Американо-иранское противостояние : стороны не хотят войны

Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил о большой вероятности того, что в недавней атаке на танкеры у побережья ОАЭ применялись иранские морские мины. Как сообщает в среду 29 мая агентство Рейтер, с таким утверждением Болтон выступил перед журналистами в Абу-Даби, куда прибыл для обсуждения вопросов региональной безопасности на фоне сохраняющейся напряженности между Тегераном и Вашингтоном. Атака на нефтеналивные суда у побережья ОАЭ, по словам Болтона, «была совершена почти наверняка с применением морских мин из Ирана». «Мы стараемся действовать разумно и ответственно, реагируя на Иран и его происки в регионе Персидского залива. Смысл в том, чтобы дать Ирану и его приспешникам понять, что такие действия вызовут очень жесткий ответ со стороны США», — заявил советник американского президента. 12 мая МИД ОАЭ сообщил, что четыре торговых судна стали объектами саботажа в исключительной экономической зоне государства. Атаке подверглись танкеры «Амджад» и «Аль-Марзука», принадлежащие саудовской компании «Бахри», а также танкер под норвежским флагом «Андреа Виктори»» и зарегистрированный в ОАЭ танкер «А. Мишель». Высказывались подозрения, что к нападению причастен Иран.  США в качестве сигнала Тегерану направили ударную группу ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и тактическую группу бомбардировщиков в зону оперативной ответственности Центрального командования ВС США, в которую входят Ближний Восток и Центральная Азия. В Вашингтоне подчеркнули, что не стремятся к конфликту с Ираном, но готовы защищать силы и интересы США в регионе. 24 мая Пентагон объявил, что располагает информацией о том, что Иран причастен к атакам на нефтяные танкеры у побережья ОАЭ, а также к нападению на трубопровод в Саудовской Аравии. Непонятно, откуда журналисты берут данные о таких откровениях представителей Пентагона: в реальности никто в этом ведомстве публично об этом не заявлял. Что же касается Дж.Болтона, то в данном случае мы имеем дело в неком роде с «хромой уткой». В том плане, что он проиграл некую внутреннюю гонку в американской администрации по вопросу степени жесткости реакции и политики на иранском направлении. В этой связи он поссорился с президентом Д.Трампом, и теперь все его действия надо расценивать как исправление ошибок, в том числе и с точки зрения недовольства аравийских монархий такими действиями США, которые грозят серьезными осложнениями для их нефтяной инфраструктуры и системы (пусть и хрупкой) безопасности в регионе. Собственно в этой связи аравийцы и собирались срочно в формате ЛАГ, результатом чего стало выражение самой серьезной озабоченности развитием ситуации. Д.Болтон приехал успокаивать власти аравийских монархий, но при этом снова не удержался и упомянул о каких-то иранских морских минах, о которых никто, кроме него, не знает. Даже в ОАЭ и КСА об этом не говорят.  Более того, о них не знает и американское разведсообщество, которое до сих пор не нашло никаких убедительных свидетельств  причастности иранцев к этому инциденту.

И не найдет видимо, поскольку главный тренд президента Трампа (и в этой связи недовольство политикой и заявлениями Болтона логичны) на иранском направлении — это экономическое удушение режима без всяких рисков каких-либо военных операций по типу вторжение в Ирак.  Мы уже сообщали, что такой сценарий не имеет перспектив чисто военного решения, но зато имеет все самые серьезные риски по дестабилизации ситуации на мировом нефтяном рынке. Отсюда и примирительные заявления о желании вести переговоры с Тегераном, и и о том, что среди целей США нет желания менять иранский режим, и резкая обструкция Болтона, которую, правда, в публичную сферу вынесена не была. Вместо этого его срочно отправили в Персидский залив успокаивать союзников. Но это совершенно не означает того, что в самом скором времени он может покинуть свой пост, как об этом заговорили некоторые российские обозреватели. Все попытки помощника по национальной безопасности резко усилить американский военный контингент в регионе натолкнулись на резкую негативную реакцию президента Д.Трампа. Ему пришлось даже лично выступить с соответствующими опровержениями. В результате   вместо отправки 150 тыс. военных, о чем говорили, как уже о практически свершившемся факте, объявлено об усилении контингента на 10 тыс. военных в общей сумме по всему региону. И это в основном технический состав и операторы систем ПРО, поскольку тот же Болтон сейчас в Абу-Даби успокаивает аравийцев тем, что обещает надежно прикрыть от возможных нападений проиранских сил на основные узлы социальной и нефтяной инфраструктуры. Вот ровно это и составляет весь силовой итог от всей этой истерии.  Таким образом, Вашингтон, как мы и говорили ранее, очень четко продемонстрировал свое стойкое нежелание воевать серьезно и надолго.

