О перспективах качественного улучшения в турецко-американских отношениях. Часть 2

В Анкаре больше всего опасаются двух негативных последствий в случае, если турецкие вооруженные силы все же приобретут С-400. Во-первых, возможно попадание Турции под американские санкции, предусмотренные законом, принятым Конгрессом США в 2017 году и известном как Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act (CAATSA, Закон о противодействии противникам США через санкции), закон, направленный против экспорта российских вооружений, но предусматривающий также санкции в отношении третьих стран это оружие закупающих. В Турции хорошо помнят американские ограничения, наложенные в прошло году на импорт турецких стали и алюминия. Тогда эти санкции удалось снять второстепенной уступкой – освобождением американского пастора Эндрю Бронсона. Такие уступки есть в арсенале турецкой стороны и сейчас. Например, 2 июня из турецкой тюрьмы был освобожден двойной гражданин Турции и США Серкан Гольдже, ученый, работающий на американскую аэрокосмическую компанию НАСА и арестованный по обвинению в терроризме. Одновременно Турция резко сокращает импорт нефти из Ирана, давая понять Вашингтону, что готова де-факто присоединиться к американским санкциям против Ирана. Однако вряд ли на этот раз подобные полумеры удовлетворят американского «союзника».

Турецкая экономика и банковская система слишком интегрированы в западную экономику, чтобы Анкара позволила себе попасть под удар американских санкций. Президент Р.Т.Эрдоган считает этот вопрос настолько серьезным, что в начале мая с.г. Вашингтон посетила представительная турецкая делегация во главе с министром финансов и зятем Эрдогана Бератом Албайраком для обсуждения вопроса об С-400. В делегацию входили также министр национальной обороны Турции Хулуси Акар и пресс-секретарь президента Ибрагим Калын. Беспрецедентность этого визита заключается в том, что с министром финансов вел переговоры лично президент США. Турецкие аналитики считают, что лично Д.Трамп симпатизирует турецкой стороне и готов закрыть глаза на покупку С-400, но закон CAATSA составлен так, что даже президенту практически невозможно его обойти.

Во-вторых, турецкие государственные компании являются партнерами американской корпорации Lockheed Martin в создании истребителя-бомбардировщика F-35. В Турции опасаются, что разрыв сотрудничества по F-35 может нанести ущерб местному ВПК.

Между тем, Турция стремится к приобретению именно С-400, а не американских систем Patriot. Суть заключается в том, что Patriot предлагаемый американцами способен поражать только цели на расстоянии 40 километров, в то время как российская система ПВО сбивает цели на расстоянии более 200 км, то есть, пользуясь терминологией НАТО, обладает потенциалом anti-access/area-denial (A2AD). Это особенно актуально для Турции в условиях обострившегося соперничества с Грецией за разработку газовых месторождений Восточного Средиземноморья.

В последнее время американцы нарочито демонстрируют свое предпочтение Афин Анкаре. 6 июня с.г. заместитель госсекретаря США Джон Салливэн встретился с министром обороны Греции Евангелосом Апостолакисом. Обе стороны подтвердили свою решимость развивать тесное военное сотрудничество и продолжат обсуждение вопросов, намеченных в ходе Американско-Греческого Стратегического Диалога в сентябре 2018 года. При этом американский дипломат подчеркнул стратегическую важность Балкан и Восточного Средиземноморья и охарактеризовал Грецию как «столп стабильности и ключевого партнера в регионе».

