Размышления о переговорах в формате РФ — США — Израиль по ситуации на Ближнем Востоке

Все новостные агентства вышли сегодня с молнией о том, что стороны трехсторонней встречи  в Израиле «договорились по Сирии». Поводом для таких заголовков, основной целью которых является привлечение внимания читателей, и ничего более, стали заявления  Секретаря Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Он заявил о необходимости сохранения суверенитета и территориальной целостности Сирии. Об этом он сказал на церемонии открытия трехсторонней встречи по Сирии, в которой, наряду с Патрушевым, участвуют помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон и глава Совета национальной безопасности Израиля Меир Бен-Шаббат. Патрушев также сообщил о договоренности по большинству вопросов урегулирования в Сирии. «Я полностью разделяю позицию премьера [Израиля Биньямина] Нетаньяху о том, в каком состоянии должна быть Сирия в результате нашей работы, а это как он сказал, мирная и безопасная, а я хочу добавить, что должен быть обеспечен суверенитет, независимость, территориальная целостность Сирии, — отметил Патрушев. — Также Сирия должна соответствовать Уставу ООН». По его словам, достичь этих целей одним шагом невозможно. «Мы должны планировать наши действия так, чтобы те страны, которые реально участвуют в этом процессе, тоже были заинтересованы и тоже шли к этому результату», — добавил Патрушев. «Те вызовы и угрозы, которые существуют [на Ближнем Востоке] — они не какие-то мифические, они реальные, им надо противостоять», — подчеркнул он. По словам секретаря Совбеза РФ, одной из главных проблем Сирии остается терроризм, с которым борется в том числе Россия. «Силы ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ТАСС) в Сирии стали значительно меньше, как и США удалось это сделать в Ираке, — констатировал он. — Но если говорить об этой террористической организации, мы должны понимать, что она не исчезла, а произошло перетекание ее бойцов из этих двух стран в ряд других». Говоря о подходах к сирийскому урегулированию, Патрушев отметил: «Во много мы сошлись во мнениях, по большинству (вопросов) о том, какой мы хотим видеть Сирию в конечном итоге». «О том, как это делать, нам предстоит вести диалог», — добавил он.  Патрушев добавил, что на прошедших переговорах с Болтоном и Бен-Шаббатом царила атмосфера доброжелательности и было очевидно желание сторон достичь цели. То есть, речь идет о договоренности сторон по сирийскому досье еще до начала проведения консультаций.  Это не удивительно, поскольку стороны свои позиции обозначили в рамках сепаратных встречи заранее и еще перед началом трехсторонней встречи. Удивительно другое: что там было констатировано единство позиций.  Рискнем в этом самым серьезным образом усомниться.  Постараемся понять, что в Израиле происходит сейчас на самом деле, и что собственно нам всем надо ожидать от этой встречи.

  1. Сам факт инициирования израильтянами такой встречи надо расценивать прежде всего как попытку нынешнего премьер-министра Б.Нетаньяху набрать дополнительные очки перед выборами в Кнессет. И американцы решили в этой ситуации своему союзнику подыграть. Среди иных побудительных мотивов, которые преследуют в рамках этой встречи американцы и израильтяне, — это попытка через российские инструменты воздействия удержать Иран от необдуманных действий в рамках усиления на него санкционного давления. Последние по времени инциденты с танкерами и сбитым ПВО ИРИ американским беспилотником вынуждают Вашингтон прибегать к каналу неформальной дипломатии. И работают США в этой связи через традиционных посредников на иранском направлении в лице Омана и России. Оманцы свою роль уже сыграли в рамках снижения напряженности после уничтожения иранцами американского беспилотника, а вот с воздействием на ситуацию Москвы дело обстоит не так очевидно. Вашингтон в данном случае надеется на участие Москвы в убеждении Тегерана не выходить из СВПД  окончательно (то, что сам Вашингтон этот кризис  и породил, никто не говорит) и не активизировать свою ядерную программу.  Соединенные Штаты выступают за открытое обсуждение темы возможного получения Ираном ядерного оружия. Об этом заявил во вторник 25 июня помощник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон на открытии переговоров в формате РФ — США — Израиль по ситуации на Ближнем Востоке.  «Сегодня наши усилия направлены на то, чтобы обеспечить мир и сорвать провокации Ирана против американских вооруженных сил. Мы стремимся к тому, чтобы Иран никогда не смог получить ядерное оружие. Мы считаем, что необходимы реалистичные и открытые дебаты и обсуждения для достижения этой цели», — сказал он. Как отметил Болтон, Тегерану для урегулирования разногласий с Вашингтоном необходимо «войти в дверь, которую оставил для него открытой [американский президент] Дональд Трамп».  