О развитии ситуации в Ираке на фоне ирано-американского противостояния. Часть 2

Нет единодушия и в суннитском сегменте иракской политики. Это показали состоявшиеся 13 мая выборы губернатора важной иракской провинции Найнава. Напомним, что столицей Найнавы является Мосул, город бывший в 2014-2017 годах столицей самопровозглашенного халифата ИГ и практически разрушенный американскими войсками в ходе военной операции против джихадистов. 28 из 39 депутатов провинциально совета проголосовали за избрание новым губернатором Мансура Марида. М.Марид сменил на этой должности Нофаля аль-Акуба. Акуб был смещен с должности иракским парламентом в апреле после того как в провинции затонул паром, что привело к гибели 100 его пассажиров. М.Марид является суннитским выдвиженцем от «Аль-Хашед аш-Шааби». Он представляет движение «Атаа», возглавляемое Фалихом аль-Файядом. Мансур Марид был избран на этот пост после продолжительных консультаций между иракскими шиитами из «Аль-Хашед аш-Шааби» и представителями Демократической партии Курдистана (ДПК). В результате его заместителем был избран этнический курд Сирван Мухаммад. При этом иракские сунниты раскололись при выборе нового губернатора. Блок «Аль-Халь» Джамаля аль-Карбули и спикер иракского парламента Мухаммед аль-Халбуси поддержали на выборах соперника Марида – Хусама аль-Аббара. В то же время Марид получил поддержку со стороны фракции «Арабский проект» Хамиса Ханджара и фракции «Национальная ось» Ахмеда аль-Джубури. Все это лишний раз свидетельствует о фрагментации суннитов Ирака. Это ведет к тому, что пост министра обороны, закрепленный за суннитской общиной, до сих пор остается вакантным.

Блок «Национальная ось» стремится к отставке нынешнего спикера парламента Мухаммеда аль-Халбуси и замене его другим политиком. Между тем сам М.аль-Халбуси заявил 13 мая о том, что покидает «Национальную ось» и будет формировать свой блок из 32 депутатов парламента под названием «Альянс национальных сил». Новая фракция, скорее всего, будет сближаться с блоком «Реформы и созидание» Муктады ас-Садра. Одновременно избрание Мансура Марида губернатором Найнавы взывало резкое недовольство со стороны еще одного могущественного суннитского клана. Речь идет о сторонниках братьев Нуджайфи, представляющих иракское отделение «Братьев-мусульман». Бывший губернатор провинции Найнава Адиль ан-Нуджайфи в интервью телекомпании Russia Today отметил, что «Иран совершил проникновение в Мосул». При этом он сказал о том, что силы «Аль-Хашед аш-Шааби», которые должны были покинуть город, вновь развернуты в нем в связи с новым планом безопасности. Его брат, бывший спикер иракского парламента Усама ан-Нуджайфи констатировал, что новый губернатор полностью находится под иранским контролем. При этом он отметил, что его сторонники будут продолжать «борьбу за арабскую идентичность Мосула».

Главным внешнеполитическим вызовом для Ирака продолжает оставаться противостояние между США и Ираном, одной из арен которого грозит стать Ирак. Нынешняя политическая элита Ирака тесно связана как с Тегераном, так и с Вашингтоном, и не хочет, чтобы конфликт между ними дошел до последней черты. Отношения иракских политиков с Ираном имеют много аспектов. Во-первых, политическая элита Ирака (в шиитском сегменте) и Ирана разделяют общие духовные и религиозные ценности. На территории Ирака расположены основные святыни шиизма: Неджеф и Кербела. Высшие клерикалы Ирака имеют право голоса в Куме и относятся к одной корпорации с шиитским духовенством Ирана.  Во-вторых, среди нынешних лидеров шиитских партий Ирака немалое число политиков в прошлом проживали в эмиграции в Иране, скрываясь от преследований режима Саддама Хусейна. Там они приобрели обширные и разветвленные связи с иранским истеблишментом и спецслужбами ИРИ. В-третьих, иракские политики совершенно справедливо считают, что в 2014-2015 годах силовые структуры Ирана спасли их страну от захвата террористами из «Исламского государства». Командующий спецназа «Аль-Кудс» КСИР генерал Касем Сулеймани пользуется в Ираке огромной популярностью. Вместе с тем, часть иракских политиков и деловых кругов хотела бы несколько снизить экономическую зависимость своей страны от ИРИ. В настоящее время товарооборот между двумя странами достигает 12 млрд долларов. Тегеран намерен увеличить его до 20 млрд.

