Израиль перед лицом ракетных обстрелов из сектора Газы: неизвлеченные уроки

Палестино-израильский конфликт уже на протяжении многих десятилетий является угрозой не только региональной, но и международной безопасности. Нынешний виток напряженности, который может в любой момент перерасти в полномасштабную войну, можно было предвидеть. К сожалению, несмотря на это, Израиль вновь оказался совершенно неподготовленным к происходящему. У правительства страны не только нет никакого внятного стратегического и даже оперативно-тактического ответа на обстрелы территории страны ракетами, но и службы тыла вновь – как и в городах севера Израиля в ходе войны против «Хизбаллы» в июле – августе прошлого года – демонстрируют вопиющую неготовность к тому, к чему они должны были быть готовы, что называется, по определению.

Положение в сфере безопасности на границе Израиля с сектором Газы за последние годы заметно ухудшилось, однако важно подчеркнуть, что это произошло не в одночасье. Так, в 2001 году из Газы по территории Государства Израиль в ходе пяти обстрелов были выпущены пять ракет, в 2002 году – около двадцати ракет в ходе семнадцати обстрелов, в 2003 – около сотни ракет в ходе восьмидесяти обстрелов, в 2004 – около 260 ракет в ходе 118 обстрелов (5 убитых, 46 раненых), в 2005 – около 270 ракет в ходе 123 обстрелов (3 убитых, 26 раненых). После вывода израильских сил и поселений ситуация стала значительно хуже. Прошлый год оказался рекордным: 1020 ракет были выпущены из сектора Газы по суверенной территории Государства Израиль в ходе 580 обстрелов (2 убитых, 36 раненых). Нынешняя эскалация не имеет прецедентов в прошлом по своим масштабам, но шесть с половиной лет обстрелов – вроде бы достаточный срок, чтобы выработать адекватные военные и политические ответы на вызов, бросаемый палестинскими террористическими организациями.

К сожалению, эти ответы так и не были найдены израильским руководством. В Сдероте до сих пор находится дом Амира Переца – нынешнего министра обороны Израиля, политическая карьера которого началась как раз с поста мэра Сдерота (он был избран на этот пост в 1983 году), однако армия не в состоянии предотвратить обстрелы города, в котором проживает глава военного ведомства. 17 мая выпущенная палестинцами ракета попала в сдеротскую синагогу «Охалей Синай» – это случилось вскоре после того, как город посетил глава правительства Эхуд Ольмерт. Днем позже в Сдероте побывал начальник Генерального штаба израильской армии Габи Ашкенази; во время его пребывания в городе разорвались две ракеты «касам».

Представляется, что сложившаяся ситуация демонстрирует вопиющую неспособность руководства Израиля просчитывать ситуацию, принимая во внимание вполне ожидаемые последствия тех или иных предпринимаемых им шагов.

Во-первых, проведя так называемое размежевание, израильское правительство не уделило должного внимания тому факту, что в раздробленной на два анклава (Западный берег Иордана и сектор Газы) Палестинской национальной администрации нет лидера, который способен контролировать происходящие процессы, в результате чего ПНА грозит распад, а в атмосфере всеобщего хаоса совершенно непонятно, с кем именно и о чем Израиль может вести какие бы то ни было переговоры, касающиеся обеспечения безопасности.

«Палестинская автономия – не государство, там нет лидера, который силой убеждения или оружия заставил бы всех подчиняться, – констатирует сейчас известный израильский военный аналитик Амир Орен. – Контроль над Западным берегом после операции «Защитная стена» [в апреле 2002 года] возложен на ЦАХАЛ. В секторе Газы нет израильской армии, и все стреляют друг в друга. Террористические организации и вооруженные «хамулы» воюют между собой и с центральной властью, которая давно уже не «центральная» и не «власть». Все они получают помощь извне и имеют столько оружия и боеприпасов, сколько захотят. Личные интересы довлеют над национальными, и некому вернуть их в нормальные пропорции. Это полуанархия, полуолигархия, вооруженная «касамами» и противотанковыми ракетами. В секторе Газы происходят массовые убийства, и Израиль не может сидеть, сложа руки… Распад палестинского общества на враждующие группировки обещает бесконечную войну, жертвами которой станут и палестинские, и израильские граждане»[1].