8 мая 2018 года Трамп объявил о выходе Вашингтона из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — сделки, которая была заключена в 2015 году и ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену санкций Совета Безопасности ООН и односторонних ограничительных мер США и Евросоюза. 8 мая 2019 года президент Ирана Хасан Роухани сообщил о приостановке исполнения части обязательств по СВПД. По его словам, Тегеран возобновит работы по обогащению урана и прекратит модернизацию реактора на тяжелой воде в Араке, если участники сделки не выполнят в течение 60 дней требования соглашения, в том числе в вопросах банковской сферы и торговли нефтью. То есть, если называть вещи своими именами, то в Вашингтоне хотят, чтобы Москва убедила Тегеран отказаться от планов реанимации своей ядерной программы с одновременным началом переговоров на американских условиях. Или, на худой конец, без всяких условий, что собственно сам факт тупиковости таких переговоров не отменяет, поскольку уже на них эти условия и будут выдвинуты. И соответственно, будут отвергнуты иранцами. В чем причина такой позиции Вашингтона и его готовности вести разговор с Москвой? Это очень прозаично и никакого отношения к глобальному улучшению отношений США с Россией не имеет. Вашингтон пришел к определенному выводу о том, что он не в состоянии воевать сейчас с Ираном по серьезному, не ставя под угрозу глобальные интересы нефтяного мирового рынка и жизни своих военных и гражданских по всему региону. Это не говоря уже о дестабилизации лояльных им режимов в регионе и постановки под угрозу  присутствие американских военных в регионе в условиях латентной террористической войны. При этом охранять логистические морские пути доставки нефти США не хотят: они собственно вообще не хотят платить за гарантии безопасности своих союзников в регионе, а предлагают им это делать самим, оплачивая присутствие американских войск в их странах. Президент США Дональд Трамп заявил, что его страна экономически не заинтересована в охране судоходства в Ормузском проливе, через который на мировой рынок доставляется большая часть ближневосточной нефти, поскольку Соединенные Штаты сами стали крупным производителем этого сырья. Об этом он написал в понедельник на своей личной странице в «Твиттере». На фоне роста напряженности между США и Ираном, в том числе в районе Персидского залива и Ормузского пролива, Трамп заявил, что охраной своих нефтяных танкеров в этом районе мира должны заниматься Китай, Япония и другие страны, зависящие от поставок нефти с Ближнего Востока. Американский лидер вновь заявил, что целью политики США в отношении Ирана являются недопущение создания этой страной ядерного оружия и прекращения поддержки терроризма, в которой Вашингтон обвиняет Тегеран. «Китай получает 91% своей нефти из [Ормузского] пролива, Япония — 62% и многие другие страны точно так же, — написал президент США. — Так что мы охраняем судоходные пути для других стран (много лет) за нулевую компенсацию! Все эти страны должны защищать свои суда на этом пути, который всегда был опасным». «Нам даже и не нужно там быть, потому что США недавно стали (с большим преимуществом) крупнейшим производителем энергоносителей во всем мире», — заявил Трамп. «Требование США к Ирану очень простое — никаких ядерных вооружений и прекращение спонсорской поддержки террора!», — добавил американский президент. Лукавит в данном случае Трамп: его очень волнует, что удары по танкерам поднимут цены на нефть высоко и надолго (а это ударит в любом случае по ценам на бензин и дизель в США), но вот только платить за это он не хочет. Но главное еще в одном аспекте. США не в состоянии иными путями, кроме прямого военного,  помешать в исчерпывающей степени возобновлению иранской ядерной программы и продолжению перманентных атак иранских прокси-групп как на  союзников США, так и на собственно американские цели. Если случится гибель американца в такой ситуации, или  начнется новый этап обогащения урана, то это просто вынудит Вашингтон применять военную силу. А Трамп этого не хочет по очень многим причинам, начиная с конъюктуры мирового нефтяного рынка и заканчивая своими интересами в рамках уже фактически начатой предвыборной кампании. В этой связи он пытается прибегнуть к помощи Москвы, или если еще грубее, то «таскать каштаны из огня российскими руками». В качестве утешительного приза американцы могут предложить не вводить санкции против госдолга России или выпустить еще пару тысяч беженцев из лагеря «Эр-Рукбан» в Сирии, которых после этого будут кормить-поить уже российские военные. Вот ровно все эти цели и обозначил Дж.Болтон.