Одновременно сильны связи иракских политиков и с Соединенными Штатами. Многие из них были вовлечены в разнообразные отношения с американскими оккупационными властями в 2003-2011 годах. Американские военные оказали существенную помощь иракским властям в разгроме террористической группировки «Исламское государство». Исходя из этого, становится понятным, почему иракская политическая элита с тревогой следит за разворачивающимся ирано-американским противостоянием и не хочет, чтобы Месопотамия становилась его ареной. Еще в апреле с.г. премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди предложил организовать в Багдаде саммит президентов Ирана и США для улаживания противоречий. В середине мая иракским премьером была создана специальная комиссия для выработки мер по снижению ирано-американских противоречий. В ее состав вошли  министр иностранных дел республики Мухаммед Али Хаким, руководитель «Аль-Хашед аш-Шааби» Фалех аль-Файяд и руководитель информационной службы Ирака Мустафа аль-Кадими. В двадцатых числах мая министр иностранных дел Ирака Мухаммед Али Хаким встретился в Лондоне со своим британским коллегой Джереми Хантом. На встрече была констатирована необходимость проработки новых миротворческих инициатив для снижения напряженности в регионе Персидского залива. При этом особую роль шеф иракской дипломатии возложил на Великобританию как на страну-подписанта СВПД.

Взгляды премьера разделяют большинство иракских политиков. В частности, Муктада ас-Садр отметил: «Я против разжигания ирано-американской войны, я против того, чтобы Ирак превратился в ее поле битвы». Он добавил: «Любая партия, толкающая Ирак к войне и стремящаяся сделать нашу страну ареной противостояния, является врагами». В свою очередь лидер партии «Хикма» Аммар аль-Хаким 20 мая на встрече с американскими дипломатами предложил иракское посредничество в разрешении конфликтной ситуации с Ираном.

Большое беспокойство у американцев вызывают угрозы безопасности военнослужащим США со стороны некоторых  шиитских вооруженных формирований. 20 мая ракета упала в тщательно охраняемой «Зеленой зоне» Багдада, где расположено, в том числе и американское посольство. Ответственность за данный теракт взяла на себя организация «Бригады шахида Али аль-Мансура», входящая в состав «Аль-Хашед аш-Шааби». Хотя официальным требованием боевиков был арест и заключение в тюрьму американского гражданина Майкла Бехенны, причастного к военным преступлениям в Ираке в 2004-2005 годах, это никого не смогло обмануть. Пуск ракеты был недвусмысленным предупреждением иранцев американским гражданам, находящимся в Ираке, в том числе 6 тысячам военнослужащим США. После этого Госдеп предписал американским гражданам, не связанным с силовыми структурами, покинуть Ирак.

Необходимо отметить, что далеко не все полевые командиры «Аль-Хашед аш-Шааби» стремятся к вооруженной конфронтации с США. Проблема состоит в том, что часть этих вооруженных отрядов подчиняется только иракскому правительству, а часть получает приказы из Ирана. Еще в марте Госдепартамент США ввел санкции против вооруженных формирований «Харакат Хизбалла ан-Нуджаба», занеся эти отряды в список террористических организаций. Неудивительно, что 13 мая лидер этой организации Акрам Кааби заявил о том, что его бойцы вступятся за Иран в случае американской агрессии. «Конфронтация с США закончится только после того, как американцы уйдут из региона вместе с сионистским образованием», — отметил он. Вместе с тем далеко не все лидеры «Аль-Хашед аш-Шааби» настроены столь решительно. Например, Наим Абуди, представляющий в парламенте отряды «Асаиб Ахль аль-Хакк» сказал в интервью журналистам о том, что «в Ираке нет военных приготовлений против США». Это при том, что данная группировка во главе с Кайсом аль-Хазали традиционно считается одной из самых антиамериканских. Член комитета иракского парламента по обороне и безопасности Аммар Тохме отверг в интервью журналистам возможность вооруженных выступлений «Аль-Хашед аш-Шааби» против американцев. Он подчеркнул, что « «Аль-Хашед аш-Шааби» являются законными силовыми структурами, чья легитимность утверждена парламентом. Они получают приказы не от Ирана, а от иракского правительства и учитывают его озабоченность сложившейся ситуацией».

Таким образом, главной задачей для политической элиты Ирака на нынешнем этапе является воспрепятствовать превращению этой ближневосточной страны в арену конфликта между Ираном и США. При этом американцы используют разногласия среди иракских политиков для того, чтобы ослабить иранские позиции в этой стране и оторвать ее от стратегического партнерства с Тегераном. В этом плане используются недовольство части суннитской элиты иранской гегемонией и усилившимися позициями «Аль-Хашед аш-Шааби» в политике и экономике Ирака и другие факторы.

43.88MB | MySQL:92 | 1,033sec