О некоторых причинах неудач в урегулировании ливийского кризиса

Уровень добычи нефти в Ливии остается на том же уровне, что и до эскалации конфликта. Об этом в интервью ТАСС заявил спецпредставитель генсека ООН по Ливии Гасан Саламе. «Пока уровень добычи нефти остается на том же уровне, что и в начале конфликта. 4 апреля, когда начались боевые действия, он составлял 1,2 млн баррелей в день. Сейчас мы находимся примерно на том же уровне», — сказал он. При этом, по словам Саламе, нет никаких гарантий, что конфликт не окажет влияния на нефтедобычу в будущем. «Был ряд инцидентов. Несколько человек были арестованы, несколько сотрудников Национальной нефтяной корпорации похищены. И нет гарантий, что Национальная нефтяная корпорации сохранит единство», — указал он.  Ранее глава ливийской Национальной нефтяной компании (NOC) Мустафа Саналла сказал журналистам, что вооруженные нападения на нефтедобывающую инфраструктуру в Ливии грозят уничтожить до 95% нефтедобычи в стране. Эту точку зрения (пока отметим с изрядным запасом алармизма, дабы через него лишний раз заставить европейцев и американцев играть на ливийском направлении более внятно) поддерживают и основные международные игроки на ливийском рынке. Осложнение политической ситуации в Ливии несет риски для поддержания текущей добычи Wintershall Dea в стране, сказал в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума глава нефтегазовой компании Марио Мерен. «У нас [в Ливии] есть производство на шельфе, поэтому оно не подвержено определенным рискам и продолжает добывать, но основная добыча в Ливии, в нашем случае, и для страны в целом, сосредоточена на суше. В настоящее время мы добываем там около 50 тыс. баррелей в сутки и это нелегко. Это ежедневная борьба, и мы не знаем, как долго мы сможем поддерживать добычу в данных обстоятельствах», — сказал он. Wintershall Dea ведет добычу на двух нефтяных концессиях в Ливии. По данным Reuters, в периоды обострения военных конфликтов, добыча компании опускалась ниже 10 тыс. баррелей в сутки. Военный конфликт в Ливии между национальными войсками и повстанцами усилился несколько месяцев назад.  4 апреля командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар объявил о начале наступления на Триполи с целью, по его словам, ликвидации окопавшихся там террористических группировок. В свою очередь премьер заседающего в столице правительства национального согласия Фаиз Сарадж отдал приказ всем подконтрольным ему воинским подразделениям быть готовыми к обороне. Позднее базирующиеся в Триполи вооруженные формирования начали кампанию «Вулкан гнева» для противостояния штурмующим главный город страны хафтаровцам. Вооруженные группировки провели ряд атак на нефтедобывающие активы в стране, из-за чего неоднократно останавливались как добыча на крупнейшем в стране месторождении «Эш-Шарара», так и экспорт. Из-за нестабильной ситуации в стране Ливию освободили от участия в сокращении добычи в рамках соглашения ОПЕК+.  В этой связи еще раз повторим, что перспективы разрешения внутриливийского конфликта сейчас определяются именно сценариями уровня нефтедобычи в стране. И все это завязано безусловно на более глобальные вещи: в частности, на санкции США в рамках попыток обнулить иранский нефтяной экспорт и соответственно наличие ливийского экспорта, как одного инструментов восполнения выпадающих в такой связи объемов нефти на мировом рынке.  Это основной вопрос, который может заставить и вынудить Вашингтон действовать на ливийском направлении более активно. Именно на это надеется специальный представитель  генсека ООН по Ливии Гасан Саламе. «Я думаю, что шансы (на мирные переговоры) есть. Я убежден, что это единственный способ решения проблемы для них», — сказал он. По его словам, для этого международное сообщество должно послать четкий сигнал сторонам конфликта: «Это может быть резолюция ООН, заявление председателя Совета Безопасности ООН или встреча вовлеченных стран, которые договорятся о пути выхода из нынешнего кризиса». «Важно то, чтобы международное сообщество четко заявило ливийцам, что они ставят под угрозу безопасность своей страны, а также безопасность Средиземноморья и Северной Африки в целом», — подчеркнул он. При этом собеседник агентства указал, что многие страны, в том числе в Совбезе ООН, пересмотрели свою позицию в пользу мирного решения конфликта. «Я сегодня испытываю больший оптимизм, чем месяц назад. Думаю, тогда большинство членов Совета Безопасности выступало против такой резолюции, заявления, но сейчас, мне кажется, ухудшение ситуации и тот факт, что военные действия зашли в тупик, заставили ряд стран пересмотреть свою позицию», — сказал Саламе. Пока не пересмотрели. Это пока только