  2. Сирийское досье также стоит сейчас в центре дискуссий. Если мы берем ремарку Н.Патрушева «о единстве позиций о том, какой хотят видеть страны Сирию в будущем», то спорить тут особо не о чем. Стороны действительно солидарны с точки зрения создания новой конституции и проведения выборов, а также сохранения Сирии в качестве единой страны. Вопрос в данном случае: кого стороны в итоге хотят видеть на посту президента и командующих силовым блоком в «единой и неделимой Сирии»? И именно этот вопрос делает все дискуссии на эту тему бесполезными, если мы не берем за основу капитуляцию какой-либо из переговаривающихся сейчас в Израиле сторон. Так как полный отказ от прежних позиций США и России (Израиль в данном контексте вообще не при чем, поскольку спрашивать его мнение о принципах формирования конституционного комитета в Сирии ни российская, ни американская сторона не будет. Израильское руководство волнуют более приземленные к вопросам национальной безопасности страны вопросы, о чем ниже) не предусматривается, то говорить о каких-то прорывных результатах в рамках этих консультаций не приходится по определению. То есть, ждать от США трансформации их нынешней позиции по вопросу ликвидации лагеря беженцев «Эр-Рукбан» (искренне не понимаем, почему это так важно Москве, которая вкладывает в эту тему массу средств и сил. Если речь идет о лагере вооруженной проамериканской  оппозиции там и соответственно группе американских инструкторов, то он будет продолжать функционировать вне зависимости от наличия там беженцев. И американцы там останутся, решение об этом уже принципиально в Вашингтоне принято), или силовой зачистке Идлиба, или по вопросам принципов формирования конституционного комитета, не стоит. Вообще в  связи с  этими консультациями  надо понять, что темы, которые волнуют американцев и израильтян в принципе расходятся, за исключением только темы иранского присутствия в Сирии.

Если мы берем американцев, то  в нынешних условиях будет обсуждаться вопрос все того же конституционного комитета, женевского и астанинского форматов переговоров, а также тема Идлиба. Касаясь первой темы, скажем, что основной вопрос в данном случае — это его количественный и качественный состав. Понятно, что США и их союзники в целом будут стараться протолкнуть в него наибольшее количество своих сторонников, дабы сформировать нужную им повестку дня этого органа. При этом их позиция выверенная и мотивируется демографическим составом населения: это по факту означает, что там должны доминировать сунниты вместе с курдами.  Такой вариант Москву устраивать не может по определению, отсюда и все эти дипломатические битвы.  Формирование эффективного международного формата по сирийскому урегулированию остается приоритетным направлением для ООН. Об этом заявил в среду 29 мая журналистам спецпосланник генсека ООН по Сирии Гейр Педерсен после закрытых консультаций Совета Безопасности по сирийскому урегулированию. «От Совета Безопасности исходит глубокая поддержка формированию консультативного комитета, мы пытаемся учредить эффективный международный формат в поддержку Женевского процесса и политического решения», — сказал он. Педерсен также сообщил, что конституционный комитет Сирии в скором времени должен начать работу. «Это вопрос политической воли», — сказал он. Ранее спецпосланник генсека по Сирии заявил, что Сирийский конституционный комитет может быть сформирован в течение лета 2019 года. Решение о создании конституционного комитета было принято на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи 30 января 2018 года.   В этой связи снова отметим, что российская дипломатия загнала себя сам в политический пат (зачем-то созвали этот Конгресс и выдвинули на нем эту инициативу), поскольку согласиться на вариант формирования ООН и Запада означает по факту закладку под режим в Дамаске мины замедленного действия.  Теперь Москва всячески маневрирует по этому вопросу.  Конституционный комитет Сирии может быть сформирован к концу текущего месяца. Такое мнение выразил в понедельник 10 июня в беседе с ТАСС научный руководитель Института востоковедения РАН, академик Виталий Наумкин на полях V Международного форума «Примаковские чтения».  «В целом возможно, что комитет будет сформирован к концу месяца, но работа ведется, противоречий много. Это трудные, тяжелые переговоры», — сказал эксперт, который ранее был советником предыдущего специального посланника генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. «Ведутся закрытые переговоры, сегодня так, завтра может быть иначе» — добавил он. Наумкин добавил, что со стороны сирийцев озвучивается желание перенести встречи по вопросу формирования комитета из Женевы в Дамаск. Рискнем в этой связи предположить, что он не будет сформирован даже в среднесрочной перспективе, не то что к концу этого месяца. Это маловероятно, если, конечно, Москва не хочет сама себе создать дополнительные проблемы.

