О судьбе захваченных или арестованных иностранных сторонников ИГ и других террористических организаций

Судьба пленных исламистов из ИГ в Ираке и Сирии по-прежнему остается в центре дискуссий. Никто не знаете, что с ними делать: американцы требуют от Брюсселя принять решение о депортации в Европу уроженцев этих стран, Брюссель коллективно от такой опции пытается всячески отбиться,  предлагая создать некий международный суд, который должен базироваться в том же Ираке. Эта тема после некоторого затишья вновь всплыла на повестку дня. Нидерланды выступают за создание уголовного трибунала для преследования членов террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). Об этом заявил в четверг 22 мая глава голландского внешнеполитического ведомства Стеф Блок, выступая на заседании Совета Безопасности ООН. Речь министра распространена пресс-службой МИД Нидерландов. «Бойцы ИГ, совершившие массовые злодеяния, должны понести ответственность, — отметил он. — Предпочтительнее — в регионе. И если возможно — под юрисдикцией специального или гибридного международного уголовного трибунала».  По словам Блока, ИГ совершало геноцид в отношении езидов. «После установления фактов, сбора доказательств, расследования и определения причастных уголовное преследование является последним и самым важным элементом цепочки по привлечению к ответственности. Без этого последнего звена справедливость не восторжествует», — подчеркнул министр. Он признал, что «на пути к достижению этой цели имеется много сложных препятствий». «Но мы все должны помнить: справедливость является предварительным условием для долгосрочного мира и безопасности, — сказал глава МИД Нидерландов. — Мы должны объединить усилия и двигаться вперед шаг за шагом». «Нидерланды сделают все возможное, чтобы достичь этой цели», — заверил он, добавив, что в рамках этих усилий на следующей Генеральной Ассамблее ООН в сентябре страна инициирует проведение министерской встречи по уголовному преследованию бойцов ИГ. В этой связи отметим общую позицию по этому вопросу Брюсселя, которая была обозначена им в феврале с.г. Бывших боевиков террористической организации «Исламское государство»  желательно судить не в Европе, а в странах региона, в частности, в Ираке и Сирии, где они совершили преступления. Об этом заявил в понедельник исполняющий обязанности премьер-министра Бельгии Шарль Мишель, выступая на саммите ЕС-ЛАГ в Шарм-эш-Шейхе. «Их судебное преследование предпочтительно должно проводиться в регионе, где они совершали свои преступления. Проведение судебных разбирательств в государствах ЕС будет чрезвычайно затруднено поиском доказательств, поскольку преступления были совершены в Ираке и Сирии», — отметил Мишель. В качестве альтернативного пути он предложил выработать некую международную формулу для отправления правосудия над боевиками по типу Международного трибунала для бывшей Югославии. По данным координатора ЕС по борьбе с терроризмом Жиля де Кершова, в боевых действиях в Сирии принимали участие в разные годы до 10 тысяч боевиков из Европы. Большая часть из них погибла или пропала без вести, порядка 15-20% уже вернулись, еще около тысячи человек все еще могут находиться в регионе. В этой связи отметим резкую оппозицию этому подходу со стороны Багдада, что и является «основным препятствием», на которые сетуют европейские чиновники. Тем не менее, вопрос о трибунале в Ираке имеет всего лишь один основной узел противоречий. Это требование Багдада о серьезном денежном взносе со стороны ЕС  в рамках обеспечения работы такого трибунала. Именно финансовый вопрос сейчас ставится во главу угла иракскими властями, а совсем не проблемы со сбором уликовых материалов, места проведения самого этого действия, или места дальнейшего отбытия заключения обвиняемыми. Грубо говоря, иракцы хотят сделать свой маленький бизнес в рамках проведения столь масштабного мероприятия, а вот европейцы платить при этом не хотят.

