О политике Франции, Италии и ОАЭ по ливийскому конфликту

Встреча между президентом Франции Эмманюэлем Макроном и командующим Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршалом Халифой Хафтаром состоится во французской столице в середине следующей недели. Об этом сообщает в четверг агентство Франс Пресс со ссылкой на источник в Елисейском дворце. «Они обсудят ситуацию в Ливии и условия возвращения к политическому диалогу», — заявил источник агентства. По его информации, в четверг Хафтар встретился в Риме с премьер-министром Италии Джузеппе Конте. После переговоров Конте выступил перед журналистами, заявив, что по ходу беседы он изложил позицию итальянского правительства, подчеркнув, что Италия настаивает на прекращении огня и политическом урегулировании кризиса в стране. Ранее 8 мая президент Франции встретился с главой Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Фаизом Сараджем. Согласно заявлению Елисейского дворца, в ходе переговоров французский лидер выступил за прекращение боевых действий «без условий» и «демилитаризацию линии прекращения огня под международным контролем». В свою очередь, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил на заседании Национального собрания (нижняя палата парламента), что Макрон хочет встретиться со всеми сторонами конфликта в Ливии. 4 апреля Хафтар объявил о начале наступления на Триполи с целью, как было заявлено, ликвидации окопавшихся там террористических группировок. В свою очередь, Сарадж отдал приказ всем подконтрольным ему воинским подразделениям быть готовыми к обороне. Позднее базирующиеся в столице вооруженные формирования объявили о начале кампании «Вулкан гнева» для противостояния штурмующим силам ЛНА. Позиционные бои не прекращаются на окраинах столицы уже больше месяца, а противоборствующие стороны обвиняют друг друга в беспорядочных обстрелах, в том числе жилых районов. По данным ливийского отделения Всемирной организации здравоохранения, с начала стычек погибли уже почти 460 человек, свыше 2,5 тыс. получили ранения. Число покинувших свои дома превысило 60 тыс. человек.
В связи со сказанным есть смысл несколько уточнить видимо итоги переговоров Ф.Сараджа и его министра иностранных дел Мухаммеда Тахера Сиалы в Брюсселе, Париже и Риме. В частности, по ряду данных, эти два ливийских политика во время своей встречи с президентом Европейского совета Дональдом Туском дали понять, что являются фактически заложниками позиции ряда полевых командиров некоторых вооруженных групп, наиболее радикально выступающих против любых переговоров с Халифой Хафтаром. Вопреки своей официальной позиции Сарадж и Сиала в период посещения европейских сторон действительно просили Брюссель оказать им всестороннюю европейскую поддержку в рамках достижения устойчивого перемирия с силами ЛНА. Однако при этом силы , которые реально сейчас обороняют Триполи, придерживаются на этот счет часто диаметрально противоположных взглядов. Как мы уже говорили ранее, сейчас основную роль в обороне Триполи несут на себе ополченцы Мисураты, которые соответственно и несут самые большие потери. Согласно ряду источников, одна из наиболее мощных в военном отношении сил Мисураты «Халбу» недавно потеряли в боях одного из своих главных командиров Юниса аль-Джамаля, который был убит в районе столичного аэропорта в зоне, находящейся под контролем Мисураты. В общем и целом именно бригады «Халбу» понесли за 14-15 мая самые тяжелые потери за все время этого нового витка вооруженного противостояния. На этом фоне обостряются и отношения ополченцев Мисураты собственно с триполитанскими полевыми командирами. «Бригада революционеров Триполи» (БРТ) пока удерживает свои позиции, но ее лидер Хайтем Таджури укрылся в Тунисе, что негативно влияет на моральный дух его войск. Тупиковая ситуация в боевых действиях и неясность с позицией ряда триполитанских полевых командиров побудила министра внутренних дел от Мисураты Фатхи Бачагу полагаться в рамках обороны города на самые радикальные группировки. И эта тенденция как раз и нашла отражение в позиции Брюсселя, который потребовал от Ф.