О ситуации в провинции Идлиб и интересах Турции, России, Ирана и Китая в Сирии

Один из наблюдательных пунктов ВС Турции подвергся минометному обстрелу в Идлибе на севере Сирии. Об этом говорится в распространенном в воскресенье 16 июня заявлении Министерства национальной обороны Турции. «Из находящегося под контролем сирийского режима [президента Башара Асада] региона Талль-Базан был совершен преднамеренный минометный обстрел по нашему наблюдательному пункту под номером девять в зоне деэскалации «Идлиб». В результате нападения никто не пострадал, был нанесен ущерб оборудованию и материалам на нашей базе. В связи с этим нападением были предприняты необходимые действия совместно с Россией», — говорится в коммюнике. Это уже второй случай за последние три дня, когда турецкий наблюдательный пункт подвергается нападению в Идлибе. Как заявило в четверг турецкое оборонное ведомство, 13 июня ночью из региона Аш-Шария «были выпущены 35 минометных снарядов по наблюдательному пункту Турции номер 10 в зоне деэскалации «Идлиб». В результате нападения ранения получили трое турецких военных. В свою очередь Министерство обороны России сообщило, что ВКС России нанесли четыре бомбовых удара по террористам, которые вели обстрел поста Вооруженных сил Турции в Идлибе, уничтожив крупное скопление боевиков. Причем на цели российские самолеты наводили сами турецкие военные.  Таким образом, турецкие посты обстреливаются уже как сирийскими правительственными силами, так и просаудовскими группами. Это уже следствие прямого давления на турок с точки зрения вынуждения их выполнить наконец-то в полной мере свои обязательства по Сочинским соглашениям. Анкара в таком контексте пытается маневрировать, апеллируя одновременно и к коллективному Западу, и к Москве. Президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил в пятницу 14 июня, что Анкара не намерена хранить молчание, если сирийская армия продолжит совершать нападения в Идлибе. «Мы осуществляем мониторинг в регионе при помощи наших наблюдательных пунктов. У нас были погибшие и раненые… Если режим [президента Сирии Башара Асада] продолжит нападения на наши наблюдательные пункты, то мы не будем хранить молчание. Это невозможно», — подчеркнул турецкий лидер на пресс-конференции в Стамбуле перед поездкой в Таджикистан. По словам Эрдогана, Турция хочет добиться «установления мира и остановить кровопролитие» в соседней Сирии. Дамаск отреагировал оперативно.  Власти Сирии не заинтересованы в военном противостоянии с Турцией, позиция которой в сирийском конфликте Дамаску до сих пор не ясна. Об этом заявил во вторник 18 июня заместитель председателя Совета министров, глава МИД Сирии Валид Муаллем. «Мы не желаем военного противостояния с турецкими войсками — это наша принципиальная позиция, — отметил он на совместной пресс-конференции с членом Госсовета, министром иностранных дел Китая Ван И. — Мы боремся с террористами, и Идлиб — сирийская территория, часть нашей страны. Сейчас проблема заключается в том, чем занимается в Сирии Турция, занявшая часть нашей территории». По словам сирийского дипломата, Дамаску до сих пор не известны подлинные мотивы поведения Анкары. «Какую цель они преследуют в Сирии, нужно спросить саму турецкую сторону», — подчеркнул Муаллем. Глава МИД Сирии находится в Китае с визитом 16-21 июня для обсуждения ряда проблем своей страны и двустороннего взаимодействия с КНР. В понедельник Валид Муаллем встретился с заместителем председателя КНР Ван Цишанем. Как отметил ранее официальный представитель китайского внешнеполитического ведомства Гэн Шуан, Пекин и Дамаск традиционно поддерживают дружественные отношения, которые КНР намерена активно развивать. Касаясь этого визита подчеркнем, что речь на переговорах шла в основном о теме присутствия уйгурских сепаратистов в Сирии, и в том же Идлибе. и во вторую очередь — об участии китайских компаний в восстановлении экономической инфраструктуры Сирии. Констатируем, что китайцы резко активизировали свои усилия по теме борьбы с уйгурским сепаратистами в второй половине мая -начале июня. При этом контакты по линии спецслужб и МИД Пекин ведет на всех направлениях. В конце мая посланники Пекина провели переговоры с представителями «Сил демократической Сирии» (СДС), состоящими в основном из курдов, и с некоторыми членами американской коалиции в отношении совместных мер по борьбе  с китайскими мусульманскими уйгурами-джихадистами. Сейчас та же тема обсуждается с Дамаском, что особенно актуально с учетом ползучего наступления сирийских сил в Идлибе. Китайцы в этой связи пытаются в какой-то мере установить контроль над этим процессом, им важно и принципиально понимать, куда двинутся уйгуры по мере их выдавливания из Идлиба и севера Сирии. Такие же переговоры Пекин вел и с Багдадом, однако иракцы в качестве условия «правильности» своей позиции по этому вопросу (недопуск уйгуров на иракскую территорию и экстрадиция уже плененных)   поставили вопрос об оказании им  финансовой помощи.