То же самое касается и астанинского и женевского форматов. Американцы и ООН настаивают на приоритете последнего, а Москва старается сохранить Астану в качестве практически единственного дееспособного формата и прилагает максимум усилий для расширения числа его участников. Это разновекторные действия и никаких предпосылок к преодолению этих тенденций пока не видно. И нынешние консультации прогресса в этом вопросе вряд и добавят.  И конечно Идлиб. Тема сохранения там практически квази-государства  явно джихадистского толка делает бессмысленными все разговоры и консультации о создании конституционного комитета и проведения выборов. А сохранение этого оплота вооруженной оппозиции является одним из главных тезисов Вашингтона в рамках противостояния экспансии Москвы и Тегеран в Сирии. И пойти на его кардинальную зачистку для американцев означает очень серьезную уступку. К тому же публично о ней заявить, и делать что-то реальное на этом направлении — вещи разные.  США не ключевой игрок в Идлибе. Там таковыми являются турки и саудовцы, а их на нынешних консультациях нет.

Израильтян же волнует разворачивание в Сирии иранских пусковых ракетных установок и позиция Москвы по этому вопросу. Израиль, Россия и США придерживаются цели вывода всех иностранных военнослужащих, прибывших в Сирию после 2011 года. Об этом заявил во вторник 25 июля премьер-министр еврейского государства Биньямин Нетаньяху, открывая переговоры в формате РФ — США — Израиль по ситуации на Ближнем Востоке. «У нас одна общая цель — чтобы никакие иностранные силы, прибывшие в Сирию после 2011 года, там не оставались. Полагаю, общими усилиями мы сможем добиться этой цели, тем самым создав более стабильный Ближний Восток, по крайней мере в этой его части. Вывод всех иностранных войск будет благоприятен для России, США, Израиля и Сирии», — сказал он.  «Мы хотели бы обсудить конкретные способы достижения этой цели», — добавил Нетаньяху. Он подчеркнул, что вывод иностранных войск «жизненно важен» для успешного выполнения резолюции 2254 Совета Безопасности ООН по Сирии. По мнению премьера, переговоры в формате РФ — США — Израиль приближают «к миру, благополучию и безопасности» на Ближнем Востоке.  Израиль продолжит оказывать противодействие попыткам Ирана укрепиться в Сирии. Об этом заявил во вторник премьер-министр еврейского государства Биньямин Нетаньяху, открывая переговоры в формате РФ — США — Израиль по ситуации на Ближнем Востоке.  «Израиль действовал сотни раз, чтобы предотвратить укрепление иранских позиций в Сирии, — сказал он. — Израиль продолжит препятствовать Ирану в использовании соседних территорий для нападок на нас». Как уточнил Нетаньяху, Израиль препятствовал поставке «все более сложного вооружения» ливанской организации «Хизбалла» со стороны Ирана и не допускал «открытия второго фронта» на Голанских высотах. Израиль, защищая свои интересы в Сирии, никак не будет подвергать опасности российские войска. «Я хотел бы поблагодарить российское правительство и президента Владимира Путина за тесное сотрудничество с Израилем по созданию механизма деконфликтинга [в Сирии], — сказал он. — Я хотел бы заверить, что, защищая себя, мы не будем никак подвергать опасности российские силы». То есть, существует задача-максимум. Это вывод при содействии Москвы иранских сил из Сирии, что сделать нереально по целому ряду причин, начиная от чисто военных и до политических. И никакого прогресса на данном направлении в рамках нынешних консультаций ожидать не надо. Задача-минимум — получить у российской стороны гарантии того, что  российская ПВО не будет сбивать израильские самолеты в ходе нанесения ими превентивных ударов по иранским целям в Сирии. Это основная тема, которая может дать возможность Б.Нетаньяху продекламировать израильскому обществу  свою решимость без риска потерь. Хотя, если мы говорим о передаче оружия «Хизбалле», то для этого есть ливанский международный аэропорт. Каких-то иных серьезных тем на сирийском направлении между Израилем и Россией по большому счету просто нет.

43.66MB | MySQL:92 | 1,139sec