Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (27 мая – 2 июня 2019 года)

В регионе на минувшей неделе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. Вооруженные конфликты различной степени интенсивности продолжаются в Сирии, Афганистане, Йемене, Ливии Ираке и Сомали. Напряженность сохраняется вокруг Ирана. Кнессет (парламент) Израиля утвердил закон о самороспуске и назначил новые выборы.

30 мая в Мекке прошли чрезвычайные саммиты стран-членов ССАГПЗ и ЛАГ, созванные по инициативе саудовского короля Сальмана для обсуждения обострившейся обстановки в регионе. Главной темой обеих встреч стала угроза Ирана безопасности арабских государств, его вмешательство в их внутренние дела и поддержка организаций и группировок в их подрывной деятельности. Созыв форумов на высшем уровне призван был продемонстрировать Тегерану единство арабов и их готовность к решительным действиям. Саммит ССАГПЗ настоятельно призвал мировое сообщество «помешать Ирану получить ядерный потенциал» и решительно выступить против действий иранского режима, а также отметил стремление аравийских монархий стабилизировать ситуацию в сфере безопасности в зоне Персидского залива. Тегеран же призвали «проявить мудрость и прекратить разжигание межрелигиозных конфликтов, … а также соблюдать международные конвенции и уважать суверенитет иностранных государств». Страны ССАГПЗ резко осудили совершенные в мае диверсии против коммерческих судов рядом с территориальными водами ОАЭ и атаку беспилотников йеменских хоуситов на нефтепровод в КСА. Многие в регионе, в первую очередь Эр-Рияд, обвинили в причастности к этим нападениям Иран. На саммите ЛАГ арабские государства выразили полную солидарность с КСА и ОАЭ в противодействии Ирану, осудив все последние нападения в регионе, и поддержав их любые действия для защиты территории. В то же время Ирак не поддержал итоговое заявление саммита ЛАГ с осуждением «агрессии» Ирана и его «вмешательства» во внутренние дела стран региона. МИД Ирана отверг и осудил позицию арабских стран, считающих, что Тегеран вмешивается во внутренние дела государств Персидского залива. Аналогичную позицию заняла Сирия.

Состоявшийся 31 мая в Мекке очередной саммит Организации исламского сотрудничества обсудил палестинскую проблематику в свете готовящейся США «сделки века», ситуацию в Сирии, Йемене, Ливии, Судане и Алжире, а также проблемы противостояния исламофобии и мусульманских меньшинств в разных странах. Затронуто было и иранское досье. ОИС призвала своих членов принять надлежащие меры против стран, которые перенесли свои посольства в Иерусалим, подтвердила свою дальнейшую «принципиальную поддержку палестинского народа в достижении его неотъемлемых национальных прав, включая право на самоопределение и создание независимого и суверенного палестинского государства на границе 1967 г. со столицей в Иерусалиме». В заключительном коммюнике саммита ОИС указывается на необходимость сохранения единства и территориальной целостности Сирии, содержится призыв к полному уходу Израиля с оккупированных сирийских Голанских высот и выражается осуждение любых попыток изменить их правовой и демографический статус, в частности, решение США по этой территории. Были осуждены «продолжающиеся нарушения» Израилем суверенитета Ливана, а также заявлено о поддержке «выбора суданского народа».

Израильский Кнессет 30 мая утвердил большинством голосов закон о самороспуске и назначил первые в истории страны повторные парламентские выборы на 17 сентября. Это произошло после того, как в полночь 29 мая истек срок, отведенный законом премьеру на формирование новой правительственной коалиции по итогам выборов 9 апреля. Закон о самороспуске парламента выдвинул глава правительства Б. Нетаньяху, чтобы гарантировать, что президент Израиля Р. Ривлин не передаст право формирования коалиции другому депутату. Нетаньяху также возложил ответственность за провал коалиционных переговоров на лидера партии русскоязычных израильтян «Наш дом – Израиль» А. Либермана, конфликт которого с двумя ультрарелигиозными партиями ШАС и «Яхадут ха-Тора» вокруг порядка утверждения законопроекта о призыве ортодоксальных иудеев в израильскую армию стал камнем преткновения в процессе формирования правительства.