Но вернемся к Идлибу.  Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар и министр обороны России Сергей Шойгу провели телефонные переговоры. Об этом говорится в распространенном в понедельник 17 июня заявлении турецкого оборонного ведомства. «Министр национальной обороны Турции Хулуси Акар и министр обороны России Сергей Шойгу провели телефонные переговоры, в ходе которых обсуждались вопросы региональной безопасности, в первую очередь в Идлибе. Оба министра выразили приверженность достигнутым в Астане и Сочи договоренностям, они также обменялись мнениями о мерах, необходимых для достижения мира, стабильности и поддержания режима прекращения огня в регионе», — отмечается в коммюнике. Такая срочная коммуникация была вызвана именно темой продолжающейся военной экспансией сирийских правительственных сил и возросшими рисками прямого боестолкновения между сирийскими военными и протурецкими повстанческими группами. Именно так надо ставить вопрос, а не о прямом боестолкновении турецких и сирийских войск. При этом Анкара пытается балансировать между двумя основными центрами силы на этом направлении, то есть между Москвой и коллективным Западом.  Турция и Россия продолжают совместно работать для обеспечения режима прекращения огня в зоне деэскалации «Идлиб» на севере Сирии. Об этом заявил в четверг 13 июня министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на совместной пресс-конференции в Анкаре с французским коллегой Жан-Ивом Ле Дрианом, которая транслировалась телеканалом Эн-ти-ви. «Сейчас пока нельзя сказать, что в данный момент в Идлибе полностью достигнут режим перемирия, но мы продолжаем совместную с РФ работу [в этом направлении]. Увеличилось число атак со стороны режима [президента Сирии Башара Асада]. Сегодня утром на наш наблюдательный пункт было совершено нападение, легкие ранения получили трое наших военных. Мы считаем, что атака была совершена преднамеренно, если подобное продолжится, то мы перейдем к необходимым мерам», — подчеркнул глава МИД. В свою очередь глава МИД Франции заявил, что Париж «по теме Идлиба поддерживает Турцию и выступает за установление режима прекращения огня». То есть, если отбросить все дипломатические реверансы, то Анкара пытается в данном случае заручиться поддержкой  Брюсселя с точки зрения давления на Москву. Пусть  мягкого и очень аккуратного, но давления. Но при этом надо также отметить, что Москва делает вид, что или уже не в полной мере контролирует ситуацию с активностью сирийских правительственных сил, или, что вернее, просто закрывает на это глаза. При этом она пытается воздействовать на ситуацию испытанными ранее способами. Накануне стало известно, что по инициативе российской стороны при посредничестве России и Турции достигнуто соглашение о полном прекращении огня на территории всей Идлибской зоны деэскалации с полуночи 12 июня 2019 г. Это и надо полагать главным итогом консультаций на уровне министров обороны.  По словам руководителя российского Центра по примирению враждующих сторон генерал-майора Виктора Купчишина, в результате этого фиксируется значительное снижение количества обстрелов со стороны незаконных вооруженных формирований. На этом фоне  бойцы сирийской армии при поддержке ополченцев из Сил национальной обороны заняли в субботу 15 июня стратегические высоты Телль-Мильх на северо-западе провинции Хама. Об этом сообщил новостной портал «Аль-Масдар». По его информации, в ходе наступательной операции войскам удалось разгромить банды террористов из группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России) и вернуть под свой контроль