Об особенностях внешней политики администрации президента США Д.Трампа применительно к Ближнему Востоку

ИТАР-ТАСС опубликовал на днях пространный комментарий своего аналитика А.Шитова в отношении темы реального источника угрозы миру. В основе стояла последняя полемика в американском экспертном и политологическом сообществе. В этой связи есть смысл остановится на главных пунктах этой полемики и комментариев обозревателя на эту тему, тем более что это касается напрямую Ближнего Востока. «Самые катастрофические и ненужные американские войны обычно начинаются с по-настоящему большой лжи о том, будто они оборонительные, а не наступательные». В этой фразе не было бы ничего особенно примечательного, если бы не личность того, кто ее написал. Бен Родс — бывший спичрайтер и ключевой внешнеполитический советник 44-го президента США Барака Обамы. Саморазоблачительная цитата — его ответ на военные угрозы в адрес Ирана, звучавшие недавно из уст преемника Барака  Обамы в Белом доме Дональда Трампа и сенатора-республиканца Линдси Грэма. Как сейчас модно в Вашингтоне, и угрозы, и ответная реплика распространялись через Твиттер. Родс знает цену словам, и его признание насчет американских войн (одно только «обычно» чего стоит!), на наш взгляд, заслуживает того, чтобы обратить на него внимание. Особенно если вспомнить, что тому же Обаме была в свое время авансом присуждена Нобелевская премия мира. Но он совершенно не оправдал ожиданий: продолжал бомбить Ирак и Афганистан, а затем принялся бомбить еще и Ливию и Сирию. В то время его помощники, разумеется, не произносили ничего похожего на то, что Родс написал теперь в пылу заочной полемики с Трампом. Который, кстати, пока еще новых войн не начинал, хотя и своего намерения вывести из той же многострадальной Сирии американские войска не выполнил. За что его только что публично отчитал аналитик из вашингтонского Института Катона Дуглас Бандоу — бывший специальный помощник 40-го президента США и кумира американских консерваторов Рональда Рейгана. В комментарии, опубликованном на страницах журнала «Нэшнл интерест», он выражает мнение, что нынешняя вашингтонская администрация, по сути, продолжает проводить ту же внешнюю политику, что и ее предшественники, хотя и ожидает иных результатов. «Это лучшее определение безумия», — подчеркивает автор (совершенно не продолжает, а Трамп трансформировал ее кардинально, о чем мы скажем ниже. Если Бандоу кумир и ведущий аналитик, то нам жалко адресатов его анализов — авт.). Напоминая о сохраняющемся военном присутствии США в Сирии и Афганистане, он пишет: «Более того, администрация Трампа наращивает развертывание своих военных сил и средств в Европе. К тому же Вашингтон ужесточает экономические санкции против Кубы, Ирана, Северной Кореи и России и даже вводит кары против новых стран, а именно Венесуэлы»  (нигде наращивание американских сил не наблюдается, более того идет обратный процесс, а экономические кары — это суть политики Д.Трампа, и этим обстоятельством он кардинально отличается от Б.Обамы — авт.). Кстати, тема американского вмешательства в Венесуэле и других странах затрагивалась утром в четверг на встрече президента России с главами мировых информационных агентств. «Мы осуждаем такие действия, — сказал Владимир Путин. — Тем более военное вмешательство — это вообще катастрофа». Российский лидер добавил, что, насколько ему известно, сторонников военной интервенции в Венесуэле нет даже среди тех ее соседей, которые критически относятся к действующему правительству этой страны. Рискнем предположить, что их нет и в самой американской администрации.

