О тактике «Хизбаллы» в условиях санкций. Часть 2

Доходы движения «Хизбалла» складываются из нескольких источников. Во-первых, это прямая финансовая помощь из Ирана по государственной линии. Во-вторых, финансовое содействие, оказываемое по линии иранских исламских фондов (боньядов), контролируемых в конечном итоге верховным лидером ИРИ Али Хаменеи. В-третьих, пожертвования со стороны обеспеченных шиитов (хумс, пятая доля дохода). В-четвертых, прибыли сети компаний и организаций, занимающихся бизнесом за рубежом: на Ближнем Востоке, в странах Европы, в Африке и Латинской Америке. Движение «Хизбалла» не занимается банковским бизнесом и деятельностью в сфере недвижимости в самом Ливане по рекомендации из Ирана, так как такая коммерция может сделать ее уязвимой перед возможными американскими санкциями. По мнению ливанских экспертов, ежегодная финансовая помощь из Ирана составляет около 700 млн долларов. В настоящее время в связи с тяжелой экономической ситуацией в самом Иране она сократилась до 350 млн. Это вынуждает движение сокращать зарплаты и финансовую помощь своим шиитским сторонникам. По некоторым данным боевики «Хизбаллы» до недавнего времени получали до 1000 долларов в месяц. Семьи погибших шахидов получали  до 500 долларов, а гражданские лица, задействованные в различных проектах – до 300 долларов. Теперь две последние категории рискуют столкнуться с сокращением доходов.

Что касается зарубежной бизнес-империи «Хизбаллы», то американские власти давно ведут против нее настоящую войну. Считается, что наибольшие доходы движению приносит деятельность ливанских бизнесменов в Африке. Еще в мае 2003 года Бельгийским управлением по расследованию экономических преступлений было инициировано расследование в отношении компании Soafrimex, контролируемой бизнесменом Касемом Таджиддином по обвинении в «уклонении от налогов, отмывании денег и торговле алмазами сомнительного происхождения на сумму в десятки миллионов долларов». Эти алмазы шли в основном из Демократической Республики Конго (ДРК). В Бельгии были заморожены счета этой компании, в ее офисе в Антверпене были произведены обыски.

В декабре 2010 года Министерство финансов США объявило санкции против двух братьев К.Таджиддина – Али и Хусейна, охарактеризовав их как «двух ключевых финансистов «Хизбаллы» в Африке». Деятельность их компаний охватывала ДРК, Анголу, Гамбию, Сьерра-Леоне, Британские Виргинские острова и Ливан. Согласно утверждениям американской администрации, Али Таджиддин, будучи бывшим полевым командиром «Хизбаллы», перечислял движение значительные суммы (более одного миллиона за один раз) в наличности. В марте 2017 года сам Касем Таджиддин (двойной гражданин Ливана и Сьерра-Леоне) был арестован в Марокко. В мае 2018 года Министерство финансов США ввело санкции против другого крупного предпринимателя, связанного с «Хизбаллой» — Мухаммеда Ибрагима Баззи и пяти компаний, которые он контролирует. Например, компания Global Trading Group NV занимается поставкой нефтепродуктов, сервисной и инжиниринговой деятельностью в Сьерра-Леоне, Гамбии, Кот д’ Ивуаре и Бенине. Компания Euro African Group LTD, генеральным директором которой является Баззи, является эксклюзивным поставщиком нефтепродуктов в Гамбию с 2003 года.

В Латинской Америке коммерческие сети, близкие к «Хизбалле», по мнению американских экспертов, функционируют в Бразилии, Парагвае, Чили, Венесуэле и на Кубе. В парагвайском городе Сьюдад дель Эсте на стыке границ этой страны с Аргентиной и Бразилией расположена свободная зона с многочисленными торговыми центрами, где присутствуют и ливанские бизнесмены. В мае 2018 года за отмывание денег и уход от налогов здесь были арестованы ливанский бизнесмен Мухаммед Надер Фархат и его компаньон из Тайваня У Пэй Ву. Однако наиболее выпуклым примером американских гонений на ливанских бизнесменов из Ливана в этом регионе является дело Асада Ахмеда Бараката. А.Баракат переехал в Парагвай из Ливана в 1985 году, спасаясь от гражданской войны. В то время Парагвай был одним из немногих государств, выдававших визы ливанцам. Обосновавшись в Сьюдад дель Эсте, он выстроил здесь солидный бизнес. В 2002 году он был первый раз арестован по обвинению в отмывании денег, торговле наркотиками и даже поставках оружия «Хизбалле», но доказать удалось только уклонение от налогов, за что он провел в тюрьме пять лет. В сентябре 2018 года он вновь был арестован бразильской полицией. Впрочем, его коллеги по бизнесу из ливанской диаспоры считают, что Баракат никогда не занимался политикой и уж, тем более, не был теневым финансистом «Хизбаллы», а пострадал от своих конкурентов по игорному бизнесу, которые его «заказали» бразильской прокуратуре. В Венесуэле американцы считают главным партнером «Хизбаллы» политика арабского происхождения, бывшего вице-президента Тарика Эль-Айссами, против которого в 2017 году были введены санкции по обвинению в наркоторговле и отмывании денег.