Можно ли было это предвидеть? Еще как: автор, например, писал об этом два с половиной года назад, в ноябре 2004 года: «Существуют веские основания предполагать, что после смерти Я. Арафата Газа и Западный берег превратятся в два обособленных анклава, в каждом из которых будет править свое политическое руководство. На сегодняшний день в арабо-мусульманском мире нет государств, части территорий которых были бы разделены другими политическими образованиями, что позволяет предположить возможность распада ПНА на два обособленных анклава. Следует принять во внимание и социально-демографические различия между этими территориями… Социально-экономическое положение в городах Западного берега, пусть и не блестящее, значительно лучше, чем в Газе, а уровень поддержки исламского радикального движения ХАМАС значительно ниже. Не менее важно и то, что силовые структуры, являющиеся, по сути, остовом Палестинской администрации, в Газе и на Западном берегу действуют совершенно обособлено, имея разное командование и опираясь на поддержку различных кланов. На протяжении всех последних одиннадцати лет Я. Арафат был единственным палестинским лидером, который воспринимался как высший авторитет как силовыми и гражданскими структурами на Западном берегу, так и в Газе. Весьма сомнительно, чтобы новоизбранный глава исполкома ООП, недавний премьер-министр ПНА Махмуд Аббас (Абу Мазен), фактически изгнанный из Газы по воле тогдашнего руководителя спецслужб сектора Мухаммеда Дахлана после подписания соглашения в Уай-плантейшн в 1998 году, сумеет утвердиться как признанный в секторе руководитель»[2]. Тогда же было подчеркнуто: «Американские иллюзии о том, что демократический процесс неизбежно приводит к власти умеренных политиков, с симпатией относящихся к ценностям свободы и либерализма, могут разбиться о жесткую реальность Западного берега и Газы, приведя к власти ХАМАС и «Исламский джихад» в ходе едва ли не самых демократичных на Ближнем Востоке выборов»[3]. К сожалению, в январе 2006 года именно это и произошло, прогноз сбылся полностью: исламистские радикалы выиграли выборы в ПНА. В изданной в мае 2006 года монографии«Почему провалилась “Дорожная карта”?» автор повторил прогноз о вероятном хаосе и полураспаде ПНА[4], отметив при этом: «В секторе Газа ХАМАС вполне может закрепиться, создав на крайне небольшой территории менее чем в четыреста квадратных километров едва ли не самый экстремистский город-государство на земле»[5]. Это и происходит буквально на наших глазах.

Во-вторых, израильское правительство само передало палестинцам контроль над территориями, с которых в настоящее время и происходят обстрелы израильских городов Сдерот и Ашкелон, хотя сравнительно небольшая корректировка пограничной линии в ходе так называемого размежевания могла предотвратить возникновение этой проблемы. Сейчас бывший министр обороны Израиля Моше Аренс констатирует: «Первую ошибку совершило еще правительство Шарона, когда решено было демонтировать расположенные на севере сектора Газы три поселения – Нисанит, Дугит и Алей-Синай. Именно развалины этих поселений стали пусковыми площадками, с которых террористы обстреливают Сдерот»[6].

Обидно констатировать, но и это было понятно заранее: например, еще в сентябре 2005 года в статье «Шаг на пути к миру? Израиль и арабский мир до и после реализации “плана размежевания”» было отмечено: «Учитывая, что уход из Газы обставлялся как «односторонний», и он заведомо не требовал согласия палестинского руководства, никак нельзя объяснить и оправдать тот факт, что правительство Израиля упустило возможность создать важнейший прецедент корректировки пограничной линии, сохранив за Израилем хотя бы поселения Дугит, Нисанит и Алей-Синай на севере сектора Газы, вместо этого механически вернувшись к “зеленой черте”»[7]. Механическое возвращение к линии прекращения огня, существовавшей в 1948–1967 годах, не только ухудшило положение Израиля в возможных будущих переговорах о статусе Западного берега, но и привело к резкому ухудшению ситуации в сфере безопасности в стране.

В-третьих, как и в ходе войны против «Хизбаллы» в июле – августе 2006 года, глава израильского оборонного ведомства выступает с претенциозными шапкозакидательскими заявлениями, которые раз за разом оказываются блефом чистой воды, ставя Израиль в крайне невыгодное положение на региональной и международной арене. В начале второй ливанской войны Амир Перец не нашел ничего лучшего, как пообещать на иврите лидеру «Хизбаллы» Хасану Насралле, что тот надолго запомнит его, Переца, имя. Это неуместное тщеславие дорого обошлось Израилю: война против радикальной шиитской организации, ставящей своей целью уничтожение еврейского государства, выиграна не была. 2 мая с.г. в ходе своего выступления в мечети «Саид аш-Шуада» в Бейруте, которое транслировал телеканал «Аль-Манар», шейх Хасан Насралла припомнил Амиру Перецу его оказавшиеся блефом угрозы: «Перец сказал: “Насралла никогда не забудет имя Амира Переца”. Я говорю: “Он был прав, я не забуду это имя. Я не забуду имени министра обороны, который дал нам возможность одержать блистательную победу над Израилем”» [8].