Интересно, что и в такой неоднозначной для себя ситуации Трамп снова пытался выжать из нее все возможное, если мы имеем ввиду сейчас чисто бухгалтерский подход к вопросам внешней политики. Администрация президента США Дональда Трампа приняла решение без одобрения Конгресса осуществить продажу вооружений Иордании, Саудовской Аравии и Объединенным Арабским Эмиратам (ОАЭ) на сумму в 8,1 млрд долларов для «сдерживания иранской агрессии». Об этом говорится в распространенном в пятницу 24 мая Госдепартаментом заявлении госсекретаря Майкла Помпео. Он принял решение воспользоваться чрезвычайным правом с целью завершить в обход американских законодателей процесс заключения «22 сделок на продажу вооружений Иордании, ОАЭ и Саудовской Аравии на общую сумму в 8,1 млрд долларов для сдерживания агрессии Ирана и наращивания потенциала самообороны партнеров». «Эти продажи будут поддерживать наших союзников, укреплять стабильность на Ближнем Востоке и помогать этим странам сдерживать и защищаться от Исламской Республики Иран», — утверждал шеф американской дипломатии. Аргументируя свое решение, он подчеркнул: «Задержка этих поставок может привести к ухудшению состояния систем [вооружений] и отсутствию необходимых деталей и технического обслуживания, что может создать серьезные проблемы <…> в период растущей нестабильности в регионе». По версии Помпео, данные «проблемы национальной безопасности усугублялись многомесячной задержкой со стороны Конгресса в деле удовлетворения этих критически важных потребностей». Такая ситуация, полагает глава Госдепартамента, ставила под сомнение надежность Вашингтона в качестве поставщика вооружений, «создавая возможности для противников США». То есть, очень цинично предпринята попытка под «эгидой нарастания иранской враждебности» окончательно преодолеть все негативные последствия «дела Хашогги», что привело в конечном счете к фактической блокировки продажи американского  оружия КСА. А это в свою очередь вызвало снижение конкурентности американских  компаний оборонно-промышленного комплекса по сравнению с европейскими коллегами. Вот собственно и весь итог всей этой антииранской  истерии, что навевает мысли о реальных предпосылках этой борьбы нервов и сознательного наращивания градуса напряжения по всему региону. Ради простого бизнес-интереса все по большому счету и затевалось, просто Болтон несколько перестарался со своей риторикой, поскольку видимо на полном серьезе поверил в вероятность нанесения по Ирану превентивных ударов. В пятницу 24 мая детали оружейных контрактов опубликовало профильное правительственное ведомство, входящее в структуру американского Министерства обороны. Оно отвечает за поставки военной техники и оружия за рубеж по межправительственным контрактам, продвижение связей между Вооруженными силами (ВС) США и других стран, оказание финансового и технического содействия иностранным партнерам Вашингтона в сфере обороны. Так, США продадут ОАЭ 20 разведывательных беспилотных летательных аппаратов RQ-21A «Блэкджек» (Blackjack) за 80 млн долларов. Кроме того, отмечается в документе, Абу-Даби получит 331 управляемую ракету к противотанковым комплексам Javelin («Джавелин») за 102 млн долларов, а также 20 004 ракеты с лазерным наведением APKWS II за 900 млн долларов. Инструкторы Корпуса морской пехоты США также проведут подготовку военнослужащих ОАЭ за 100 млн долларов. В свою очередь США проведут техническое обслуживание, ремонт и модернизацию приобретенных ранее Саудовской Аравией американских летательных аппаратов почти на 3 млрд долларов. Вооружение продается вместе с сопутствующим ему оборудованием, а также с предоставлением последующего техобслуживания. В Минобороны подчеркнули, что решение Помпео «требует немедленной продажи» данных вооружений. С точки зрения американского военного ведомства, выполнение контрактов отвечает интересам «национальной безопасности США». Помпео заявил, что намерен воспользоваться чрезвычайным правом лишь единожды, несмотря на то, что к нему прибегали и администрации предыдущих президентов. Он подчеркнул, что нынешнее правительство собирается продолжать сотрудничать с американскими законодателями и продолжит отправлять им договоренности по оружейным сделкам. «Я с нетерпением жду продолжения работы с Конгрессом по разработке разумных мер по продвижению и защите интересов национальной безопасности США в регионе», — заключил госсекретарь. Другими словами, если мы возьмем классификацию предлагаемых услуг в области ВТС, то увидим, что американцы просто «впарили» под шумок  аравийским монархиям противотанковую и разведывательную технику второго порядка. Даже в этой ситуации негласное эмбарго Вашингтона  на передачу арабам передовых оборонных технологий отменено не было.