В целом Бандоу оценивает внешнюю политику США за последнюю «пару десятилетий», как «катастрофическую», «спесивую» и «смертоносную». Худший ее недостаток он видит в том, что она «игнорирует неизбежные последствия зарубежных интервенций» США, включая «подъем терроризма против Соединенных Штатов» и появление «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Отметим, что политика Трампа кардинально от этих глупостей отличается. Цитируя известное одиозное высказывание экс-госсекретаря США Мадлен Олбрайт о том, что гибель полумиллиона детей может быть «приемлемой ценой» американских санкций (речь шла об Ираке еще до американского вторжения в эту страну — авт.), Бандоу пишет, что потому-то люди по всему миру и ненавидят США. «Они думают, что простые американцы сами их ненавидят», — подчеркивает он. Описываемый им период американцы привычно считают временем своего единоличного господства (по их терминологии — «лидерства») во всем мире после распада Советского Союза и прекращения идеологического противостояния между Востоком и Западом. А.Шитов сам в то время работал в Вашингтоне и наблюдал за тем, как сменявшие друг друга администрации США пытались бороться с усилением антиамериканских настроений в мире.  Все эти попытки неизменно заканчивались провалом, причина которого на взгляд со стороны была очевидной. Проблема заключалась в самой политике США, а не в том, что окружающий мир неправильно ее понимает и воспринимает. Но именно это вашингтонские пропагандисты, включая того же Родса, наотрез отказывались признавать.  Собственно, отказываются и до сих пор. И потому положение не меняется. «Если провести опрос по всей планете и спросить, от какой страны исходит наибольшая угроза миру, то люди не назовут Иран, Россию или Китай, — заявил на днях в сетевом интервью известный американский журналист-диссидент, живущий в Бразилии, Гленн Гринуолд. — Они скажут — от США». Аргумент убийственный: спросите наших «демократов», они скажут «от России». Когда у тебя в стране печатный станок основной мировой валюты, совершенно не важно, любят тебя в мире или нет.

В этой связи отметим несколько моментов, которые являются принципиальными для внешней политики Трампа, и прежде всего в регионе Ближнего Востока.

  1. В отличие от всех предыдущих американских администраций политика нынешней администрации носит четко акцентированный антииранский и произраильский характер. Все действия Белого дома, начиная от выхода из СВПД и заканчивая признанием аннексии Голан и Восточного Иерусалима, как столицы Израиля, в общем-то являются проявлением именно этого тренда. При этом есть важное и принципиальное отличие действий Д.Трампа от того же Б.Обамы: он действует абсолютно самостоятельно и без всякой оглядки на реакцию на этом своих союзников по НАТО. Трамп в отличие от Обамы совершенно четко преследует прежде всего американские национальные интересы (как он их видит) при полном игнорировании позиции на это счет своих союзников. То есть, он жестко преследует только свои национальные интересы. В своих комментариях аналитик этого почему-то не замечает, а надо, поскольку такая конфигурация делает фактически бесполезными попытки создать некий условный международный блок в рамках спасения СВПД. А собственно именно этот момент считается основным дестабилизирующим и угрожающим риском международной стабильности на Ближнем Востоке. На сегодня очевидно, что, кроме слов и заявлений, Брюссель  ничего внятного и реально эффективного в рамках создания альтернативных инструментов расчетов с Тегераном не делает и делать не будет. Это по факту является главным условием сохранения СВПД, и в этой связи Москве при содействии Пекина и Нью-Дели надо или идти по такому пути самостоятельно (а в данном случае есть масса проблем), либо готовится к тому, что СВПД в самом скором времени (а именно после новых американских выборов) прикажет долго жить.
  2. Администрация Трампа делает основной упор в своей региональной политики именно на экономический фактор прессинга на те или иные страны, но ни в коем случае не на военный. Если бы на Трампа не давили в Пентагоне и в ЦРУ, он бы уже давно вышел бы и из Афганистана, и из Сирии. Как бизнесмен по сути, он не верит в истинно военные алгоритмы решения вопросов международной политики. Он верит только в экономический фактор давления и прессинга, чем он собственно и активно занимается. Это особенно видно на иранском направлении, но и в отношении всех остальных моментов он прежде всего включает механизм именно экономических санкций, и почти никогда военные. Бешенство оппонентов Трампа, которое вытекает и примере нынешних дискуссий, это то, что он предлагает своим союзникам самим платить за свою безопасность в той или иной форме, чем ставит под угрозу все основы международного влияния США. Так думают его оппоненты, но если мы смотрим на итоги такой политики, то мы прекрасно понимаем, что именно экономический фактор давления не только позволяет такое влияние поддерживать, но и помимо всего прочего минимизировать риски втягивания в полномасштабный латентный конфликт и резко удешевлять формы поддержания такого влияния. Где собственно Вашингтон на сегодня