США продолжают оказывать давление на Иран, чтобы вынудить Тегеран пойти на переговоры о заключении нового соглашения взамен Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Анализ складывающейся на текущий момент обстановки показывает, что США, вероятнее всего, «выбрали вариант действий по экономическому удушению Ирана с целью снижения его экономического и военного потенциала, повышения недовольства населения, усиления сепаратистских тенденций в стране и свержения действующей власти в результате дестабилизации внутренней обстановки. В описанном выше сценарии прямое военное вмешательство со стороны США не предусматривается».

США стремятся к тому, чтобы Иран был неядерным государством, и не намерены менять власть в этой стране, заявил 27 мая президент Д. Трамп. Он выразил надежду, что Тегеран в конечном итоге пойдет на сделку, «и ситуацию удастся урегулировать». «Мы продолжим оказывать максимальное давление на иранский режим, чтобы не дать ему средств для продолжения деструктивной внешней политики и заставить режим вести переговоры по полномасштабной сделке, которая будет отвечать на весь спектр его злонамеренной деятельности», — заявили в Госдепартаменте США. Америка отправила на Ближний Восток дополнительные военные силы в связи с возможными угрозами нового типа со стороны Ирана по отношению к Ираку, Йемену и странам Персидского залива, заявил 25 мая председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал Д. Данфорд. По его словам, «военная сила в данном случае играет роль фактора сдерживания». Администрация Д. Трампа пригрозила применить санкции к Германии, Великобритании и Франции, если те начнут использовать механизм платежей INSTEX (Instrument in Support of Trade Exchanges), созданный для обхода эмбарго на иранскую нефть. В то же время США не будут препятствовать поставкам в Иран по линии INSTEX гуманитарных и других, не подпадающих под американские санкции товаров. Госсекретарь США М. Помпео заявил 2 июня, что Вашингтон готов начать переговоры с Тегераном без предварительных условий, отметив, что Иран для этого должен вести себя «как нормальная страна».

Иран может сесть за стол переговоров с США в случае выполнения американцами ряда условий, заявил 29 мая президент ИРИ Х. Роухани. Для этого Белому дому необходимо снять все ограничения с Тегерана, отказаться от политики притеснения республики, а также вернуться к выполнению договоренностей по СВПД. В то же время верховный лидер ИРИ А. Хаменеи исключил вероятность начала переговоров с США в связи с тем, что такие переговоры, по его мнению, не приносят ничего, кроме вреда. Он также призвал власти ИРИ использовать «инструменты давления» на США, в том числе научные и ядерные, в ответ на проводимую США политику в регионе. Иран не планирует разрабатывать ядерное оружие, так как это сопряжено с большими расходами и противоречит религиозным убеждениям, отметил 29 мая Хаменеи.

Заместитель главы МИД России С. Рябков заявил 29 мая, что диалог между Тегераном и Вашингтоном по проблематике иранской ядерной сделки поможет снизить напряженность, которая существует сегодня между сторонами. Рябков отметил, что РФ «не сомневается в новых шагах Ирана по приостановке обязательств в рамках ядерной сделки, если не удастся восстановить ее баланс». Позиция России в отношении Ирана включает предостережение от опрометчивых шагов по свертыванию ядерной сделки, заявил Рябков. При этом Москва предостерегла Тегеран от выхода из ДНЯО.

Иран остается в рамках основных положений, установленных ядерной сделкой, говорится в квартальном докладе МАГАТЭ.