в большой степени декларация о намерениях: никто не выступает открыто по понятным причинам за то, чтобы кто-то из противоборствующих сторон решит вопрос о власти чисто силовым путем. Но имеют в подсознании именно это, поскольку  все уже прекрасно понимают то, что было известно и так с самого начала ливийского кризиса. Это невозможность добиться в стране создания некой единой демократической (пусть очень условно со всеми восточными натяжками) системы управления. А это диктует необходимость воссоздания нового централизованного авторитарного по своей сути режима. Вопрос в том, что ни у одной из сторон конфликта для этого нет чисто военных ресурсов, а у их спонсоров — достаточных финансовых средств для осуществления этого проекта. Вот собственно и нынешняя патовая ситуация в рамках штурма Триполи силами ЛНА вызваны в первую голову именно последним обстоятельством: у ОАЭ закончились свободные средства. В основном именно отсутствием желания и далее кидать кровные деньги в печку ливийской гражданской войны (а она в состоянии переварить любую спонсорскую помощь, но при этом без всяких надежд на конечный результат)  вызваны некие намеки основных международных спонсоров конфликта подморозить нынешнюю фазу конфликта без всякого желания решать этот вопрос кардинально. Отсюда и оптимизм Г.Саламе. Умеренный, конечно, поскольку никаких предпосылок для проведения какой-то общеливийской конференции нет по определению и очень долгое время их не будет. В этой связи любые заявления о реальности этого проекта в ближайшей перспективе надо смело относить к профанации.  Снова подчеркнем, что речь в данном контексте может идти исключительно о заключении перемирия. Собственно по вопросу этого перемирия сейчас и идут основные дискуссии на международных площадках. Если кратко, то Хафтар и его международные спонсоры (ОАЭ, АРЕ, Франция, и в какой-то степени Россия) выступают на замораживание военной ситуации в ее нынешнем состоянии с фиксированием позиций противоборствующих сторон на сегодняшний день. Плюс Хафтар и его ЛНА должны вновь получить полный доступ к траншам Центрального банка Ливии в счет экспортной выручки за ту же нефть. И возможно добиться того, что в  процесс торговли нефтью в той или иной степени будет вовлечена и НОК-Восток. Собственно это обстоятельство плюс желание стать главнокомандующим новой единой ливийской армии в рамках новой политической архитектуры  является главным побудительным мотивом нынешнего наступления ЛНА Хафтара. Этот вариант не принимают зарубежные спонсоры Ф.Сараджа (Катар, Турция, Италия), которые, как и основная боевая сила, которая сейчас обороняет Триполи, в лице кланов Мусураты, полагают, что ЛНА должна уйти на позиции до 4 апреля (то есть фактически в границы Киренаики) при  сохранении монополии Триполи на весь экспорт нефти. Как собственно, это сейчас и происходит. Вопрос контроля над экспортом нефти — вопрос независимых финансовых потоков и соответственно лояльности значительной части Ливии. Собственно за это сейчас и идет война. И естественно на этом сейчас сосредоточены все основные международные дипломатические усилия по посредничеству. Италия приглашает все заинтересованные стороны предпринять усилия по прекращению огня под Триполи в Ливии, чтобы затем можно было возобновить диалог о проведении там выборов. Об этом заявил в интервью ТАСС заместитель министра иностранных дел Италии Манлио Ди Стефано на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). «Значимость конференции в Палермо (в ноябре 2018 года — прим. ТАСС) была в том, чтобы собрать за одним столом все стороны ливийского конфликта, то есть фельдмаршала [Халифу Хафтара], [премьер-министра Правительства национального согласия] Фаиза Сараджа и различных представителей ливийского общества, — сказал он. — Мы всегда говорили, что это было просто начало нового процесса, который должен был завершиться выборами в Ливии. Но, к сожалению, мы видим, как все достигнутые договоренности просто разрушились из-за военных действий Хафтара против Триполи». Очень четкое, кстати, определение «виновного». В результате, продолжил дипломат, работу по мирному урегулированию надо начинать заново, но прежде чем думать о проведении новой общеливийской конференции, необходимо добиться прекращения огня. «Мы должны достичь этого согласия вместе с заинтересованными сторонами, вместе с Россией, Египтом, США и Евросоюзом. Поэтому мы приглашаем все стороны присоединиться к этому процессу», — добавил Ди Стефано. Рим таким образом пытается создать новый дипломатический фронт в рамках решение вопроса перемирия в своей редакции, но пока безуспешно в большей степени. Против явно выступают в Париже, и более аккуратно — в Москве.