потерпел явное поражение (кроме афганского досье условно, да и то там дела идут к выводу американских войск) в рамках проведения такого алгоритма поддержания своего влияния? Нигде, даже в Сирии. Там США продолжают держать уверенный баланс своих интересов при минимуме затрат. Рискнем предположить, что, если бы вопрос  ввода американских сил в Сирию решался бы при Трампе, то его бы не было. Это просто не нужно, поскольку Сирия с точки зрения экономических интересов США никакой роли не играет. Сирия играет роль только с точки зрения геополитической гонки с Москвой. А для этого достаточно сирийских курдов, минимум американских советников на севере страны, и полный пакет экономических санкций в отношении Дамаска, которые, кстати, поддерживают все европейские и арабские союзники Вашингтона. И отсюда следует очень простой вывод, который в вышеприведенном комментарии места не нашел. Вашингтон воевать при Трампе не хочет и не планирует использовать этот рычаг для достижения своих национальных интересов. И последняя по времени  история с нагнетанием истерики вокруг возможной агрессии Ирана это полностью подтверждает. Глава Центрального командования (СЕНТКОМ) американских вооруженных сил генерал-лейтенант Кеннет Маккензи изучает вопрос целесообразности наращивания военного присутствия США на Ближнем Востоке и может рекомендовать пойти на такой шаг, если этого потребует оперативная обстановка и действия Ирана. Об этом сообщила в воскресенье 9 июня на своем сайте газета «Уолл-стрит джорнэл», корреспондент которой находится на борту авианосца «Авраам Линкольн». Американская авианосная ударная группа (АУГ) этого корабля была переброшена ранее по приказу Белого дома на Ближний Восток на фоне обострения противоречий между Вашингтоном и Тегераном. «Мы обсуждаем это», — приводит газета слова главы СЕНТКОМ, признавшего, что наращивание военного присутствия США в Ближневосточном регионе потребует значительных ресурсов и средств. «Я думаю очень осторожно, долго и тщательно, прежде чем начинаю говорить о переброске дополнительных ресурсов на театр [военных действий]», — продолжал он. «Мы говорим об этом, но такой шаг должен основываться на текущей оценке ситуации» — добавил Маккензи, отказавшись уточнить, сколько военнослужащих и единиц военной техники он может запросить у Пентагона. «С момента начала наших операций в регионе у нас было несколько случаев соприкосновения с иранцами», — информировал Маккензи. «До сих пор все было безопасно и профессионально, это означает, что иранцы не совершили ничего, что помешало бы нашей способности маневрировать или потребовало бы от нас принятия мер самообороны», — признал он. Как передавало 3 июня информационное агентство Ассошиэйтед Пресс (АП), авианосец «Авраам Линкольн» и корабли его сопровождения находились в Аравийском море примерно в 200 милях (322 км) от побережья Омана. АУГ и стратегический бомбардировщик B-52 провели учения при участии палубных истребителей F/A-18, вертолетов MH-60 и палубных самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-2D. Политическая конфронтация между Ираном и США привела к резкому обострению обстановки в Персидском заливе после решения Вашингтона направить туда АУГ «Авраама Линкольна» и стратегические бомбардировщики в качестве сигнала Тегерану. Позднее было объявлено, что к этой группе присоединятся батарея зенитных ракетных комплексов Patriot («Пэтриот») и военно-транспортный корабль «Арлингтон». Как заявил Пентагон, данный шаг стал «ответом на свидетельства повышенной готовности со стороны Ирана к проведению наступательных операций против сил США и американских интересов». Во-первых, никакого наступления Ирана против сил США вообще не предвиделось изначально. Этот вариант даже не обсуждался в Пентагоне в связи со всей этой ситуацией. В этой связи отметим, что вся авианосная группа, о которой много кричали обозреватели, полагая, что это начало войны, вообще не входила в Персидский залив, а стояла на якорях в непосредственной близости. Вместо 150 тыс. военных США, о которых говорили как о новой ударной группе для интервенций, Трамп согласился направить на усиление по всему региону около 10 тыс. военных, да и то они никуда до сих пор не перебрасывались. Во-вторых, вместо военного нагнетания началась активная дипломатическая активность Вашингтона с Москвой и Брюсселем с точки зрения убеждения Иран принять новые санкционные меры без излишне нервного реагирования. Что собственно и было сделано. При этом главный сторонник силового доминирования США в регионе в лице помощника президента США по национальной безопасности Дж.Болтон был подвергнут президентом пока мягкой обструкции. В этой связи следует главный вывод — сутью политики администрации Трампа  будет дальнейшая возможная минимизация прямого военного присутствия сил США в регионе. Вместо этого компонента будет использоваться исключительно экономический и политический прессинг. И это приносит по факту гораздо больше результатов, нежели войны и штурмы. Роль военных в этой связи будет сосредоточена на операциях поддержки лояльных им сил, разведки и точеных ликвидациях с помощью рейдов спецназа, беспилотников  и авиации.