Говоря о катастрофической ситуации в сфере безопасности в его родном городе, Амир Перец вновь прибегает к демагогической риторике, за которой ничего не стоит: «Мы выберем подходящий момент, чтобы предпринять меры против тех, кто нападает на нас», «Ответный удар на ракетные обстрелы последует в подходящее время»[9], «Мы не раскрываем планов, пусть враг тешится иллюзией безнаказанности»[10] и так далее. Ежедневно читая в газетах о разногласиях в руководстве по поводу возможных путей действия в сложившейся ситуации, в результате чего заседания межминистерской комиссии по оборонным вопросам заканчиваются без принятия каких-либо решений, граждане Израиля практически неминуемо приходят к осознанию горького факта: военно-политический истеблишмент не раскрывает планов потому, что согласованных и внятных планов действий просто не существует. Часть членов правительства (например, А. Либерман) выступают за широкомасштабную сухопутную операцию в Газе, часть (Ш. Мофаз и А. Дихтер) – за ограниченное по своим масштабам сухопутное вторжение. Премьер-министр Э. Ольмерт, поддерживаемый новым начальником Генерального штаба Г. Ашкенази, предпочитает, чтобы проблемы решались силами ВВС. Министр иностранных дел Ц. Ливни выступает с идеей прорыть канал по линии границы между сектором Газы и Египтом, дабы боевики не могли рыть туннели, используемые для контрабанды оружия. А министра обороны (и, по совместительству, – главу партии Труда) А. Переца более всего другого волнуют внутрипартийные выборы, назначенные на 28 мая, которые он, согласно всем опросам, проиграет, причем с позором (опросы предвещают ему не более 15% голосов).

«Премьер-министр и его министр обороны склонны полагать, что у армии нет никаких мыслей по поводу того, что надо будет делать после повторной оккупации Газы. На протяжении какого времени нашим солдатам надо будет оставаться в этом районе? Что они будут делать? Кроме повторения единственной фразы “они будут бороться с терроризмом”, никто не в состоянии дать удовлетворительного ответа на эти вопросы», – справедливо отмечает один из ведущих израильских политических обозревателей Дан Маргалит[11]. В результате никаких решений по существу практически не принимается.

В-четвертых, как и в ходе второй ливанской войны, когда органы государственной власти молча взирали на массовую эвакуацию граждан из северных районов страны, на которые за месяц обрушились четыре тысячи ракет «Хизбаллы», так и сейчас не было подготовлено никаких планов эвакуации населения из подвергающегося ежедневным обстрелам Сдерота. В городах севера Израиля в ходе недавней войны обнаружилась крайняя нехватка оборудованных кондиционерами бомбоубежищ. Палаточный городок для вынужденных переселенцев из северных районов создал на свои личные средства бизнесмен и общественный деятель Аркадий Гайдамак – у органов государственной власти энергии и средств на это не нашлось.

В своей вышедшей в ноябре прошлого года книге о второй ливанской кампании я отмечал: «Израильский военно-политический истеблишмент уже провалил войну. В складывающихся условиях можно с большой степенью вероятности предположить, что будет провалена и “работа над ошибками”»[12]. К сожалению, так оно и случилось. В ответ на претензии государственного контролера М. Линденштрауса, касавшихся работы (а точнее, практического бездействия) службы тыла в ходе второй ливанской войны, начальник этой службы генерал Ицхак Гершон и премьер-министр Эхуд Ольмерт распространили многостраничные меморандумы, призванные продемонстрировать, что уроки извлечены и случившееся летом прошлого года больше не повторится[13]. Однако ситуация, сложившаяся вокруг одного небольшого городка – Сдерота, полностью опровергает сии победные реляции. Никаких альтернативных мест жительства для эвакуируемых не подготовлено, палаточный городок для них вновь на свои средства создает Аркадий Гайдамак при враждебном равнодушии органов государственной власти, представители которых – во главе лично с премьер-министром – имеют наглость заявлять, что эвакуация не готовилась и не проводится потому, чтобы боевики палестинских террористических организаций не чувствовали себя победителями. Под давлением канцелярии главы правительства муниципалитет Иерусалима отверг проект создания палаточного городка для эвакуируемых жителей Сдерота в столичном парке Ган Сакер[14]. Жителям предлагается остаться в интенсивно обстреливаемом городе, авось, дескать, пронесет. Ситуация была особенно скандальной 17 мая, когда сотни жителей Сдерота, рискуя своей жизнью, ждали автобусов, которые должны были доставить их на отдых в центральном районе Израиля. Ожидание заняло весь день, во время которого люди находились на открытом пространстве, вдали от бомбоубежищ. С остановки в Сдероте отъехали восемь переполненных автобусов, которые не смогли вместить всех желающих. Больше в тот день обещанных автобусов не видели. Как сообщалось в газете «Маарив», причиной этого стали разногласия между министром обороны Амиром Перецем и главой правительства Эхудом Ольмертом: они не смогли прийти к единому мнению в вопросе об автобусах, на которых жители обстреливаемого города должны были уехать на несколько дней в более спокойное место[15].