Во всей этой ситуации остается на повестке дня главный вопрос: реальны ли сейчас какие-либо переговоры между Вашингтоном и Ираном? США считают, что Иран хочет вести с ними переговоры, и если Тегеран выразит соответствующую готовность, Вашингтон положительно отреагирует на такое предложение. Об этом заявил в понедельник 27 мая президент США Дональд Трамп перед началом переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ в Токио. Трамп о такой возможности говорил неоднократно, до этого он практически на следующий день после начала общей истерии по поводу агрессивных актов со стороны Ирана в Ираке против американских войск выразил уверенность в том, что Иран вступит в переговоры с Соединенными Штатами. По его мнению, которое он выразил тогда в Твиттере, Иран вскоре захочет начать переговоры. Рискнем предположить, что за этим стремлением не стоит ничего реального. Говорилось об этом в большей степени в качестве профилактических мер по снижению общей напряженности, не более того. Основной задачей Вашингтона в данном контексте надо полагать не стремление вести переговоры с Ираном (для этого нет пока никаких условий и предпосылок), а стремление удержать его от возможных агрессивных действий. Этим обстоятельством (и ничем иным) был вызван визит госсекретаря М.Помпео в Сочи в этом месяце. Ровно с этой целью американцы начали срочно договариваться с Японией и Кувейтом об оказании ими посреднических услуг с точки зрения разрядки обстановки. Но это направление соответствующих сигналов Тегерану, а не ведение переговоров.

Что же касается Тегерана, то он также не готов вести такие переговоры сейчас. Мы уже говорили и повторим, что не без подсказки со стороны определенных кругов из Демократической партии США (а этой прежде всего бывший госсекретарь Дж.Керри), Тегеран занял выжидательную позицию, определив для себя, что никакого прогресса в отношениях в период президентства Трампа не будет по определению.  Тегеран считает, что в текущей ситуации, когда Вашингтон вышел из ядерной сделки, никаких перспектив в переговорах с США нет. Об этом во вторник 27 мая заявил официальный представитель иранского внешнеполитического ведомства Аббас Мусави. «Мы не ведем переговоров с Америкой. Мы стоим на том, что международные законы надо уважать, и США могут вернуться [в ядерную сделку]. После их незаконного выхода ситуация совсем разладилась, и сейчас мы не видим никаких перспектив в переговорах с США. Надо ждать дальнейшего развития ситуации», — сказал Мусави, чье выступление транслировал телеканал «Пресс ТВ». Дипломат отметил, что Иран «не обращает внимания на высказывания и риторику» президента США Дональда Трампа. «Важно, чтобы слова переходили в дело и приводили к изменению подходов. Нашу политику мы строим на практических действиях», — сказал Мусави. Он также пояснил, что недавняя поездка главы МИД Мохаммада Джавада Зарифа в США и его встречи с американскими сенаторами «не являются переговорами между странами», поскольку Тегеран «не считает конгрессменов правительством США».  В середине мая текущего года духовный лидер и руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи на встрече с депутатами Меджлиса (парламента) и высшими чиновниками страны заявил, что Иран отказался от дальнейших переговоров с США, чтобы продолжить сопротивление Вашингтону.  Тегеран стремится к конструктивным переговорам со странами региона Ближнего Востока. Об этом заявил в понедельник заместитель главы иранского МИД Аббас Арагчи на встрече с министром иностранных дел Кувейта Сабахом Халидом аль-Хамадом ас-Сабахом. Арагчи находится с визитом в Кувейте. «Проведение переговоров с региональными государствами было одним из приоритетов Ирана, и мы стремимся к конструктивным переговорам со странами региона», — заявил заместитель главы иранского МИД, слова которого приводит агентство Мехр. Указав на политику Ирана по обеспечению мира и стабильности в регионе Персидского залива, Арагчи заявил, что «режим санкций США поставил под угрозу безопасность всего региона, и странам следует иметь в виду эту угрозу». В свою очередь глава МИД Кувейта подчеркнул необходимость проведения переговоров и встреч между государствами региона для преодоления кризисов. В воскресенье Арагчи посетил с визитом оманскую столицу Маскат, где провел переговоры с главой МИД Омана Юсефом бен Алауи бен Абдаллой. Как указывает Мехр, заместитель главы иранского МИД также посетит Катар.