Сараджа по итогам своего саммита отмежеваться от «террористических групп». Европейский союз призвал к перемирию стороны вооруженного конфликта в Ливии, ведущие бои вокруг столицы страны Триполи. Об этом говорится в заявлении министров иностранных дел сообщества, принятом в понедельник по итогам заседания Совета ЕС в Брюсселе и опубликованном на сайте Евросовета. «Военное наступление Ливийской национальной армии на Триполи и последующая эскалация внутри и вокруг столицы представляет угрозу международному миру и безопасности, создает угрозу стабильности Ливии», — отмечается в документе. «ЕС призывает все стороны немедленно ввести режим перемирия и вступить в контакт с ООН для установления полного и всеобъемлющего прекращения боевых действий, — подчеркивается в коммюнике. — Он также призывает их отмежеваться публично и в районах боевых действий от террористических и криминальных элементов, принимающих участие в боях, и от тех, кто подозревается в военных преступлениях, в том числе от лиц, фигурирующих в [санкционных] списках Совета Безопасности ООН». Кого при этом Брюссель имеет ввиду конкретно, представить довольно сложно, поскольку практически все силы, которые сейчас участвуют в обороне города, можно при желании отнести именно к этой категории группировок. В этой связи рискнем предположить, что к «террористическим» европейцы относят те партии и группы, линия поведения которых отличается от общего видения путей разрешения ливийского кризиса в Брюсселе. Это требование Брюсселя теоретически может привести к прекращению финансирования со стороны правительства Ф.Сараджа некоторых командиров ополченцев. Нынешняя система распределения финансирования уже ставится под сомнение премьер-министром Ф.Сараджем, который находится под соответствующим давлением не только стран ЕС, но и целого ряда местных военных лидеров, таких как Абдерауф Кара из «Бригад Рады» и лидера местных исламистов Салаха Бади, которые требуют увеличения финансирования для своих собственных сил. То есть, снова в основе всех противоречий и степени лояльности стоят вопросы финансирования. В этой связи отметим, что ополченцы Мисураты обладают некоторым иммунитетом, поскольку примерно уже две недели они получают серьезную материально-техническую поддержку из Катара и Турции, не говоря уже о траншах из Центрального банка Ливии. Ровно такой же финансовый вопрос является ключевым и для сил ЛНА, которые начинают испытывать все большое давление в этом вопросе со стороны вроде бы уже примирившихся с Хафтаром племен в Феццане и Центральной Ливии. Причина — банальна: ОАЭ совершенно не готовы на постоянной основе финансово подпитывать лояльность местных племенных группировок, и требует в этой связи от Хафтара перевести их на финансирование из местных источников. А таковым основным является только нефть, и соответствующие транши из Центрального банка Ливии, которые на сегодня прекратились. Вооруженные нападения на нефтедобывающую инфраструктуру в Ливии грозят почти полной остановкой добычи нефти в стране. Об этом журналистам сказал 17 мая глава ливийской Национальной нефтяной компании (NOC) Мустафа Саналла в кулуарах предстоящего заседания мониторингового комитета. «К сожалению, если ситуация будет продолжаться так, как сейчас, я боюсь, что возможно 95% добычи в Ливии будет потеряно», — сказал он, отвечая на вопрос о том, какие потери несет нефтедобыча вследствие участившихся атак повстанцев. Саналла также сказал, что текущий уровень добычи составляет около 1,3 млн баррелей в сутки. Военный конфликт в Ливии между национальными войсками и повстанцами возобновился усилился несколько месяцев назад. Вооруженные группировки провели ряд атак на нефтедобывающие активы в стране, из-за чего неоднократно останавливались как добыча на крупнейшем в стране месторождении Эш-Шарара, так и экспорт. Из-за нестабильной ситуации в стране Ливию освободили от участия в сокращении добычи в рамках соглашения ОПЕК+. Среди западных инвесторов в Ливии продолжают работать австрийская OMV, а также немецкая Wintershall. Однако, по словам Саналлы, речи о приостановке лицензий иностранных компаний пока не идет. «Нет, не беспокойтесь по этому поводу. <…> Наша задача — привлекать инвесторов для проектов стране в страны, и это пугает, к сожалению», — сказал он. Саналла в этой связи сильно лукавит. 9 мая министр экономики признанного правительства национального согласия (ПНС), базирующегося в Триполи, объявил, что его министерство приостанавливает деятельность 40 компаний, включая Total, Thales, Siemens, Petrofac и Alcatel-Lucent (теперь принадлежит Nokia), в силу того, что их бизнес-лицензии истекли и не были продлены. Концентрация французских компаний в списке, в который также вошли некоторые египетские и другие региональные компании и фирмы из других европейских стран, а также тот факт, что Total была единственной компанией в этом списке со значительными финансовыми операциями в стране, свидетельствуют о том, что директива была направлена против Франции, в частности, и чисто по политическим причинам.