Все началось в среду вечером, несколько часов спустя после того, как Гайдамак прислал десятки автобусов для эвакуации жителей, а министр обороны увидел это по телевизору. Амир Перец позвонил мэру Сдерота Эли Моялю. По словам мэра, министр обороны сообщил, что он может предоставить 4200 мест отдыха для тех, кто просил выехать из города на несколько дней. «Мы сразу же передали сообщение в прессу, – рассказал Э. Мояль. – Министр обороны сказал мне, что сможет уехать каждый, кто захочет. При мне заместитель генерального директора Министерства обороны заказал 100 автобусов. Мы сразу же выделили для составления списков отъезжающих четырех сотрудников и три телефонные линии». Отъезжающим сообщили, что автобусы будут их ждать возле городского бассейна. Как было сказано, в случае обстрела на открытой площадке перед бассейном укрыться негде. «После того

как отъехал восьмой автобус, прибытие автобусов прекратилось, – рассказывает Эли Мояль. – Я был в своем кабинете, когда ко мне ворвались десятки разгневанных людей. Насколько я понимаю, причина срыва мероприятия состоит в том, что нет никакой согласованности в работе Министерства обороны и Министерства главы правительства. Из разговора с Ольмертом я понял, что ему не понравилось решение оборонного ведомства»[16]. Жители Сдерота и прочих районов, прилегающих к сектору Газы, ежедневно подвергаются смертельной опасности. Граждане, проживающие фактически в прифронтовой полосе, до сих пор не обеспечены в достаточной мере надежными укрытиями. Решение о строительстве ускоренными темпами большого числа бомбоубежищ в Сдероте было принято правительством только 20 мая, решение же об оснащении Ашкелона системой раннего оповещения не принято до сих пор!

Все происходящее в Сдероте и вокруг него свидетельствует о системном кризисе израильского военно-политического руководства, причем масштабы его таковы, что они в средне- и долгосрочной перспективе представляют собой стратегическую угрозу безопасности еврейского государства.

1. Амир Орен. В секторе Газы говорить не с кем, но воевать – тоже // «Ха’арец» [«Страна»], 22 мая 2007 г. [на иврите].

2. Алек Эпштейн. Что ждет Палестинскую администрацию? // «Еврейские новости» (Москва), № 43 (115), 18 ноября 2004 г., с. 8.

3. Там же.

4. Алек Эпштейн. Почему провалилась “Дорожная карта”? — М.: Институт Ближнего Востока, 2006, с. 69.

5. Там же, с. 71.

6. Моше Аренс. Воевать надо на территории противника // «Ха’арец» [«Страна»], 21 мая 2007 г. [на иврите].

7. Алек Эпштейн и Григорий Меламедов. Шаг на пути к миру? Израиль и арабский мир до и после реализации “плана размежевания” // «Вести» – общественно-политическое приложение, 22 сентября 2005 г., с. 20–21.

8. Хасан Насралла: «Не забуду имя Переца, принесшего нам победу» // Сообщение информационного агентства«Newsru.co.il», 2 мая 2007 г.

9. «Амир Перец: Ответный удар на ракетные обстрелы последует в подходящее время» // Сообщение информационного агентства «Newsru.co.il», 7 мая 2007 г.

10. «Амир Перец: Мы не раскрываем планов» // Сообщение информационного агентства «Newsru.co.il», 13 мая 2007 г.

11. Цитируется по: Serge Dumont. Israël doit-il réoccuper la bande de Gaza? [Серж Дюмон, «Должен ли Израиль вновь оккупировать Газу?»] // «Le Temps», 23 мая 2007 г.

12. Алек Эпштейн. Израильская война против “Хезболлы”. — М.: Институт Ближнего Востока, 2006, с. 91.

13. См.: Алек Эпштейн. Высшее политическое руководство Израиля в борьбе за политическое выживание». — М.: Институт Ближнего Востока, 19 марта 2007 г.

14. «Завтра палаточный городок Гайдамака примет первых гостей из Сдерота» // Сообщение информационного агентства «Newsru.co.il», 23 мая 2007 г.

15. Альмог Бокер. Перец заказывает автобусы для жителей Сдерота, Ольмерт отменяет // «Маарив», 20 мая 2007 г. [на иврите].

16. Цитируется там же.

49.5MB | MySQL:112 | 0,887sec