На северо-западе Сирии по периметру идлибской зоны деэскалации продолжаются перестрелки между правительственными войсками САР и боевиками запрещенной в РФ группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России). Одновременно авиация ВКС РФ и ВВС Сирии наносят удары по позициям ХТШ и союзных группировок в идлибской зоне. Россия может гарантировать, что Идлиб не станет второй Раккой с масштабной боевой операцией, заявил 28 мая зам. главы МИД РФ С. Вершинин. Тем временем США и их западные союзники продолжают призывать РФ и власти Сирии прекратить проведение наступательных операций в Идлибе. ХТШ доминирует в провинции Идлиб, заявил 29 мая спецпредставитель генсека ООН по Сирии Г. Педерсен. По его словам, формирование эффективного международного формата по сирийскому урегулированию остается приоритетным направлением для ООН. По мнению Анкары, «нарушение перемирия со стороны режима [Асада] не соответствует идлибскому меморандуму, духу астанинского формата и может привести к новому гуманитарному кризису». Президент России В. Путин обсудил 30 мая по телефону с президентом Турции Р. Т. Эрдоганом ситуацию в Сирии. «Отмечена важность наращивания совместной работы в целях стабилизации в провинции Идлиб, включая принятие эффективных мер по нейтрализации террористических группировок». В Кремле считают, что согласно договоренностям, ответственность за прекращение огня в Идлибе лежит на Турции. 31 мая В. Путин обсудил с постоянными членами Совбеза России ситуацию в Идлибе и выразил обеспокоенность продолжающимися террористическими актами в регионе.

31 мая Пентагон сообщил об «ощутимом сокращении» численности военного контингента в Сирии, не предоставив при этом точных данных о количестве американских военнослужащих, которые остались на территории САР. Представители Пентагона говорят, что сейчас невозможно говорить о каких-то конкретных сроках окончательного вывода войск из Сирии, так как это зависит от ситуации на местах.

27 мая и 2 июня Израиль в ответ на обстрелы с территории Сирии нанес ответные удары по военным объектам в провинции Эль-Кунейтра и южнее Дамаска.

28-29 мая в Судане прошла всеобщая забастовка, организованная ведущим оппозиционным альянсом «За свободу и перемены», который таким образом решил выразить свой протест против отсутствия прогресса на переговорах с Военным советом о будущем страны. Акция охватила главным образом столичный регион. Многие провинции отказались присоединиться к всеобщей забастовке. Со своей стороны, Военный совет Судана подтвердил готовность  продолжать диалог с оппозицией о передаче власти в стране, но с участием всех сторон без исключения. Командование ВС Судана заявило 30 мая, что армия намерена принять меры против лагеря участников акций протеста в центре Хартума, который превратился в угрозу правопорядку и безопасности. В Хартуме 1 июня военная полиция впервые открыла огонь по протестующим у моста Нил аль-Азрак. Полицейские пыталась разобрать установленные митингующими баррикады, а демонстранты вступили с ними в потасовки. После этого военные открыли огонь.

2 июня Конституционный совет Алжира объявил невозможным проведение президентских выборов в стране 4 июля из-за отсутствия кандидатов. В этой связи Конституционный совет решил продлить полномочия А. Бенсалаха на посту временного главы страны до избрания нового президента.

На минувшей неделе в Москве и Анкаре подтвердили, что задержек с поставками российских ЗРС С-400 в Турцию нет. Тем временем Белый дом не стал ни подтверждать, ни опровергать сообщения турецких СМИ о том, что президент США Д. Трамп позитивно отнесся к предложению президента Турции Р. Т. Эрдогана сформировать совместную рабочую группу для разрешения разногласий по поставкам С-400.

Помощник госсекретаря США по Ближнему Востоку Д. Саттерфилд передал 28 мая главе МИД Ливана Д. Басилю израильское согласие на проведение переговоров по делимитации сухопутной и морской границы. Израиль ответил положительно на предложение Бейрута, чтобы такие переговоры проходили под эгидой ООН. Что касается США, то, как заявил американский дипломат, они будут выполнять роль посредника.

