О результатах внешнеэкономической деятельности Алжира

Неутешительной статистикой признал ряд независимых экспертов данные, опубликованные на прошлой неделе Генеральным таможенным директоратом Алжира и касающимися сальдо расходов на импорт и доходов от экспорта. За первые четыре месяца этого года дефицит импортно-экспортных операций страны составил 1,84 млрд долларов США. Сразу оговоримся, что за аналогичный период прошлого года, эта сумма была определена в 1,83 млрд, то есть, казалось бы, увеличение незначительное, однако сама тенденция формирования дефицита за последние несколько лет, ее динамика, свидетельствуют о его постоянном росте. Что в свете положения вещей и прогнозов по состояния цен на энергоносители означает углубление финансового тупика для Алжира. Со всеми вытекающими последствиями.

Вот какие подробности приводятся в отчете, подготовленным контрольно-аналитическим департаментом алжирской таможни: в январе-феврале 2019 года экспорт алжирских товаров составил 13,33 млрд долларов США, по сравнению с 13,53 млрд в прошлом году, то есть, снизился на 1,5%. Импорт также сократился: с 15,37 млрд долларов США до 15,17 млрд.

Потребности страны в импортных товарах за первый квартал, если сравнивать с аналогичным показателем за прошлый год, были обеспечены на 88%. Что касается продажи на экспорт нефти и газа, основных источников дохода, составляющих в структуре экспорта Алжира 93,54% , то их в первом квартале было продано на 12,47 млрд долларов, меньше на 0,71% по сравнению с вырученными годом ранее,12,55 млрд долларов. Не нефтяной экспорт, главным образом, это сельскохозяйственная продукция, рыба, вино, цитрусовые, текстиль, некоторые виды масел, кондитерские изделия, — этих товаров было реализовано на 861,87 млн долларов США. Снижение по сравнению с первым кварталом 2018 года составило 6,46%, тогда на экспорт было отправлено товаров на сумму в 975,01 млн долларов.

В данной группе экспорт необработанных товаров, главным образом, плодовоовощной продукции и цитрусовых составил 617,37 млн долларов США (в прошлом году – 747,02 млн), снижение составило 17,35%,. Произведенного продовольствия: масел, кондитерской продукции, сахара, консервов, табачных изделий, вин и соков, было экспортировано на 161,7 млн долларов США, вот здесь отмечен рост на 16,4 % (от 138,92 млн долларов экспортной выручки за аналогичный период 2018 г). Что касается непродовольственной промышленной продукции, то ее было продано на 31,8 млн долларов, или на 6% меньше, чем в прошлом году (33,82 млн долларов США).

Промышленных сырьевых товаров: кож, строительных материалов и пр. было экспортировано на 38,38 млн долларов США, на 8,57% меньше, чем в 2018 году (42,47 млн долларов выручки). Потребительских непродовольственных товаров, текстиля, косметических средств, обуви и пр. было экспортировано на 12,01 млн долларов США, что меньше на 5,48%, прошлогоднего результата в 12,7 млн долларов.

Таким образом, практически везде в структуре экспорта Алжира налицо спад. Единственная группа, где отмечен рост – переработанной пищевой продукции, свидетельствует о некотором эффекте от инициатив по повышению местного производства. Мы уже приводили ранее пример организации в одной из провинций выпуска варенья, пастилы, джемов из фиников, то же самое можно сказать относительно увеличения выпуска печенья, консервов, в том числе рыбных, различных соусов и приправ, крупяных изделий, всего этого в Алжире стали выпускать больше. В целях импортозамещения, прежде всего.

Теперь что касается импорта. Здесь наибольшее сокращение – в 61%, отмечается по импорту топлива и ГСМ. Возможно, покажется странным, но и  Алжир и, соседняя Ливия, всегда закупали некоторые виды горюче-смазочных материалов за рубежом, например, высокооктановый бензин, газ бутан, авиационный керосин, дизельное топливо. Из семи «топливных» позиций алжирского импорта, три подверглись секвестру, и, прежде всего, бензин с высоким октановым числом, закупки сокращены на 60,88% и составили 212,95 млн долларов США, по сравнению с 544,30 млн, в первом квартале 2018 года.