В этой связи отметим важный нюанс. Иранцы (как и американцы) должны были со своей стороны продемонстрировать свое нежелание воевать. И они это продемонстрировали. В том числе и в рамках направления соответствующих сигналов через Кувейт и Оман, далее такая же позиция была озвучена и в Дохе. И такие сигналы американцы услышали, отсюда и пауза с вроде бы изначально срочным визитом японского премьера в Тегеран.  Сроки визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Иран пока не определены, однако его правительство намерено приложить усилия к смягчению напряженности между Вашингтоном и Тегераном. Об этом заявил в среду 29 мая на пресс-конференции в Токио генеральный секретарь кабинета министров Ёсихидэ Суга. «Мы приложим все силы к разрешению этих проблем путем диалога», — сказал он в ответ на вопрос об отношении Токио к конфронтации между США и Ираном. Генсек кабинета в целом подтвердил, что Абэ может посетить с этой целью Тегеран. «Однако сроки поездки пока не определены», — отметил он. 27 мая в ходе визита в Токио президент США Дональд Трамп заявил, что с интересом относится к идее премьер-министра Абэ в ближайшее время посетить Иран в целях смягчения напряженности между Вашингтоном и Тегераном. Глава Белого дома напомнил при этом, что лидеры Японии и Исламской Республики находятся в хороших отношениях. Ранее, по сведениям информационного агентства Киодо, вопрос о поездке Абэ в Иран обсуждался в ходе его состоявшейся 24 мая беседы в Токио с помощником президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Джоном Болтоном. Перед этим 16 мая Абэ провел в Токио переговоры с главой иранского МИД Мохаммадом Джафаром Зарифом. Японский премьер, отмечает в связи с этим Токио, намерен использовать для возможной посреднической миссии свои хорошие отношения как с Вашингтоном, так и с Тегераном. По данным агентства, визит Абэ в Иран может состояться 12-14 июня этого года. В предыдущий раз глава правительства Японии посещал Иран в 1978 году. Но вот смысла большого в этом визите уже нет. Стороны и без этого все уже друг другу через различные каналы посреднической дипломатии уже направили, а нефть закупать в Иране японцы не будут. Тогда о чем говорить?

Пакт о ненападении со странами Персидского залива, который предложил в этом контексте сделать Тегеран, очень ясный сигнал о своей позиции. За этим предложением, как и за оптимистичной риторикой Трампа, ничего внятного не стоит, никто конечно никаких пактов о ненападении заключать не собирается, и цель всех этих заявлений состоит в очень простой вещи: стороны дали соответствующие сигналы друг другу (и всему миру заодно) от том, что воевать они не хотят и не будут.  Но все сказанное совершенно не означает того, что тема каких-то серьезных ирано-американских переговоров стоит на повестке дня. Как раз эта опция сейчас не актуальна. Вашингтон четко дал понять, что он будет занимать свою прежнюю позицию экономического удушения Ирана с целью смены вектора его поведения, а иранцы будут ждать  ухода Трампа и результатов новых президентских выборов в надежде, что новая администрация вернется к условиям СВПД. Но из нынешней ситуации следует и еще один вывод. Нынешняя истерия и борьба нервов продемонстрировала те рубежи, за которые американцы в свей антииранской политике переходить не могут и не хотят. Они точно не хотят воевать или бесконечно наращивать свой контингент в регионе, что они очень четко дали понять. И вариант непредсказуемой  реакции Тегерана на усиление санкционного давления со стороны Штатов Вашингтон серьезно испугал, а это значит, что в ближайшее время усиление этого прессинга мы не увидим.  И это важно и фактически снимает с повестки дня военный вариант развития ситуации и этого глобального противостояния.

43.58MB | MySQL:92 | 1,285sec