В этой связи снова отметим и подчеркнем особо, что готовность международных игроков давить на своих ливийских подопечных будет пропорционально меняться в зависимости от артикулирования позиции США по этому поводу. Собственно ровно по этой причине стороны внутриливийского конфликта настойчиво ищут своей поддержки в Вашингтоне. Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар проведет встречу с президентом США Дональдом Трампом в Белом доме в середине текущего месяца. Об этом сообщила в четверг 5 июня  египетская газета «Аль-Вафд» со ссылкой на осведомленные ливийские источники. По их данным, советники Хафтара уже находятся в Соединенных Штатах в рамках подготовки визита. Встреча, как ожидается, пройдет 15 июня. Как отметили источники, переговоры фельдмаршала и американского лидера «свидетельствуют о глобальном признании важной роли ливийских вооруженных сил в борьбе с терроризмом». 15 апреля Трамп и Хафтар провели телефонный разговор, в котором, как заявляла позднее пресс-служба Белого дома, президент США «признал значительную роль фельдмаршала в борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности нефтяных ресурсов Ливии». Также отмечалось, что стороны «»обсудили общее видение перехода Ливии к стабильной и демократической политической системе». Как сообщала электронная версия газеты «Уолл-стрит джорнэл»», американская администрация решила выступить в поддержку командующего ЛНА под влиянием Египта и Саудовской Аравии. Это не совсем так, египтяне снова побежали впереди паровоза, выдавая желаемое за действительное.

Что касается предполагаемой встречи, то совсем не факт, что в США поедет Хафтар. Вернее, он бы с удовольствием поехал бы в США, но вот будет ли с ним встречаться Трамп — это большой вопрос: в этом случае Вашингтон фактически определяет свое место в ливийском противостоянии. А вот этого в Белом доме не хотят. Как Пентагон и ЦРУ США совершенно не желают четко определять свои приоритеты. Пока о визите Хафтара осведомленные эксперты говорят осторожно. Они  лишь указывают на то, что его сын Белкасем Хафтар передал  послание в Вашингтон 31 мая перед визитом своего отца в Соединенные Штаты, которое пока под вопросом. Основной  темой этого послания является естественно нефть. Хафтар теперь пытается отрезать Триполи от основных нефтяных доходов. Чтобы попытаться убедить администрацию Дональда Трампа действовать против правительства Ф.Сараджа, которое признается в качестве официального правительства Организацией Объединенных Наций и международным сообществом, Белькасем Хафтар собрал большую делегацию. Помимо начальника штаба своего отца, Ауна аль-Ферджани, он взял с собой профессора университета Мари Агелу, который был политическим советником фельдмаршала в течение нескольких месяцев; Османа аль-Ходайри, который был представлен как советник Хафтара по нефти и энергетике; Фархата Омара Бенгдара, который был главой Центрального банка Ливии (CBL) до 2011 года. Бенгдара сейчас является специальным советником Хафтара-старшего и очень хотел бы вновь возглавить CBL. Отметим, что сам визит этой группы состоялся благодаря лоббистским усилиям консультативной группы  из консервативного аналитического центра Хадсонского института. Она же сейчас пытается организовать визит и самого Х.Хафтара.

