и совершения ошибок, которые могут повлиять на безопасность Израиля. Поэтому израильский кабинет безопасности должен собраться для выработки соответствующей политики на ближайшую, среднюю и долгосрочную перспективу.

[i] The Rising Crisis between the United States and Iran

// INSS. 14.05.2019 — https://www.inss.org.il/publication/rising-crisis-united-states-iran/?offset=0&posts=2180

[ii] Иран официально прекратил соблюдать ряд пунктов ядерной сделки // DW. 15.05.2019 — https://www.dw.com/ru/иран-официально-прекратил-соблюдать-ряд-пунктов-ядерной-сделки/a-48740681

[iii] Иран может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия // NEWSRU.co.il. 28.04.2019 — http://newsru.co.il/mideast/28apr2019/iran_502.html

[iv] Scoop: Israel passed White House intelligence on possible Iran plot // Axios. 06.05.2019 — https://www.axios.com/israel-warned-trump-of-possible-iran-plot-bolton-34f25563-c3f3-41ee-a653-9d96b4541984.html

[v] По данным израильской разведки, Иран готовится атаковать США // 9-й канал. 07.05.2019 -https://www.9tv.co.il/news/2019/05/07/270232.html

51.9MB | MySQL:101 | 0,304sec