 

Приложение

О некоторых особенностях военной доктрины Египта

Современная военная доктрина Египта носит оборонительный характер. В ее основе лежит «принцип сдерживания», поддержания военного равновесия с окружающими государствами «на суше, в воздухе и на море» с целью вынудить их отказаться от применения силы против АРЕ. Считается, что военная организация государства «должна обеспечивать территориальную целостность страны, защищать ее население, сохранять суверенитет, обеспечивать достижение стратегических целей, предотвращать внешние и внутренние угрозы и бороться с терроризмом». При этом в настоящее время египтяне оценивают возможность прямой военной агрессии со стороны другого государства как невысокую. В то же время нестабильность у соседей (Ливия, Судан, палестинские территории) может привести к развязыванию пограничных конфликтов с перерастанием их в локальные и крупномасштабные войны. Одновременно в Каире считают, что в ближайшие 10-20 лет обстановка в регионе может кардинально измениться и межгосударственные конфликты вновь станут реальностью. Причем эти конфликты станут опаснее, чем угрозы со стороны повстанцев или террористов. Поэтому важнее готовится к войнам с регулярными армиями. Сам же Египет не собирается начинать военные действия без прямой угрозы национальной безопасности.

Очень серьезным вызовом являются действия экстремистских и террористических группировок непосредственно на территории Египта, что представляет прямую угрозу безопасности и стабильности правящего режима. Отметим также, что официальные взгляды на использование вооруженных сил позволяют их использование внутри страны для подавления антиправительственных выступлений, массовых беспорядков и ликвидации последствий техногенных и экологических катастроф.

В Каире считают, что египетская армия должна являться надежным гарантом региональной безопасности и стабильности – «именно эта ее роль должна быть главной». Важнейшим условием решения задач, поставленных в сфере обороны и безопасности, руководство АРЕ считает наращивание мощи национальных вооруженных сил и военно-промышленного комплекса. На сегодняшний день ВС Египта (486 тыс. человек) являются крупнейшими в арабском мире и Африке. Они в основном технические хорошо оснащены, а египетский ВПК занимает одно из первых мест на Ближнем Востоке. Вооруженные силы являются важным внешнеполитическим ресурсом АРЕ. Каир использует статус самой сильной в военном отношении арабской и африканской страны для повышения престижа Египта в регионе, а также привлечения внешней помощи.

Не исключается полностью и возможность возникновения вооруженного конфликта с Израилем, хотя такой сценарий считается крайне маловероятным. Этого не желают ни в Египте, ни в Израиле. Тем не менее, основная группировка ВС АРЕ дислоцируется в районе между Суэцким каналом и Каиром с задачей отражения израильского нападения. С точки зрения Египта, военное доминирование Израиля в регионе создает потенциал нестабильности, служит рычагом для политического давления на арабов. Отсюда делается вывод о том, что мир с Израилем держится на сохранении баланса сил, а если этот баланс нарушается, то мир может рухнуть. Предметом особой озабоченности и беспокойства египтян является наличие у Израиля ядерного оружия, что не подвергается сомнению.

Военно-доктринальные взгляды руководства АРЕ не исключают возможность участия египетской армии в локальных войнах и вооруженных конфликтах в Африке и на Ближнем Востоке. Здесь наиболее важной задачей считается обеспечение водной безопасности страны, недопущение посягательств на ее водные ресурсы. В региональных вооруженных конфликтах предусматриваются действия ВС АРЕ как самостоятельно, так и в составе коалиционных группировок. К дружественным государствам в регионе в Каире относят аравийские монархии, прежде всего Саудовскую Аравию и ОАЭ, а также Иорданию. Египет не намерен отказываться и от развития отношений стратегического партнерства с США, и будет «продолжать тесное военное и разведывательное сотрудничество» между двумя странами. Получают развитие отношения с Россией, в том числе в военной сфере.

