На фоне внутриполитической нестабильности Судан сближается с Египтом и ОАЭ, но отдаляется от Турции и Катара

Объединенные Арабские Эмираты выразили полную поддержку Судану в свете произошедших в этой стране изменений. Об этом, как передает эмиратское агентство ВАМ, было заявлено на состоявшейся в воскресенье встрече наследного принца Абу-Даби, заместителя верховного главнокомандующего ВС страны Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна с главой Военного совета Судана Абдель Фаттахом аль-Бурханом. «ОАЭ, — отмечается в сообщении агентства, — полностью поддерживают братский Судан в нынешних обстоятельствах в свете произошедших там изменений и стоят на его стороне во всем, что сохранит стабильность и безопасность государства, а также позволит реализовать чаяния народа и привести страну к мирному политическому переходу в рамках национального консенсуса и единства». Собственно этот итог визита А.Ф.аль-Бурхана был закономерен: еще на прошлой неделе Абу Даби подтвердил свое намерение перевести Хартуму очередной транш в 3 млрд долларов США в рамках поддержания курса национальной валюты Судана. Визит А.Ф.аль-Бурхана в этом контексте надо рассматривать исключительно только как констатацию того, что ОАЭ и АРЕ взяли курс на безусловную поддержку пребывания у власти в стране именно военных.  В субботу глава Военного совета Судана встретился в Каире с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси. По итогам переговоров страны подписали соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности и о борьбе с терроризмом. Стороны также договорились о создании совместных комитетов по обеспечению безопасности границ и противодействию терроризму, а также обмену информацией. Кроме того, была достигнута договоренность об «экономической и военной поддержке Судана со стороны арабских стран». 11 апреля в Судане был совершен военный переворот, в ходе которого правивший 30 лет страной президент Омар аль-Башир был свергнут армией, а управление государством взял на себя Военный совет во главе с А.Ф.аль-Бурханом. Отметим, что ничего принципиально нового в рамках этих визитов заключено между договаривающими сторонами не было. В основном в рамках визита в Каир были подтверждены только прежние обязательства Хартума в отношении темы безопасности на египетско-суданской гранцие, а также продолжения участия суданских военных в деятельности так называемой «аравийской коалиции» в Йемене. Принципиально новым моментом стало обязательство Хартума максимально снизить уровень турецко-катарского присутствия в Судане, о чем в СМИ не говорилось ни слова. Именно эта тема была основным камнем преткновения между ОАЭ и АРЕ с одной стороны, и бывшим президентом О.аль-Баширом — с другой. Последний по своей пагубной привычке пытался маневрировать между двумя этими центрами региональных сил и в общем-то за это поплатился. Как следствие, перспективы катарского-турецкого присутствия в Судане теперь находится под большим вопросом. Про отмену визита катарского эмира в Судан уже говорилось много, теперь обратим внимание на перспективы турецкого присутствия.

По оценке многих экспертов, свержение суданского лидера Омара аль-Башира, который был лично близок к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, поставило отношения страны с Турцией  в неопределенное положение. Обеспокоенный таким перспективами Эрдоган уже  публично посетовал на отстранение от власти своего «близкого суданского брата» во время совместной пресс-конференции с президентом Буркина-Фасо в четверг 23 мая. Одновременно он снова подверг критике  президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси, практически открыто обвинив его в организации переворота в Судане. Такая озабоченность турецкого президента понятна.  Правительство Эрдогана вложило много средств в финансовую, техническую и военную помощь Судану, пытаясь поддержать правительство О.аль-Башира в рамках стимулирования его противодействия с Египтом и ОАЭ по вопросу поддержки идеологии «Братьев-мусульман».   Пропагандисты режима Эрдогана очень быстро заклеймили переворот в Судане, назвав  его результатом  коллективных усилий Соединенных Штатов, стран Персидского залива, Египта и Израиля, а на первых страницах турецких газет, которые считаются тесно аффилированными с Эрдоганом, стал лейтмотивом тезис о том, что  этот переворот на самом деле нацелен на Турцию и президента Р.Т.Эрдогана, который поддерживал О.аль-Башира.  Сейчас основной вопрос для Анкары заключается в том, как переходное правительство Судана будет оценивать отношения с Турцией, учитывая тот факт, что оно отчаянно нуждается в региональной и международной легитимности, а также в финансовой помощи. Хотя суданское переходное правительство заявило, что оно будет соблюдать соглашения, договоры и конвенции, ранее подписанные Суданом,  истинная позиция Хартума по этому вопросу на сегодня практически уже вопросов не вызывает. Это будет курс на снижение и минимизацию уровня двусторонних отношений, тем более, что в существующих турецко-суданских соглашениях содержатся статьи, которые позволяют Хартуму выйти из соглашения, приостановить его действие или сделать его недействительным на основании чрезвычайных условий в Судане. Ключевой вопрос на сегодня заключается в том, будет ли переходное правительство Судана продолжать работу с Советом стратегического сотрудничества высокого уровня Турции, результатом которой стало подписание 12 соглашений о сотрудничестве во время визита Р.Т.Эрдогана  в Хартум в декабре 2017 года.  Среди них над отметить соглашение о реконструкции турками на основании аренды порта в Суакине, которое скорее всего будет суданцами заморожено. Это одно из основных требований Каира и Абу-Даби.