Отсюда и давление коллективного ЕС на Ф.Сараджа в рамках необходимости договариваться с Хафтаром. Ему, кстати, во время его предстоящего визита в Париж, также будет продиктована именно такая линия поведения. Весь вопрос в том, что ЕС не определяет полностью политику противоборствующих сторон. В этой связи вопрос очень очевиден: кто дает деньги, тот и определяет линию поведения. В случае с ЛНА — это АРЕ и ОАЭ, в случае с Триполи — это Катар и Турция. И роль этих спонсоров будет возрастать в геометрической прогрессии по мере минимизации нефтяного экспорта страны. Так что Брюсселю надо разговаривать не с ливийскими командирами и политиками, а с их зарубежными покровителями в первую очередь. На этом фоне ЕС снова демонстрирует устойчивую неготовность своей многонациональной бюрократии решать солидарно серьезные задачи по выходу из кризисных ситуаций в рамках региональных и локальных конфликтов. На поверку помимо солидарных вроде бы призывов к перемирию, каждая из стран ведет свою линию. Париж тайно поддерживает стремление Хафтара установить свой контроль над Триполи, полагая, что в этом случае в каком-то виде воссоздастся система управления по типу Каддафи (с чем боролись, к тому и пришли в итоге); Рим категорически эту ситуацию не приемлет: он ставит на Сараджа. То есть, указанные в итоговом коммюнике ЕС «террористические группы» видятся в разных европейских городах по разному. Но в любом случае призывы европейцев носят декларативный характер и не имеют под собой каких-то убедительных рычагов непосредственного воздействия на стороны. Воевать же никто из них не желает.
Другой вопрос — позиция ОАЭ, которая на сегодня является ключевой с точки зрения достижения устойчивого перемирия. Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш заявил 15 мая, что командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар не проводил переговоры с эмиратскими властями перед началом наступления на ливийскую столицу Триполи. В своем выступлении Гаргаш также отметил, что Триполи на данный момент остается под контролем «бандитов и головорезов», передает Рейтер. Уточним: не только не проводил, а сразу получил на это полное благословение и финансирование с точки зрения необходимости подкупа местных племенных групп (это и обеспечило на первом этапе победный блицкриг, который сейчас захлебнулся), и именно с подачи Абу Даби Хафтар еще и ездил на встречу с наследным принцем КСА Мухамедом бен Салманом в рамках попыток получения от него финансовой поддержки непосредственно перед началом своего наступления. Другой вопрос, что КСА ограничились пока чисто вербальной поддержкой, а денег не дали. Но ОАЭ участвуют активно и с большим финансовыми издержками. Участие эмиратских беспилотников и авиации патронируемой Абу-Даби ЧВК «Академия» Э.Принса в ударах по Триполи все очень ясно в этом вопросе проясняет. Оговорка Гаргаша про «головорезов» также примечательна. Она демонстрирует, насколько сейчас Абу -Даби готов дать отмашку Хафтару на начало переговоров и заключение перемирия. Судя по всему, совсем не готов, поскольку априори партнеры по переговорам квалифицируются столь нелестным образом. В этой связи рискнем заметить, что ключевым моментом в рамках реальных подвижек по заключению перемирия (а о чисто военной победе одной из сторон речь вести, видимо, уже излишне) является вопрос уровня ливийского нефтяного экспорта (пока он США устраивает), и чисто финансовый аспект существования ЛНА и правительства Сараджа. Или, если еще проще, то готовы ли ОАЭ в рамках резкого напряжения отношений с Ираном продолжать и далее вкладывать наличность в попытки Хафтара захватить Триполи.

51.9MB | MySQL:101 | 0,352sec