высоты. Сирийские военнослужащие освободили также населенный пункт Эль-Джебин, что позволило им восстановить контроль над шоссе между городами Мхарде и Сукейлабия, находящимися под защитой правительственных сил. 7 июня армия и ополченцы уже освобождали от бандформирований высоты Телль-Мильх, господствующие над местностью к северо-западу от провинциального центра Хама (220 км от Дамаска). Однако через несколько дней войска вновь оставили свои позиции перед натиском превосходящих сил противника, чтобы избежать больших потерь. Элитные подразделения сирийской армии под названием «Силы тигра», которыми командует генерал Сухейль аль-Хасан, ведут сейчас бои за высоты Телль-эс-Сахер, которые расположены к северу от города Кафр-Набуда. Установление контроля над ними откроет правительственным силам путь к крупному форпосту бандформирований в Хан-Шейхуне на юге провинции Идлиб рядом со стратегическим шоссе Хама — Алеппо. Войскам противостоят на этом направлении экстремистские группировки «Джебхат ан-Нусра» и «Катаиб аль-Изза», состоящие из наемников. Они удерживают в своих руках населенный пункт Эль-Хобейт рядом с высотами. С начала мая сирийские военнослужащие освободили свыше 20 городов и поселков, расширив значительно зону своего контроля на северо-западе страны. Операция проводится командованием ВС САР с целью обезопасить мирные районы в центральной провинции Хама, на которые нападали террористы. В этой связи надо отметить, что новое перемирие опять же не отменяет тему продолжения наступления правительственных сил. Оно служит только для того, чтобы временно снять нынешнее напряжение  в отношениях с Турцией, и в рамках перегруппировки сил сирийской армии для нового наступления.

В связи с изложенным констатируем, что Анкара попала в трудную ситуацию. Апелляция и попытка заручиться поддержкой Вашингтона и Брюсселя в вопросе Идлиба приносит очень половинчатые результаты. Москва говорит о необходимости выполнения Сочинских соглашений и намекает на то, что ей все труднее сдерживать наступательную активность сирийцев и иранцев.  Данные  о том, что представители турецких и сирийских спецслужб тайно встречались в конце мая и начале июня, иллюстрирует ту трудную ситуацию, в которой оказалась Анкара. Партия справедливости и развития турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана не стала отрицать факт таких встреч в конце прошлого месяца, когда оппозиционная турецкая газета Aydinlik сообщила, что были тайные контакты между MIT Турции и Бюро национальной безопасности Сирии (NSB). Но при этом представители ПСР не дала никаких комментариев по этой теме. В этой связи рискнем предположить, что больших прорывов на этих переговорах достигнуто не было. Практически сразу же после их окончания сирийская армия возобновила свое наступление несколько дней назад в провинции Идлиб, который удерживают повстанцы при активной поддержке Анкары. Последние по времени контакты между турецкими и сирийскими спецслужбами в основном были направлены на то, чтобы избежать чрезмерно высокой степени военной активности Дамаска   на этот очаг сопротивления. MIT хочет добиться от сирийских коллег гарантий того, что  они будут придерживаться соглашения в Сочи, заключенного в сентябре 2018 года, которое предусматривает создание демилитаризованной зоны глубиной от 15 до 20 км. И что дальше сирийские войска не пойдут. Но по оценке французских разведисточников, Анкара вряд ли  получит то, что хочет, если не  пойдет на некоторые уступки. В том числе и в рамках безусловного уничтожения просаудовского сегмента повстанческого движения в Идлибе.