Еще одним соглашением, которое было подписано в ходе того визита, это соглашение о сотрудничестве в области военной подготовки между Турцией и Суданом. Пятилетнее соглашение, подписанное 24 декабря 2017 года, охватывает целый ряд мероприятий в области военного сотрудничества. Его продление является автоматическим, если только одна из сторон не решит выйти из него и не уведомит другую сторону об этом в письменной форме. Статья 20 предусматривает возможность для любой из сторон в любое время отказаться от соглашения. В соответствии с соглашением переходное правительство может отозвать свой военный персонал, развернутый сейчас в Турции в учебных целях на основании положения о чрезвычайных условиях, содержащееся в статье 10 соглашения. По оценке ряда экспертов, о необходимости реализации  такого варианта  также было объявлено А.Ф.аль-Бурхану в  Каире и Абу-Даби.  Взамен египтяне предложили свои услуги в формате обеспечения безопасности. В дополнение к своему политическому участию Египет в настоящее время  уже активно участвует в решении вопросов безопасности в Судане посредством поддержки, которую генерал Аббас Камель, глава Главного разведывательного управления Египта, оказывает директору Национальной службы разведки и безопасности Судана генералу Абу Бакру Мустафе Димлабу. В последние недели Каир принимал у себя многочисленные делегации сотрудников  суданской разведки, которые проходили обучение по «методике сдерживания оппозиционных движений, исламистских и крайне левых сил». Таким образом, эти два ключевых соглашения Турции и Судана будут фактически аннулированы в ближайшее время. Третье соглашение, которое с большей долей вероятности будет заморожено, это договор о создании в Судане сети турецких школ «исламского образования» при одновременном закрытии турецкого колледжа движения имама Ф.Гюлена.

Еще одно соглашение, заключенное между Суданом с Турцией во времена О.аль-Башира, пока остается в подвешенным состоянии. Это соглашение о выделении на 99 лет большого участка земли для сельскохозяйственных целей в рамках турецко-суданского СП, при освобождении его от налогов, сборов или пошлин на территории Судана. Первоначально совместная компания была основана с капиталом в  10 млн долларов, а доля партнерства составляла 80 процентов Турции и 20 процентов Судана. Доля Судана при этом была  оплачена путем выделения компании земли. Компания управляется Исполнительным советом директоров, состоящим из пяти членов, которые были избраны в соответствии с долями двух сторон. Иными словами, председатель, заместитель председателя Исполнительного совета и генеральный директор компании были назначены турецкой стороной, а еще один заместитель председателя Исполнительного совета и заместитель генерального директора был назначен Хартумом. В общей сложности компании было выделено 793 000 гектаров в различных частях Судана, включая Аль-Газиру (Абугота), Западный Умм-Дурман и Северный Кордофан-Голубой Нил, Гедариф, Синнар, Северный штат (Донгола, Амри, Голид, Мултага) и Нильский штат Аль-Газира (Рахад Медани). Пока Хартум воздерживается от требований египтян это соглашение аннулировать по очень прозаичной причине: это дефицит продовольствия в стране.