Вообще финансовый аспект является одним из основных в рамках освобождения иракцами тех же детей из тюрем, где сидят их родители, а также депортации тех или иных групп заключенных по требованию тех или иных стран. В частности, ровно так картина наблюдается в рамках переговоров между Пекином и Багдадом по вопрос депортации в КНР  плененных иракскими силами безопасности китайских уйгуров. Как отмечает ряд обозревателей, китайским властям, возможно, придется предоставить крупную финансовую помощь Багдаду, если они хотят вернуть своих граждан в Китай для суда. Одновременно на эту же тему пекинские посланники недавно провели переговоры с представителями «Сил демократической Сирии» (СДС), состоящими в основном из курдов для решения вопроса, что делать далее с китайскими уйгурами-джихадистами. И в этой связи курды также поставили вопрос о фактическом выкупе. Ситуация в этой связи интересная: китайцы должны выкупать своих террористов для того, чтобы предать их суду у себя на родине. Уточним, что речь в данном случае идет о группе в примерно 350 боевиков. Эта группа воевала  в составе террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и  сдалась в феврале  курдским отрядам в районе Эль-Багуз на восточном берегу реки Евфрат. Об этом тогда сообщал телеканал «Аль-Хадас».  Вместе с боевиками-уйгурами из Эль-Багуза были вывезены на грузовиках по гуманитарному коридору свыше 1,4 тыс. мирных жителей. Форпост ИГ покинули женщины и дети — члены семей террористов, все они были доставлены в лагерь беженцев Эль-Хол в провинции Хасеке. По его информации, большинство из этих боевиков являются уйгурами (тюркский народ, проживающий в автономном районе Синьцзян на северо-западе Китая), которые проникли в Сирию через турецкую границу и примкнули к рядам ИГ. При этом эту группу не стоит путать «Исламской партии Восточного Туркестана» (ИПВТ), которая действует на севере Сирии в провинции Идлиб и также состоит из уйгуров. Это четко протурецкая группировка, и она не так плотно связана с просаудовской группировкой «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ), как это утверждает ряд российских экспертов.

Отметим, что позиция по этому вопросу Турции еще жестче, но аналогична по сути. Анкара на сегодня занимает очень прагматичную  позицию по отношению к китайским попыткам добиться нивелирования деятельности уйгурских сепаратистов на турецкой территории и экстрадиции ряда их активистов в КНР. Ярким примером такого подхода турецких властей является эпизод с недавним освобождением из-под стражи Абдулкадира Япуквана, 61-летнего этнического мусульманина-уйгура из Синьцзян-Уйгурского автономного региона Китая, где он разыскивается по обвинению в терроризме. В решении, вынесенном 2 мая 2019 года, Конституционный суд Турции постановил, что права Япуквана, проживающего в Турции с 2001 года, были нарушены и что он должен быть освобожден из центра депортации. На следующий день суд первой инстанции выполнил это решение, освободив его под запрет на поездки. Его дело мобилизовало уйгурскую диаспору в Турции и во всем мире, и привело к кампаниям за его освобождение. Проправительственные СМИ Турции и исламистские группы, связанные с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, при этом активно лоббировали его интересы. Абдулкадир Япукван сделал заявление после своего освобождения 2 мая 2019 года, заявив, что «освобождение Восточного Туркестана равносильно освобождению всего мусульманского мира». Япукуан, который, по данным ряда экспертов, является самым разыскиваемым человеком в Китае, обвиняется в том, что он является старшим лидером «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ), которое ранее была определено в качестве террористической организации Европейским союзом, Соединенными Штатами и рядом других стран. Китайские власти утверждают, что Япукван является ключевой фигурой в рамках  планирования и осуществления террористических актов. В частности, он призывал к вооруженному джихаду против Китая, помогал радикализировать уйгурских диссидентов и призывал вести борьбу против ханьцев всеми доступными уйгурам средствами. До этого, он принимал участие  в подготовке уйгурских боевиков в Афганистане. Япукван дважды был заключен в тюрьму в Китае: один раз на шесть лет в период с 1973 по 1979 год, а затем на три года в период с 1993 по 1996 год по различным обвинениям. Он бежал из Китая сразу после освобождения и провел некоторое время в Пакистане и Саудовской Аравии. В 2001 году он оказался в Турции, где проживает большая уйгурская диаспора. В 2007 году Япукван был признан беженцем Верховным комиссаром Организации Объединенных Наций по делам беженцев. Из-за лоббирования и давления китайского правительства власти Турции задерживали его в 2002 и 2008 годах, но затем всегда освобождали. Он был задержан дважды в 2016 году, когда президент Турции Р.Т.Эрдоган совершил поездку в Китай для участия в саммите G20 в восточно-китайском городе Ханчжоу. Эрдоган сказал тогда китайскому лидеру Си Цзиньпину, что Турция не позволит использовать свою территорию для действий, наносящих ущерб безопасности Китая. Год спустя Эрдоган отправился в Пекин для участия в форуме «Один пояс, один путь» по международному сотрудничеству. В кулуарах этого мероприятия 13 мая 2017 года Турция и Китай подписали соглашение о выдаче преступников.