По словам бывших турецких чиновников, первые контакты между MIT и NSB датируются маем 2016 года. Представители MIT посещали Дамаск не менее пяти раз, чтобы установить линии связи с режимом. При этом представители разведки и КСИР  Ирана принимали участие в большинстве встреч, и  некоторые из них даже имели место в Тегеране во время визита президента Сирии Башара Асада в феврале с.г. В конце прошлого года в Алжире также встретились высокопоставленные представители разведок обеих стран, и со стороны Сирии в них принимал участие в том числе глава Генерального департамента безопасности Сирии и близкий советник Асада Мохаммед Диб Зайтун. Также французы убеждены, что  в Идлибе сирийская армия продолжает находиться под пристальным кураторством Ирана и России, несмотря на их стратегические разногласия. Касаясь последних, французы утверждают, что в начале июня в Сирии российская военная полиция на местах арестовала и заключила в тюрьму несколько иранских военных советников сирийской армии. От себя сразу отметим, что это является очевидным фейком. Если кого-то россияне и задерживали, то кратковременно и только для того, чтобы провести более тщательную проверку предъявленных ими документов.  Но тема ирано-российского напряжения является одной из любимых тем для Запада. Ранее они очень активно рассуждали о растущих разногласиях в связи с сирийским досье между иранцами и ливанскими шиитами из «Хизбаллы». В итоге все эти надежды не оправдалось, да и не смогли оправдаться. Теперь та же тема раскручивается в отношении взаимоотношений Москвы и Тегерана. По утверждениям  французов, в коридорах власти в Дамаске тоже нарастают такие разногласия. Али Мамлюк, глава  NSB и личный советник Башара Асада, и Мохаммед Диб Зайтун, глава ДГС, оба из которых являются суннитами, полагаются российскими креатурами. Между тем Махер Асад, брат президента и командир 4-й бронетанковой дивизии сирийской армии, известен своими иранскими симпатиями. Служба военной разведки в последнее время является яблоком раздора между двумя сторонами. Ее бывший глава Мухаммед Махла был отстранен от должности в апреле, по-видимому, потому, что иранские силы «Аль-Кудс» были  недовольны  его  тесными отношениями с Москвой. Глупость конечно большая, но тем хуже для французской разведки и адресатов ее информации. Какие-то напряжения в отношениях между Тегераном и Москвой по поводу конкретных персоналий в сирийском силовой иерархи носят в данном случае ситуативный характер. Главное в этой систем координат то, что Москва и Тегеран в настоящее время не могут обойтись друг без друга на сирийском направлении в принципе. А также то, что сам Б.Асад с подачи своей матери старается создать свою собственную систему баланса в силовом блоке между различными силами с целью недопущения резкого усиления каждого из этих центров силы. К тому же Москва и Тегеран также различаются способами осуществления своего влияния в Сирии. В то время как Москва, как правило, рассчитывает на свое влияние  в военной и разведывательной сферах, Тегеран фокусируется на ополченческих группах, которые сражаются в качестве прокси-сил в конфликте, таких как ливанская «Хизбалла», афганские хазарейцы или местные милиции. То есть, существует четкое разделение труда для достижения пока безусловно общих целей. Если же возьмем условно промосковских деятелей в силовом сирийским блоке, то туда надо без сомнения отнести бывшего министра обороны Фахда Джассем аль-Фрейджа, который собственно остается в числе ближайших советников сирийского президента. В этом же ряду надо отметить и влиятельного генерала и одного из лидеров алавитской верхушки  Бахджат Сулеймана, бывшего посла Сирии в Иордании и бывшего начальника Службы внутренней безопасности и разведки. Бахджат Сулейман был в свое время очень близок к Рифаату Асаду и Хафезу Асаду и никогда не скрывал своей антипатии к Ирану. Генерал Джамиль Хассан, глава мощной разведывательной службы ВВС, и его заместитель полковник Косай Майхуб — твердые сторонники ориентирования на Россию. Оба они  глубоко не доверяют иранскому КСИР, который, по их мнению, слишком активно участвует в Сирии в рамках создания своих прокси-групп. Наконец, Али Мамлюк, глава сирийского Бюро национальной безопасности, который учился в Советском Союзе и имеет очень доверительные контакты с руководством российских спецслужб, предпочитает российское влияние иранскому. И в общем-то такие настроения в армейской среде понятны и логичны. Особенно, если мы вспомним планы главы «Аль-Кудс» иранского КСИР генерала К.Сулеймани по вопросу реформирования сирийской регулярной армии и превращения ее в некий аналог ливанской «Хизбаллы». Этим планам, кстати, противился и М.Асад, и в этой связи выводы французов о том, что он находится  в плотной орбите иранского влияния, надо еще сильно подвергать сомнению. Возможно и вероятно, что брат президента сейчас пытается вернуть себе прежнюю степень влияния в армейской верхушке и силовом блоке, что наталкивается на серьезную оппозицию части военных. И самого Б.Асада, который был не в восторге от полководческих талантов своего младшего брата в самом начале гражданской войны, в связи с чем и отодвинул его «в тень».  Но это в большей степени внутренние разборки среди правящей сирийской элиты, которые к какой-то российско-иранской борьбе за влияние в Сирии имеют опосредованное отношение. Там пока рано бороться, и говорить об этом всерьез будет оправдано только после того, как будет окончательно зачищен Идлиб и начнется формирование какой-то новой политической архитектуры Сирии.

44.77MB | MySQL:115 | 1,094sec