По взглядам военно-политического руководства Египта, оборонительная стратегия государства должна основываться на совокупной мощи вооруженных сил, в том числе: на сухопутных войсках, «способных оборонять и защищать египетские границы на всем протяжении и защищать национальные интересы страны; на ВВС и войсках ПВО, способных защищать национальное воздушное пространство; на ВМС и силах береговой обороны, способных защищать египетское побережье, жизненно важные морские пути в Средиземном и Красном морях, защищать порты страны». При всем этом структура и дислокация египетских ВС должны отвечать складывающемуся «стратегическому балансу» в регионе.

Египетское руководство считает, что национальные вооруженные силы следует поддерживать в высокой степени боеспособности и боеготовности. Это обусловлено сохранением в регионе угроз и вызовов Египту, военным превосходством Израиля над АРЕ, необходимостью наличия «оборонительного зонтика» для экономического развития страны и реализации крупных экономических проектов, необходимостью международного использования силы на Ближнем и Среднем Востоке, в Африке.

По египетским оценкам, главным фактором, определяющим размеры вооруженных сил страны, является региональный баланс сил. На численность армии оказывают также влияние количество и качество вооружения, планы оперативного использования ВС, стратегические цели государства, отношения с другими странами региона, наличие эффективных военно-политических союзов. Большое значение для определения необходимых оборонных нужд имеет способность государства находить источники помощи на региональном и международном уровне. В целом же на сегодняшний день египетская армия во многом сохраняет традиционный облик, ориентированный преимущественно на ведение боевых действий с регулярными армиями других государств. Отмечается, что в сохранении такого облика египетских ВС «не последнюю роль играет инерционность мышления генералитета, который привык готовить армию к большой войне». В то же время закупаемые за рубежом крупные партии тяжелого вооружения «малоэффективны в рамках борьбы египетских силовиков с террористическими вызовами на Синае и в районе ливийской границы». Причем «фактически, только немногие из недавних сделок с оружием непосредственно касаются реальных потребностей армии на Синае, где египетские войска в основном ведут кампанию с устаревшими морально и технически возможностями и оборудованием».

При этом в настоящее время север Синая фактически представляет собой театр военных действий. Египетская армия и другие силовые структуры пытаются очистить полуостров от многочисленных вооруженных и террористических группировок, перерезать пути, по которым боевики и оружие попадают на Синай. Вместе с тем, несмотря на принимаемые властями меры, добиться значительных успехов в борьбе с джихадистами и их союзниками пока не удается. Военные не в состоянии уничтожать крупные опорные базы террористов и блокировать пути их снабжения. Развитие ситуации на полуострове указывает на то, что борьба здесь будет затяжной.

Президент А. Ф. ас-Сиси неоднократно заявлял, что безопасность арабских стран зоны Персидского залива и защита навигации в Красном море и Баб-эль-Мандебском проливе являются приоритетом национальной безопасности Египта. АРЕ участвует в арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией, которая с 2015 г. проводит военную операцию против шиитских мятежников-хоуситов в Йемене. При этом Каир не стал посылать войска в эту страну, ограничившись направлением в район Адена небольшого отряда боевых кораблей. Египет также заявляет о своей приверженности политическому урегулированию йеменского конфликта. В то же время имеется информация о том, что Каир не желает участвовать в Ближневосточном стратегическом альянсе (MESA, «арабская НАТО»), создание которого лоббирует нынешняя администрация США. В состав MESA планируется включить шесть стран Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, КСА), а также Египет и Иорданию. Эксперты подчеркивают, что Египет «не хотел бы становиться вечным сателлитом КСА и ОАЭ, несмотря на партнерские отношения с аравийскими монархиями». К тому же «в Каире не уверены в том, что Трамп, затеявший игру с арабским НАТО, будет переизбран на второй срок».

В целом военно-доктринальные установки, принятые в Египте, в ближайшей перспективе вряд ли подвергнутся существенным коррективам. Руководство АРЕ в условиях перманентно сложной и нестабильной обстановки на Ближнем Востоке и в Северной Африке продолжит курс на дальнейшее укрепление обороноспособности египетского государства и повышение боевой мощи его армии.

52.58MB | MySQL:102 | 0,318sec