В то время заместитель министра юстиции Китая Лю Чжицян несколько раз встречался с заместителем министра юстиции Турции Билалом Укаром, и обсуждали они именно вопрос о депортации Япуквана. Последнее по времени задержание Япуквана в 2016 году произошло на фоне шквала визитов в Турцию высокопоставленных китайских чиновников из правоохранительных органов и Министерства юстиции. Специальный сотрудник Китая по борьбе с терроризмом Чжан Синьфэн посетил Турцию 7 июня 2016 года, чтобы обсудить с сотрудниками Министерства юстиции и Министерства иностранных дел о деятельности Япукуана и 17 других диссидентов. 31 августа 2016 года турецкие власти задержали его и инициировали процедуру экстрадиции. Заместитель министра юстиции Китая Лю Чжицян также посетил Турцию 23-27 октября 2016 года, чтобы продолжить расследование дела Япуквана, а также поднять вопрос о китайских гражданах, которые присоединились к джихадистским группировкам в Сирии через турецкую территорию. Новый раунд переговоров на эту тему возобновился в прошлом году: Фу Чжэнхуа,  заместитель министра  юстиции, встретился со своим турецким коллегой, A.Гюлем 29 августа 2018 года.

Все то время турецкая полиция  содержала Япуквана в следственном изоляторе в полицейском участке Канария в районе Кючюкчекмедже в Стамбуле. Просьба прокурора официально арестовать его и поместить в тюрьму в последний день его содержания под стражей была отклонена 5-м уголовным судом Бакыркея. Возражение обвинения против этого решения было одобрено четвертым уголовным судом, который отправил Япуквана в тюрьму Малтепе на 40 дней. Главная прокуратура Бакыркея предъявила обвинение Япуквану 14 октября 2016 года и потребовала его экстрадиции в Китай. В обвинительном заключении против него было выдвинуто несколько обвинений, которые были препровождены в Турцию китайскими властями и включали в себя уведомление Интерпола № 10.A-1315/12/2003. Ему предъявлено множество обвинений — от убийства до подделки документов, от создания террористической организации и управления ею до угрозы национальной безопасности. В обвинительном заключении утверждалось, что до 1999 года он посылал уйгуров из Синьцзяна, а также из других районов Центральной и Южной Азии в Афганистан для подготовки террористов, которые занимались изготовлением взрывчатых веществ и пропагандой от имени террористической группы на видеозаписях, размещенных в интернете. Однако 18 октября 2016 года  2-й высокий уголовный суд постановил освободить его из предварительного заключения после того, как он провел 18 дней в тюрьме. Суд также отклонил ходатайство об экстрадиции на том основании, что срок давности обвинения в подделке документов, который составляет 12 лет, уже истек. По его мнению, обвинения в терроризме являются политически мотивированными и как таковые не могут быть приняты. По апелляции 16-я Палата Верховного апелляционного суд отменила решение о процессуальных недостатках 23 января 2017 года, заявив, что подсудимый не был должным образом ознакомлен с обвинительным заключением, доказательства не были тщательно изучены, и подсудимый не был проинформирован о своем праве на добровольный выезд из Турции. Хотя он был освобожден из тюрьмы, Япукван тут же был помещен под административный арест по обвинению в том, что «он представляет угрозу национальной безопасности и общественному порядку Турции». Он был помещен в Центр по депортации. Его жалоба, поданная в Конституционный суд о нарушениях прав, была успешной, и суд запретил его депортацию в Китай или Казахстан 23 ноября 2016 года в своем чрезвычайном решении.