В рамках своего послания, который передал его сын в американскую администрацию, Хафтар предложил создать счет секвестра для удержания части прибыли от продажи нефти. На данный момент вся прибыль выплачивается CBL в Триполи, возглавляемому ярым антагонистом фельдмаршала Аль-Седдиком Омаром аль-Кабиром, который, в свою очередь, выплачивает их правительству в Триполи. Хафтар  надеется получить контроль над этим потоком доходов за счет реализации схемы постановки Центрального банка под свой контроль.  В то же время он по-прежнему надеется, что эмбарго на продажу ливийской нефти другими организациями, помимо «официальной Национальной нефтяной корпорации (НОК-Запад), будет снято. Эмбарго, введенное Организацией Объединенных Наций, до сих пор в целом соблюдалось. Хафтар уже несколько раз пытался продать нефть, добытую на месторождениях в Киренаике, через НОК-Восток  в Бенгази, но его последняя попытка в начале апреля провалилась.

В этой связи эксперты отмечают, что даже, если визит Хафтара в США состоится, то это совсем не означает, что он при помощи АРЕ и ОАЭ сумел заручиться полной поддержкой Трампа.  К тому же противники Хафтара  также работают в Вашингтоне. Если брать по сути, то сейчас Соединенные Штаты превратились в площадку  интенсивной лоббистской войны между сторонниками  Хафтара и различными группировками, поддерживающими правительство Ф.Сарраджа. Отправляясь сейчас в США, фельдмаршал рискует попасть в эпицентр  кампании обвинений в военных преступлениях и нарушениях прав человека, выдвинутые против него активистами, близкими к ливийскому исламистскому движению. Эмадеддин Мунтассер, председатель Фонда демократии и прав человека и «номер два» в ливийско-американском Совете по связям с общественностью (ЛАПАК), начал судебный процесс против Хафтара и его сыновей Саддама Хафтара, Халида Хафтара и Аль-Садика Хафтара в октябре 2017 года  в американских судах и Международном уголовном суде (МУС) в Гааге. Причем подача этих исков были синхронизированы с предполагаемым присутствием самого фельдмаршала на свадьбе своего сына Окбы Хафтара. Последний, которому 39 лет и который активно занимается недвижимостью, живет в Вирджинии, как и его брат Алмонтазер Хафтар и его сестра Асма Хафтар.  Некоторые из его детей являются американскими гражданами, и Окба Хафтар в августе заключил соглашение с Министерством национальной безопасности (DHS), в котором уточняется его статус в администрации США. Напомним, что Мунтассер, который базируется в Соединенных Штатах, подал иск в американские власти 10 октября  2017 года, который основан на законе о нейтралитете и запрете, который он налагает на американских граждан от призыва в иностранные армии. Он также обвиняет Хафтара и его сыновей в нарушениях прав человека и пытках. Мунтассер, который является номером два в ливийском американском Совете по связям с общественностью (ЛАПАК),  отрицает, что он лоббист, уже получил ответ от Международного уголовного суда (МУС) в Гааге в рамках выдачи ордер на арест Махмуда аль-Варфаллы, ближайшего помощника Хафтара, подозреваемого в совершении ряда внесудебных казней в Восточной Ливии. Он также собрал и предоставил МУС доказательства свидетелей об обстоятельствах убийства тридцати шести людей в резне, которая произошла 29 октября в Аль-Абьяре, к востоку от Бенгази. И отметим, что тогда Хафтар в США не приехал, и был вынужден публично потом отречься от Махмуда аль-Варфаллы, что нанесло очень серьезный ущерб его отношением с племенем варфалла. И этот момент сейчас очень серьезно осложняет динамику наступления ЛНА на Триполи.

Аналогичные иски были подготовлены адвокатами, близкими к исламистскому военачальнику Абдельхакиму Белхаджу, хотя неизвестно, были ли предъявлены обвинения официально. Рискнем предположить, что для этого просто выбирается нужный момент времени. Между тем, Фаиз Сарадж, который 22 апреля завербовал лоббистскую американскую компанию Mercury Public Affairs представлять его интересы на Капитолийском холме, и первым результатом этого стала его обширная статья в Wall Street Journal 9 мая. Со своей стороны, заместитель председателя Президентского совета Ахмед Миитига 2 мая нанял на работу американскую лоббитскую группу Prime Policy Group 2 мая. Хафтар в свою очередь уже дал несколько интервью в международных СМИ с начала мая, а также  подписал 20 мая контракта на 2 млн долларов в год с американской компанией Linden Government Solutions.

42.81MB | MySQL:92 | 0,988sec