О выборах президента Иракского Курдистана

28 мая парламент Иракского Курдистана на своем заседании, которое бойкотировали депутаты от Патриотического союза Курдистана (ПСК), представители Исламского союза Курдистана и Исламской группы Курдистана, большинством в 68 голосов на пост президента региона был избран заместитель председателя Демократической партии Курдистана (ДПК) Нечирван Барзани.

ПСК, вторая по величине политическая партия Иракского (да и всего, условного) Курдистана бойкотировала это мероприятие в знак «отсутствия хоть каких-либо намеков о намерении исполнить ранее заключенные соглашения между ней и ДПК».  29 мая, политбюро ПСК собралось на заседание с тем, чтобы рассмотреть вопрос об остановке политического процесса в регионе. Речь идет, по словам участников заседания о полном выходе ПСК из любых властных структур, будь то парламент, правительство или администрация президента.

В качестве главной причины руководство ПСК назвало отказ ДПК от одного, из ранее согласованных вариантов, где стороны договорились поддержать кандидата от ПСК на выборах губернатора провинции Киркук.

«Речь в настоящий момент не идет о том, что в Курдистане сложится двоевластие, но мы не беремся предсказать, как будут развиваться события в дальнейшем», — так прокомментировали происходящие в руководстве ПСК.

Спикер от ПСК, Латиф Шейх Омар, озвучивая прессе коммюнике политбюро ПСК, пояснил, что избрание Н.Барзани на пост президента «состоялось без участия фракции ПСК, что ставит на повестку дня существование новой реальности в отношении президента региона и формирования нового состава правительства, где, теперь, возможны различные варианты».

«Ранее, как известно, между нами и ДПК существовал ряд соглашений: например, о проблемах, стоящих в отношении с федеральным центром, и о механизме распределения властных полномочий, что предполагало формирование определенного политического баланса. Мы отнесли к таким договоренностям и вопрос о выборах губернатора провинции Киркук, однако, до сих пор, мы не увидели ни одного признака прогресса в этом направлении. Что касается досье по выборам в Киркуке, то там мы столкнулись с интригами со стороны ДПК», — такие подробности решения депутатов и руководства своей партии привел Л.Ш.Омар. В результате такой политики ДПК, фракция от ПСК отказалась от участия в голосовании.

В результате, из 81 присутствовавших депутатов, 68 проголосовали за кандидатуру Н.Барзани.  Внук курдского национального героя Мустафы Барзани, сын Идриса Барзани и племянник бывшего президента Иракского Курдистана и главы Демократической партии Курдистана Масуда Барзани ранее возглавлял правительство Иракского Курдистана.

ДПК, в свою очередь, отвергла все заявления, сделанные ПСК, назвав их «содержащими многочисленные скрытые угрозы».

Заместитель главы фракции ДПК в парламенте, Умид Хушна заявил, что «мы не хотели, чтобы обстановка развивалась в этом ключе и ожидаем официальной позиции политбюро ДПК». «Все ранее озвученные соглашения будут выполняться»,- сказал он.

Кроме ПСК бойкот голосованию объявили депутаты от фракции «Новое поколение». Они не согласны с расширением полномочий президента региона. Что касается позиции членов «Движения за перемены» («Горран»), то они проголосовали за кандидатуру Н.Барзани.

Али Хама Салех, глава фракции «Горран» рассказал журналистам, что ее члены приняли участие в процедуре, в рамках соглашений с ДПК об участии в составе правительства, выразив надежду на осуществлении реформ в исполнительной и законодательной властях, о чем они «договаривались с ДПК».

Согласно регламенту, избранный президент должен поручить представителю от ДПК формирование правительства, на что выделено 30 дней.

Это первый раз, когда президента Иракского Курдистана выбирали таким образом, после утверждения парламентом новых положений об избирательной процедуре и изменениях в порядке президентских выборов.

Хотя «Горран» и участвовала в голосовании, ряд ее высших функционеров, в частности Амин Бакр, выступили с критикой «превращения семьи Барзани в монополиста, контролирующего и правительство, и президентскую администрацию».

Итак, не то, чтобы совершенно внезапно, скорее, ожидаемо, консенсус между ДПК и ПСК закончился, толком не успев реализоваться в какое-то подобие действующей государственной структуры. Ведущим политическим силам Иракского Курдистана выгодно положение правового неорганизованного пространства, в котором очень комфортно решать разные вопросы, связанные с распределение доходов от продажи нефти.

В отсутствии общей для всех курдов угрозы в лице террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), они решили продолжить прежний курс, когда регион, де-факто, стал чем-то средним между огромным полулегальным «офф-шором», казино и полулегальным оружейным рынком.

К сожалению, этот пример подтверждает давнее утверждение, о том, что если охарактеризовать курдских политиков одним словом, имея ввиду наиболее характерную их черту, то этим словом является «алчность». Исторически, она и есть основное препятствие для реализации общекурдского проекта и обретения курдами государственности. Таковую всегда предпочитали продавать, вне зависимости, кто предлагал плату: турки, власти в Багдаде, или американские военные и политики в Сирии.

51.99MB | MySQL:104 | 0,757sec