19 июня 2017 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) также постановил, что Япукван не должен быть депортирован из Турции до тех пор, пока рассмотрение его жалобы в ЕСПЧ, поданной 23 ноября 2016 года, не будет завершено. Он заявил, что «ходатайство касается главным образом угрозы депортации заявителя из Турции в Китай, где ему, как утверждается, угрожает смерть и/или жестокое обращение из-за его политических убеждений, или в страну-посредник, где он, как утверждается, будет лишен эффективной защиты от принудительного возвращения в Китай». ЕСПЧ просил правительство Турции представить копии документов, имеющих отношение к оценке, приведшей к постановлению о высылке Япуквана; документов, имеющих отношение к просьбе заявителя о международной защите; документы, касающиеся медицинского обследования и лечения заявителя в центре депортации;  и все другие документы, имеющие отношение к вышеупомянутым вопросам.  Япукван подал вторую жалобу в ЕСПЧ 3 января 2018 года, попросив Страсбургский суд обеспечить его освобождение из-под стражи на том основании, что он страдает от коронарной болезни и проблем с психическим здоровьем, и что его задержание было незаконным. ЕСПЧ отклонил его просьбу, но просил правительство Турции ответить на выдвинутые им обвинения, такие, как жестокое обращение, незаконность его содержания под стражей и право на справедливое судебное разбирательство.

По мере рассмотрения его дела китайские должностные лица продолжали посещать Турцию для обсуждения его экстрадиции. Министр юстиции Китая Фу Чжэнхуа провел в Анкаре встречу со своим турецким коллегой А.Гюлем 29 августа 2018 года. Турецкий министр ответил на визит, отправившись в Китай на встречу с Фу 14 ноября 2018 года. В ходе визита стороны подписали соглашение о сотрудничестве. Визит турецкого министра в Китай состоялся сразу после того, как генеральный прокурор Китайской народной прокуратуры Чжан Цзюнь совершил поездку в Анкару для встречи с А.Гюлем 25 сентября 2018 года. Тем временем состоялись дальнейшие визиты китайских делегаций на техническом уровне для выработки деталей сотрудничества по судебным вопросам. Итогом всей этой истории стало решение Конституционный суда Турции от 2 мая 2019 года по существу дела в отношении его индивидуального заявления. Решение гласило, что права Япуквана были нарушены и что он должен быть освобожден из центра депортации с выплатой компенсации  в 30 000 турецких лир в качестве возмещения ущерба. На сегодня этот эмиссар ИДВТ находится под подпиской о невыезде, и решение по его окончательной судьбе уголовный суд Стамбула будет принимать уже в октябре с.г.

Мы привели эту историю с одной целью. Она прекрасна демонстрирует нам всю сложную подковерную деятельность властей Турции, которые пытаются на примере уйгурского досье маневрировать между различными своими интересами. Это прежде всего интерес к притоку в страну китайских инвестиций и кредитов, о чем в Анкаре в рамках консультаций с китайскими партнерами говорилось неоднократно. Это для турок крайне насущный вопрос в условиях нынешнего американского экономического прессинга. С другой стороны, Анкара вынуждена учитывать участие уйгуров в рамках поддержания своего силового присутствия на севере Сирии. И вообще, уйгурское досье в целом с точки зрения уровня  своего влияния в регионе. Если говорить откровенно, то турецкие власти торгуются с китайцами о цене депортации уйгурских эмиссаров из страны (и это будет необязательно КНР). Анкара готова на такой вариант действий в обмен на экономические преференции со стороны Пекина, но вот китайцы готовы это обсуждать только при условии безусловной депортации уйгурских эмиссаров именно в Китай. Очень интересная получается международная торговля плененными террористами. При этом Китай хочет их депортации, а Европа наоборот стремится   их оставить в заключении вдали от континента. Мотивы разные, а платить придется одинаково. Сам по себе этот момент является очень показательным для поведения Брюсселя в рамках попыток окупиться от неприятностей. Брюссель сам создал опасный прецедент, когда согласился платить Р.Т.Эрдогану по 3 млрд евро в года в рамках сдерживания турками потоков нелегальной миграции. Этот шантаж тогда прошел, и на Востоке такие моменты улавливают очень тонко. И вот теперь уже иракцы требуют от Брюсселя значительных откупных за то, что он будет судить и содержать их «плохих» граждан на своей территории. А иначе их можно отпустить и на все четыре стороны, и в самом скором времени они вполне себе могут оказаться в Европе со всеми вытекающими отсюда последствиями для сферы европейской безопасности.

42.48MB | MySQL:92 | 1,011sec