3.Третий момент. Наиболее уязвимым точками ближневосточной политики США надо полагать нереальность претворения в жизнь новой редакции БВУ и создания стратегической оси АРЕ-Израиль-КСА,  чем поначалу уверенно заявлял Трамп. В первом случае мы уже говорили и повторим, что редакция БВУ зятя президента Дж.Кушнера подразумевает переход нескольких «красных линий» для всего мусульманского мира. Суть этих «линий» четко изложена в последнем по времени коммюнике саммита ОИС в прошлом месяце. Организация исламского сотрудничества (ОИС) призвала входящие в нее страны принять надлежащие меры против государств, которые перенесли свои посольства в Иерусалим. Об этом говорится в итоговом заявлении состоявшегося в субботу 1 июня рано утром саммита в Мекке, передает телеканал «Аль-Хадас». «Призываем государства — члены ОИС принять надлежащие меры против стран, которые перенесли свои дипмиссии в Иерусалим», — отмечается в документе, который состоит из 102 пунктов. Палестинская проблематика была центральной на встрече в верхах. Участники саммита также призвали государства, которые перенесли дипмиссии или открыли торговые представительства в Священном городе, отказаться от своих решений. «Рассматриваем их как серьезное нарушение международного права и международной законности, а также преднамеренными действиями по подрыву мирного процесса на Ближнем Востоке, что отвечает интересам экстремизма и терроризма и угрожает международному миру и безопасности», — отмечается в коммюнике. На саммите было выражено полное неприятие и осуждение любого «незаконного и безответственного решения, признающего Иерусалим мнимой столицей Израиля — оккупирующей державы», считая его «недействительным и не имеющим законной силы», а также являющимся «посягательством на исторические, легитимные и национальные права палестинского народа и исламской уммы (нации)». В документе выражается «неприятие любых инициатив, проектов, планов или сделок по мирному урегулированию, которые не удовлетворяют законные и неотъемлемые права палестинского народа, признанные международным правом, или не соответствуют ему и резолюциям ООН». Страны ОИС отвергают и осуждают поддержку любыми международными структурами дальнейшего сохранения израильской оккупации и ее «экспансионистского поселенческого проекта» за счет законных национальных прав палестинского народа, включая признание администрацией США Иерусалима в качестве столицы Израиля. Страны ОИС подтвердили свою дальнейшую «принципиальную поддержку палестинского народа в достижении его неотъемлемых национальных прав, включая право на самоопределение и создание независимого и суверенного палестинского государства на границе 1967 года со столицей в Иерусалиме», а также подчеркнули необходимость отстаивать право на возвращение палестинских беженцев в соответствии с резолюцией 194 ГА ООН и «решительно противостоять любому отрицанию этих прав». Собственно это публичный приговор и новой редакции БВУ (недаром после этого Кушнер начал квалифицировать собрание арабских стран на Бахрейне по палестинскому гуманитарному аспекту как исключительно экономический форум) и некому стратегическому союзу арабских стран с Израилем. Без принятия арабами плана БВУ об этом можно забыть, а какие-то тайные операции по обмену развединформацией по Ирану (впрочем, не вполне интенсивному) и эпизодические контрабандные закупки израильских технологий по кибер-перехвату полагать стратегическим союзом не надо. Это мы  в сторону американского политологического сообщества, которую эту тему активно муссирует в приятном для администрации Белого дома ключе. Грубо говоря, нет БВУ — нет такого альянса в реальной и публичной сфере. Но от всего сказанного суть политики Вашингтона в регионе не меняется: ему по большому счету неважно, есть такой альянс или нет, ему важно загрузить свой ВПК оружейными заказами аравийцев и израильтян, что опять же показывает только предельно практичный подход Трампа к внешней политике.

52.04MB | MySQL:101 | 0,353sec