Донорская гонка за лидерство на Ближнем Востоке: новые тенденции

В 2018 году обозначился четкий водораздел в борьбе ведущих внешних игроков за донорское влияние в кризисных странах Ближнего Востока и Северной Африки. Главной особенностью формирующейся новой системы донорского содействия и помощи развитию в регионе является стремительный уход США с лидирующих позиций и выход на передний план Евросоюза и арабских государств-доноров, которые стремятся активно заполнить освобождающуюся нишу для закрепления своего политического влияния в регионе и его кризисных точках.

То, что американцы нацелены значительно сократить свой вклад в финансирование программ помощи на Ближнем Востоке стало понятно еще в первые месяцы правления новой администрации во главе с президентом Д.Трампом. Но то обстоятельство, что отступление Вашингтона будет столь стремительным, не ожидал, пожалуй, никто из ведущих политологов и международных обозревателей.

Второй важной тенденций на данном этапе является сохранение на прежнем высоком уровне объемов финансирования программ помощи и содействия развития в странах Ближнего Востока, вопреки стремительному сокращению американских взносов и соответствующим ожиданиям. В частности, прогнозы некоторых скептиков относительно неуклонного падения уровней бюджетов гуманитарных организаций после выхода из игры США пока себя не оправдывают. Эти потери с лихвой компенсируют возрастающие донорские взносы Евросоюза и богатых заливных государств.

C другой стороны, примечательно что еще один аналитический прогноз относительно скорого вступления Китая в большую донорскую гонку на Ближнем Востоке пока также остается мифом. Китай по-прежнему продолжает закреплять свое влияние в регионе по двусторонним каналам экономического взаимодействия, предпочитая не разделять глобальную донорскую и гуманитарную ответственность в многостороннем формате, через механизмы ООН и других гуманитарных партнеров. Донорские взносы Пекина в эти проекты на ближневосточном треке пока остаются на минимальном уровне.

Тем не менее, более ответственная часть международного донорского сообщества не позволяет сокращать размеры содействия бедствующим ближневосточным странам, посылая им таким образом важный политический и финансовый сигнал солидарности и поддержки.

Наиболее наглядно все последние изменения в донорской гонке и изменения в расстановке позиций в регионе можно наблюдать на примере Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР). Напомним, БАПОР стала по сути одной из первых мишеней США в кампании по сокращению американских программ помощи, которая была анонсирована Д.Трампом сразу после избрания. Тогда возникли реальные опасения того, что БАПОР может просто прекратить свою проектную работу в целом конгломерате стран, где десятилетиями проживают палестинские беженцы  —  ведь в ряде из них (например, Иордания) львиную долю бюджета БАПОР для содействия палестинским беженцам составляли именно американские донорские взносы. Прогнозы, однако не оправдались и агентство БАПОР смогло пережить угрозу финансового краха и продолжает успешно функционировать.

Сокращение американских донорских взносов в БАПОР началось в 2018 году. Впервые за многие годы Вашингтон потерял статус главного донора операций БАПОР в глобальном масштабе. Взнос США был сокращен в шесть раз – с 360 млн долларов по итогам 2017 года до 60 млн долларов в 2018 году. В результате этого беспрецедентного решения, CША заняли в 2018 году только лишь шестое место в списке доноров БАПОР. В тройке лидеров оказались Европейская комиссия (178 млн долларов), Германия (177 млн долларов) и Саудовская Аравия (160 млн долларов). Именно эта тройка взяла на себя главную ответственность за судьбу БАПОР после вывода американских капиталов, обеспечивая по сути половину всего бюджета организации. Однако другие доноры Евросоюза и Персидского залива также не остались в стороне. Великобритания (98 млн долларов в 2018 г.) и Швеция (62 млн долларов) замыкают пятерку.

Вплотную к ним приблизились и новые арабские доноры – ОАЭ (53 млн долларов), Катар (51 млн долларов) и Кувейт (50 млн долларов), которые в предыдущие годы выделяли на БАПОР очень незначительные донорские ассигнования. Из этого списка в первую двадцатку доноров входили ранее только ОАЭ, выделившие в 2017 году 12 млн долларов. Таким образом, доля ответственности арабских государств региона заметно выросла – вся эта группа во главе с Саудовской Аравией теперь обеспечивает как минимум треть бюджета БАПОР (порядка 310-320 млн долларов), что вполне сопоставим с прежним американским взносов в эту организацию. Одна только Саудовская Аравия с 2017 года увеличила свой взнос более чем втрое – с 53 до 160 млн долларов.

Помимо стран ЕС и арабского региона, по-прежнему весомую роль в донорском финансировании БАПОР в последние годы продолжают играть Япония (2018 – 44 млн долларов) и Норвегия (2018 – 36 млн долларов).  Они никогда не входили в пятерку ведущих доноров, но отличались всегда стабильным и устойчивым финансированием программ палестинских беженцев.

Суммируя, нужно отметить, что после стремительного сокращения в шесть раз бюджета США в финансировании БАПОР в 2018 году, организации удалось избежать финансового кризиса и сохранить объемы бюджета на приемлемом уровне. Совокупный бюджет БАПОР в 2018 году, формируемый стопроцентно на базе добровольных донорских пожертвований, составил 1.12 млрд долларов, испытав лишь 13-процентное сокращение по сравнению с 2017 годом (1.27 млрд долларов США) и 11-процентное сокращение по сравнению с 2016 годом (1.24 млрд долларов США). При этом главные доноры БАПОР в нынешнем году остаются верны своим обязательствам и подтверждают настрой на сохранение устойчивого финансирования программ помощи.

Нужно иметь в виду, что бюджет БАПОР в 2019 году может существенно вырасти за счет недавнего нового обострения гуманитарной ситуации в Cирии, что затрагивает напрямую судьбу проживающих там палестинских беженцев. Как известно,  c начала сирийского кризиса более 120 тысяч палестинцев мигрировали в соседние Иорданию и Ливан. В некогда самом крупном лагере палестинских беженцев Ярмук под Дамаском, из 160 тысяч человек к моменту освобождения от террористов территории, на которой располагался лагерь, оставалось не мене 8 тысяч человек. Из остающихся сегодня на сирийской территории 440 тысяч палестинских беженцев (в основном – в провинциях Алеппо, Хама, Хомс и Латакия) подавляющее большинство являются внутренне перемещенными лицами и по-прежнему нуждаются в регулярном гуманитарном содействии. С эскалацией гуманитарной ситуации на северо-западе Сирии потребности палестинских беженцев будут неизменно расти, что потребует от БАПОР увеличения бюджетов.

Таким образом, на смену американскому доминированию с гуманитарных программах помощи на Ближнем Востоке, по крайней мере по каналам многосторонних организаций ООН, постепенно приходит новая когорта доноров из числа стран ЕС и арабских стран региона. Главным локомотивом этих донорских усилий являются Европейская комиссия (по линии гуманитарного агентства), Германия, Великобритания, Саудовская Аравия и ОАЭ. Такая тенденция подтверждается не только на примере анализа системы финансирования БАПОР. Аналогичные процессы можно наблюдать и в конкретных кризисных странах – Йемене, Ираке и пр.Как представляется, несмотря на дальнейшую эскалацию ситуации во многих горячих точках Ближнего Востока, сопровождаемую ростом гуманитарных потребностей, донорское обеспечение гуманитарных операций останется в среднесрочной перспективе достаточно стабильным.

42.32MB | MySQL:92 | 1,011sec