Одним из новых моментов является то, что ранее при введении санкций проводилось различие между политическим и военным крылом «Хизбаллы». Если первое всегда подвергалось санкциям, то к второму, в Европе, например, применялся более мягкий подход. В настоящее время Вашингтон настаивает на том, чтобы блокировать всех политиков и бизнесменов, связанных с «Хизбаллой». Так 9 июля с.г. были введены санкции против трех депутатов парламента Ливана от этой партии: Мухаммеда Раада (многолетний руководитель фракции этой партии в высшем законодательном органе Ливана), депутата парламента от Бейрута Амина Шерри и руководителя службы безопасности «Хизбаллы» Вафика Сафа. Все это не может не вызвать беспокойства в Ливане, оказавшемся «между американским молотом и иранской наковальней».

Между тем, в самом Ливане в связи с усугубившимся экономическим кризисом проявляется беспокойством возможностью того, что американские санкции против «Хизбаллы» затронут банковскую систему Ливана. В настоящее время финансовая ситуация Ливана внушает большие опасения. Государственный долг Ливана составляет 80 млрд долларов или 160% ВВП. Перспективы экономического роста в стране также не внушают оптимизма. По словам президента Banque du Liban Рияда Саляме, рост ВВП Ливана в 2019 году составит 0%.  Справляться с государственным долгом позволяют резервы Banque du Liban (Центробанк) объемом в 40 млрд долларов, а также золотые запасы страны в 12 млрд долларов. Благодаря умелой политике Центробанка удается поддерживать стабильный обменный курс ливанского фунта по отношению к доллару США. Вместе с тем, ливанские деловые круги опасаются, что американские санкции могут затронуть ливанский банковский сектор. В условиях, когда его наполнение обеспечивается финансовыми потоками от ливанской диаспоры за рубежом, закрытие финансовых каналов может означать крах многих банков и других финансовых институтов. Хотя президент США Дональд Трамп через госсекретаря Майка Помпео заверил правительство Ливана в том, что никаких санкций против этого ближневосточного государства не планируется, эти опасения широко распространены среди ливанских бизнесменов и экспертов. Директор Института Леванта Сами Надер отмечает, что ««Хизбалла» может быть использована американцами для увеличения давления на Иран. В то же время и иранцы могут использовать эту ливанскую партию для того, чтобы с помощью ее действий побудить к снижению санкционного давления». В этой связи ливанский эксперт приводит параллели с ситуацией 2006 года. Война с Израилем в то время похоронила надежды на масштабный рост ливанской экономики. Рост ВВП в 2006 и последующих годах планировался на уровне 5%, но был сорван вооруженным конфликтом. Надер отмечает, что нынешняя экономическая ситуация еще хуже, чем в 2006 году по таким критериям как ликвидность, платежный баланс, бюджетный дефицит и снижение роста ВВП. По словам профессора экономики Ливанского университета Гази Вазни, прямые иностранные инвестиции по сравнению с 2010 годом упали на 45%. Доходы от туризма, достигавшие в 2012 году 10 млрд долларов, в настоящее время составляют 6 млрд. Рост банковского сектора, составлявший еще недавно 7-8% в год в настоящее время недотягивает до 3%.

В этих условиях двумя выходами из экономического болота для Ливана являются эксплуатация месторождений природного газа с последующим экспортом и участие ливанских компаний и банков прямо или опосредованно в восстановлении сирийской экономики. Бенефициарами от этих проектов при определенных условиях могут стать все политические силы Ливана, в том числе движение «Хизбалла».

44.85MB | MySQL:119 | 1,079sec