Импорт продовольствия снизился с 3,178 млрд долларов США в прошлом году, до 2,187 млрд, или на 11,35 %. Со 190,37 млн долларов США до 174,84 млн (на 8,15%) сокращены закупки удобрений, пестицидов и различных материалов для сельского хозяйства.

Незначительный рост зафиксирован в группах сырьевого импорта (4,31%), готовой промышленной продукции (3,35%), первично обработанной продукции, полуфабрикатов (5,28%). В стоимостном выражении самая дорогая из этих групп (готовые промышленные товары и изделия) исчисляется в 5 млрд долларов.

Основными импортерами алжирской продукции в первом квартале 2019 года являются Италия (2,395 млрд долларов США), Франция (1,7 млрд), Испания (1,67 млрд долларов), США (1,17 млрд долларов) и Турция (918,86 млн долларов). Разумеется, все они покупают, прежде всего, нефть и газ.

Ведущими экспортерами для страны остаются Китай (почти 3 млрд долларов США), Франция (1,5 млрд долларов), Германия (1,18 млрд долларов) и Италия (1,13 млрд долларов).

Оценивая эти данные, эксперты делают вывод: производить в Алжире стали меньше, продавать тоже, и дешевле, чем раньше, а сокращение основных импортных групп носит вынужденный характер и упирается в необходимость обеспечения их на минимально необходимом уровне, за которым начнется ухудшение социально-экономического положения, итак незавидного.

Выбор перед алжирскими властями, на самом деле, стоит уже давно, и он невелик. Им надо срочно, что называется «уже вчера» начинать развивать нефтехимический сектор и в разы повышать степень переработки нефти и газа. По нашей оценке, они с этим опоздали. Ведь учитывая, стоимость и сроки проведения подобных мероприятий, вряд ли они успеют воплотить их к рубежу 2021 – 24 гг., когда газа на европейском рынке может стать столько, что цена на него, по самым оптимистичным прогнозам, может снизиться на 10-15%. И второе – маловероятное, учитывая особенности алжирского государственного устройства, это срочно, не менее чем на треть, сократить военные расходы, чрезмерные, не побоимся этого определения, чудовищные для состояния реальных угроз для этой страны. Никакое накопленное количество танков или истребителей не поможет предотвратить гражданскую войну, в этом плане у М.Каддафи, в свое время, было еще больше самого разного оружия, что не позволило ему сохранить страну и власть. А вот сожрать ее такое количество военных и сотрудников спецслужб, вполне в состоянии, особенно, если ресурсная база, в виде дорогих нефти и газа, тает на глазах. При этом, предпочтения алжирских военных, порой, напоминают вещи за гранью понимания, сравнимые с коллекционированием, например, сотен танков и БМП, притом что у них есть и структурные диспропорции, вроде крайне изношенного парка военно-транспортной авиации, и явно имиджевые, ненужные вещи, вроде десантных вертолетоносцев, огромная номенклатура оружия и военной техники, требующей множества различных запасных частей, все этом мало соотносится и с гипотетическим конфликтом с Марокко, и с ливийским сценарием для Алжира: будь он начат, дело придется иметь с коалицией, заведомо превосходящей по силам и возможностям алжирских военных. Что до местных и соседних исламистов и сепаратистов, то для них Т-90 и модернизированные БМП не являются угрозой. Все предыдущие конфликты в Северной Африке хорошо доказали несостоятельность и низкую эффективность применения крупных механизированных и танковых частей – для них просто нет подходящих целей и объектов, в вот местные климат и расстояния, логистические проблемы, нехватка воды и ГСМ, плюс мобильные действия партизанского характера, минирование и т. п., быстро способны превратить в утиль любое количество самой современной техники. Сомневающимся предлагаем посетить район Тибести в Северном Чаде, там до сих пор ржавеют десятки уничтоженных и брошенных ливийских танков, БМП, орудий и много другого.

Ближайшие месяцы станут определяющими для того, по какому пути двинется Алжир дальше. Пока что, все действия его военно-политической верхушки, по нашей оценке, направлены на сохранение собственных власти и влияния, но никак не на реформирование экономики и политической структуры страны.

51.47MB | MySQL:101 | 0,359sec