Отметим, что нынешний тренд Хартума на безусловный альянс с Каиром и Абу-Даби происходит на фоне продолжающихся демонстраций протеста и растущего раскола в этой связи, как среди членов переходного Военного совета (ВС), так и оппозиции. Противоречия в рядах ВС хорошо демонстрирует эпизод, когда, несмотря на молчаливое согласие не прибегать к насилию в отношении политических оппонентов между главой Военного совета, генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом и командующим Силами быстрой поддержки (СБП) Мухаммедом Хамданом Далго (он же Хемидти), 15 мая военные  его нарушили, дав команду  армии стрелять в толпу протестующих боевыми патронами. Интересно, что тогда на стороне протестующих в ситуацию вмешались силы СБП. С оппозицией ситуация обстоит примерно таким же образом.  В настоящее время длившийся почти месяц диалог между ВС и оппозицией о будущем переходном периоде и составе управляющего совета, а также перспективах создания органов власти застопорился. Альянс «За свободу и перемены» призвал к проведению в стране 28-29 мая всеобщей забастовки, которая охватит сотрудников как государственных, так и частных компаний и организаций. Проведение забастовки оппозиция обусловила отсутствием прогресса на переговорах с военными. Тем временем ведущая оппозиционная партия Судана «Аль-Умма» («Нация») под руководством Садыка аль-Махди отвергла в воскресенье 26 мая призывы к проведению забастовки, заявив о заинтересованности в «продолжении взаимопонимания с Военным советом».  И это связано с тем,  что определенных подвижек по составу совета стороны все-таки добились. «Мы отвергаем всеобщую забастовку, объявленную некоторыми оппозиционными силами, — говорится в заявлении С.аль-Махди — Наша партия заинтересована в продолжении взаимопонимания с Военным советом». По мнению руководства «Аль-Уммы», «всеобщая забастовка — это оружие, которое должно быть использовано только после достижения консенсуса [между всеми силами оппозиции]». «Некоторые откликнулись на призыв к ее проведению, несмотря на наши разногласия по поводу ее сроков и подготовительных мероприятий», — отмечалось в коммюнике партии. По мнению ряда региональных наблюдателей, это позиция партии «Аль-Умма» свидетельствует о явном расколе внутри протестного движения на фоне зашедшего в тупик диалога с военными. Формально, в настоящее время остается неясной судьба дальнейших переговоров между ВС и оппозицией. 15 мая армия отложила на 72 часа диалог, заявив о намерении сначала полностью демонтировать баррикады перед штаб-квартирой главного командования вооруженных сил страны, где больше месяца продолжается сидячая забастовка, и восстановить движение в центре столицы. Однако, когда спустя несколько дней Совет обратился к оппозиционерам с предложением вернуться за стол переговоров, ответ так и не последовал. Несмотря на все эти трения, по оценке большинства экспертов, в течение следующих трех лет Суданом будут совместно управлять гражданские лица и армия. Правда не все из тех сил, которые сейчас пытаются играть на внутрисуданской политической площадке. Так, игнорируя диалог с Суданской ассоциацией профессионалов (САП), А.Ф.аль-Бурхан и часть оппозиционной «Коалиции за Декларацию свободы и перемен» (DFC) в конечном итоге договорились о трехлетнем соглашении о разделе власти, после чего власть будет передана гражданской администрации путем проведения выборов. Тем временем 200 из 300 мест в парламенте будут зарезервированы за DFC. Эта архитектура будет дополнена Кабинетом министров, состоящим из новых политических деятелей, которые, как считается, имеют «чистые руки» и должны быть лучше подготовлены для демонтажа нынешней государственной системы.  Позиция С.аль-Махди свидетельствует о том, что он находится сейчас в рамках этих дискуссий, хотя еще неделю назад он полагал, что руководство DFC исключило его из этих переговоров. Со своей стороны коммунисты и САП считают  ВС незаконной структурой и хотят, чтобы власть полностью перешла к DFC. Но полностью власть отобрать у военных не получится, как в силу наличия у них реальных инструментов влияния на ситуацию, так и в связи с четкой позицией основных финансовых спонсоров Судана на сегодня ОАЭ и АРЕ по этому поводу

 

51.56MB | MySQL:109 | 0,394sec