7 июня посол США на Кипре (имеется в виду Греческий Кипр –авт.) Джудит Гарбер выразила глубокую озабоченность буровыми работами, которые проводит Турция около побережья Кипра и призвала турецкую сторону остановить свою активность. Заявления Д.Гарбер прозвучали на праздновании Дня Независимости, на котором присутствовал президент Кипра Никос Анастасиадис. Она подтвердила американскую поддержку Республике Кипр и отметила, что США признают право Кипра развивать и эксплуатировать природные ресурсы в рамках своей эксклюзивной экономической зоны. Д.Гарбер также затронула вопрос о возможном соглашении между греческой и турецкой общинами Кипра, заявив, что «ресурсы должны быть в равной степени разделены между двумя общинами в контексте возможного соглашения о политическом объединении». Нужно напомнить, что недавно между Грецией, Кипром и Израилем было заключено соглашение о строительстве Восточносредиземноморского трубопровода, предназначенного для доставки добываемого газа в Европу, что может существенно снизить зависимость стран ЕС от импорта российского газа. По подсчетам экономистов, такой экспорт может принести Кипру за 18 лет доходы в размере 9,8 млрд долларов США.

Помимо военного аспекта (возможное противодействие Греции) вопрос о покупке российских систем ПВО С-400 имеет для Турции и политическое звучание. Отказаться от импорта российских вооружений под американским давлением значит для Эрдогана «потерять лицо», что будет сразу же использовано оппозицией и грозит утратой доверия у патриотически и националистически настроенного электората.

Перспективы президента Эрдогана выйти из цугцванга, порожденного проблемой С-400, вызывают противоречивые оценки у турецких экспертов и журналистов. Турецкий журналист Семих Идиз пишет: «Президент Реджеп Тайип Эрдоган старается этого не показывать, но растущая политическая и экономическая цена противоборства с Западом заставляет его добиваться улучшения отношений с США и Европой. Однако меры, предлагаемые им, не удовлетворяют западных партнеров. Они сфокусированы на результатах, а не на предложениях и пустых обещаниях, которые, по их мнению, предназначены только для того, чтобы тянуть время». Он также отмечает: «Учитывая, что критические военные активы США размещены в Турции, турецкие официальные лица верят, что Трамп не станет развязывать кризис в отношениях с Турцией в то время, когда он находится в противоборстве с Ираном». Бывший посол Турции в ряде европейских стран Юсуф Булуч убежден, что Анкара в конце концов уступит давлению Вашингтона. Он констатирует: «Даже, если совместная согласительная комиссия будет создана, американцы в ее рамках скажут то же самое, что говорил Пентагон, что покупка российских ракет недопустима. У Турции нет потенциала, чтобы сопротивляться американскому давлению, и она вынуждена будет уступить». Бывший турецкий посол Селим Кунерлап отмечает: «Турецкая экономика идет от плохого состояния к наихудшему. Это только вопрос времени, когда Эрдоган начнет тур по западным столицам с просьбами о кредитах и инвестициях». Вместе с тем, турецкий политолог Керим Хасс, живущий в Москве, убежден, что Эрдоган может сменить курс только в случае, если получит от американцев «недвусмысленные гарантии действовать в интересах Турции и ПСР». А вот это, по мнению политолога, почти невозможно. Двусторонние отношения ухудшились под влиянием двух факторов, все еще остающихся в силе. Во-первых, предположительная роль американских военных в неудачном перевороте по свержению Эрдогана в 2016 году. Во-вторых, продолжающаяся поддержка США СДС на северо-востоке Сирии, рассматриваемая в Анкаре как угроза национальной безопасности. Исходя из этого, турецкий лидер будет продолжать лавировать между интересами России и США.

Таким образом, турецкая политическая элита оказалась в весьма неприятной ситуации цугцванга, в которой каждый последующий шаг может лишь усугубить положение. С одной стороны, военные интересы и необходимость сохранения политического престижа диктуют необходимость довести до конца сделку с Москвой по приобретению С-400. С другой стороны, ухудшающаяся экономическая ситуация и тупик, обозначившийся в ситуации вокруг Идлиба, побуждают турецкого президента восстановить уровень стратегического партнерства с Западом и, прежде всего, с США. Практика показала, что тактика «усидеть на двух стульях», балансируя между Вашингтоном и Москвой не может вечно давать позитивные результаты. Сделает ли турецкое руководство решающий выбор, покажет ближайшее время.

42.84MB | MySQL:87 | 0,807sec